Будешь знать, Нинка, как маленьких, да слабых обижать.

-Тёть Маш, отпусти, больно же! Да ты что творишь- то, совсем уже, что -ли? Отпусти ухо, кому говорю! Да тёть Маша, пусти пожалуйста! Стыдно, люди же смотрят.

-А ты кричи громче, может кто за тебя заступится. Кричи, кричи, Нинка, может и директорша к тебе на выручку придет. Больно тебе? Больно , спрашиваю? То- то же. А сейчас еще больнее будет. Шевелись, Нинка, шевелись, да спасибо скажи, что я одна пришла, без деда. Уж как порывался он со мной идти, да не пустила я его, сама я тобой разберусь, бесстыжая ты, бессовестная. Тебе главное дело больно, а детям, что ты за уши таскаешь думаешь приятно? И ведь ладно бы за дело, а то смотри-ка, что удумала! Заступница сыскалась! Я тебе