Боясь бояться

Она увидела его на объекте, куда её послали, как корреспондента по всяким скандальным и прискорбным происшествиям. Нельзя сказать, чтобы ей нравилась эта специализация, но…

 

Зарплату получать надо, платить за квартиру надо? А ещё и кушать, одежду покупать. И, желательно, красивую. Потому как, личную жизнь надо устраивать. И за всеми этими невесёлыми мыслями, она стояла и говорила на диктофон, а фотограф снимал…

А пожарные вытаскивали из горящей высотки жильцов, упрямо не желавших расставаться с нажитым. Тащили всё, что успели захватить, а пожарные ругались и обещали бросить всё это, предоставив их своей судьбе.

Что, естественно, не попало в подготовку к статье и на фото. Все были заняты своим. А погорельцам, тем более, дела не было до мальчишки, прыгавшего возле мамы и папы, с ужасом смотрящих, как сгорает их квартира.

Он кричал и плакал. Ведь там осталась его любимая кошка и её котёнок. Пожарные подходили узнать, почему ребёнок так кричит и… отходили, разведя руками. Лезть из-за кошки в уже пылавший, как спичка, дом, никому не хотелось. Все считали это дело безнадёжным, и рисковать жизнью из-за этого было бессмысленно.

Поэтому, никто и не заметил мужчину средних лет, поливавшего слегка обгоревший плед водой из бутылок. Потом он оторвал кусок рубашки и, тоже смочив его, обмотал вокруг головы, оставив открытыми только глаза, а после этого…

Побежал в подъезд. Полиция и несколько пожарных рванули за ним с криками, но он уже скрылся в клубах дыма. Полиция немедленно отступила, а пожарные переглядывались, решая, кому рискнуть.

Ведь это был практически – приговор. И пока они колебались, кому идти в огонь, мужчина выскочил из подъезда, весь дымясь и чихая. А на руках у него были кошка с котёнком.

источник фото: kiviana.ru
Мальчик, задыхаясь от слёз, подбежал и схватил свои хвостатые сокровища, а героя приняла скорая. Его положили на носилки, подключили кислород и машина, завывая дурным голосом, умчалась в направлении больницы.

Ушла и корреспондент с фотографом. Тот был в восторге от снимков, а вот ей было нечего написать о произошедшем. Потому что перед этим следовало выяснить всё о человеке, бросившемся в огонь.

Именно так она и оказалась на следующий день в больничной палате, где не застала мужчину. Зато нашла его на пожарной лестнице, где он курил секретно возле открытого окна.

Она представилась и попросила его рассказать немного о себе. Он посмотрел на неё тяжелым взглядом. И, отойдя от окна, достал новую сигарету и присел на ступеньки.

— Я расскажу вам всю правду, — сказал он, — если вы пообещаете не писать обо мне статью.

Она села рядом и ответила:

— Я подумаю. Что-то мне, всё же, придётся написать. Такая у меня работа. Итак…

— Я трус, — начал он. — Всю свою жизнь я боялся. В школе я боялся более сильных мальчишек и учителей. В университете я боялся вылететь и огорчить родителей. А мимо неприятностей, возникавших на улице или у знакомых, я пытался протиснуться бочком.

В общем, гаденькое чувство оставалось после у меня в душе. Я понимал, что поступаю ужасно, но самое главное случилось на последнем курсе университета…

В общежитии случился пожар. Студенты напились и что-то забыли выключить. Я стоял внизу и смотрел, как мои знакомые, друзья и просто ребята, выпрыгивают из окон, и не мог сдвинуться с места. Многие помогали им, пока не приехала пожарная команда, а я боялся… Я боялся подойти близко, а потом…

Я увидел в окне её. Это была моя первая любовь. Она держала на руках кошку. Она могла выбежать раньше, но ловила её. Не хотела оставить в огне…. Девушка видела меня и кричала что-то. Она махала мне свободной рукой, но я… Испугался и не подошел ближе, а потом… Она исчезла в клубах дыма и пламени.

Я неделю не мог прийти в себя. А когда пришел на занятия, что-то изменилось во мне. Нет, я не перестал бояться. Я был всё тем же трусом, но…

Я стал бояться бояться ещё больше, чем всего остального. С тех пор меня и прозвали – Дон Кишот.

Я перестал молчать и мог выступить против всех. Моё мнение стало самым главным. А те, кого начальство пыталось прижать, автоматически становились моими самыми близкими друзьями.

А кошек с тех пор я всегда и везде подкармливаю, несмотря на ненависть начальства и скандалы с соседями, но… Самое неприятное, что я делаю это не потому, что считаю правильным и хочу… Нет. Я это делаю, потому что боюсь, что все увидят, что мне просто страшно не сделать это…

Он помолчал несколько времени. А потом добавил:

— Я всё вам рассказал. И надеюсь на вашу скромность и понимание. Не пишите обо мне.

— Я подумаю, — ответила она, встала и ушла.

У неё в душе царил самый настоящий кавардак. Ну, скажите ради Бога, дамы и господа, это что ещё такое — боюсь бояться?! Как это понять и что об этом написать?

И она решила пойти к нему на работу и поговорить с его коллегами и начальством.

Узнав о её прибытии, на большом заводе начался переполох. Никто не знал, что она собирается писать, и начальство взяло её в оборот. Ей показывали самое лучшее, водили по примерным цехам, и передовики рассказывали ей, как они счастливы и довольны всем. А маленькие начальники, раздувшись от важности, вещали, что они с рабочими – одна семья.

И когда ей казалось уже, что её скоро стошнит от всего этого, всё закончилось, и её привели в кабинет к зам директора, чтобы показать, как проходит планёрка. Там были все большие начальники и представители профсоюза.

Все рапортовали, как в армии, а она задала один единственный вопрос:

— А ведь я слышала, у вас тут есть те, кто, несмотря на запрет, подкармливает бездомных кошек…

И тут началась буря. Ей объясняли все разом, что бережное отношение к животным – это основа, И что есть специальная команда, которая отлавливает четвероногих, стерилизует их и выпускает подальше от предприятия.

— И что они там едят? — спросила она.

И тут наступила тишина. А профсоюзный деятель попытался объяснить ей, что они не могут заниматься ещё и котами. Итак проблем хватает.

— Но ведь есть нарушители? — поинтересовалась она. — Те, кто нарушает ваши распоряжения?

— Ну, вот, — вздохнул зам по кадрам. — Я так и знал. О Дон Кишоте уже и в газете знают. Есть тут у нас один такой… Непробиваемый. Мы ему объясняли, штрафовали, от работы на неделю отстраняли. А он за своё. Воюет! Придётся, наверное, уволить…

И тут под столом проф деятель изо всей силы пнул ногой начальника так, что тот поперхнулся и немедленно поправился:

— В смысле, взять на поруки! Так сказать, помочь ему…

А посмотрев на корреспондента добавил:

— Да и пусть себе кормит, в конце концов. Правильно я говорю?

И все начальники, за минуту до этого поддерживавшие идею уволить Дон Кишота, немедленно согласились с тем, что надо ему помочь. И даже собрались сделать кормушки.

А через пару дней, вечером, она сидела на скамейке и ждала мужчину, которого как раз выписали из больницы, и он должен был прийти домой. Ведь больница была всего в десяти минутах пешком.

Когда он подошел поближе и уже узнал её, то улыбнулся и приветливо помахал рукой. Она встала, подошла поближе и развернула большой свёрток из махрового полотенца.

Он всплеснул руками и восхищённо закричал:

— Прелесть какая! Это вы мне в подарок? Ох, как же я рад!

И он выхватил из её рук малюсенького, бездомного котёнка, которого она недавно подобрала на улице. Не оглядываясь, он поспешил домой, а она подняла голову вверх и сказала кому-то:

-И почему я нисколько не сомневалась в этом?

А потом пошла за ним…

На следующий день она позвонила и сообщила ему, что у её родителей золотая свадьба, и он приглашен в ресторан. Они сняли весь зал и после её рассказа о нём хотят познакомиться.

Он пришел. И долго смущался и мялся за столом, пытаясь сообразить, какой вилкой что едят. А её подруги, наслышанные о его поступке на пожаре и спасении кошки и котёнка, всё пытались пригласить его потанцевать. И в выгодном свете предъявляли ему свои декольте…

Но она взяла его за руку, и он пошел танцевать с ней. А её родители сидели тихонько во главе стола и смотрели на них.

— Ну вот, видишь, — сказал отец. — А ты говорила, не надо так тратиться и снимать весь зал. Разве дочкино счастье не стоит этих денег?

— Ну, дай Бог! — ответила его жена. — По всему видно — хороший человек. Трус и пустышка в огонь за кошкой не полезет.

— Вот, вот! — согласился её муж. — И я о том же…

А Дон Кишот и корреспондентка танцевали, не обращая ни на кого внимания. Им было хорошо.

 

И он даже почему-то не боялся. Может потому, что привык бояться бояться. А может — потому что любовь.

А дома их ждал маленький, серый котёнок с набитым вкусной курятиной пузиком. Он спал на большой кровати. И ничего, что скоро ему предстояло потесниться. Ведь теперь на этой кровати их будет трое…

Пока…

Автор ОЛЕГ БОНДАРЕНКО

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.53MB | MySQL:83 | 0,477sec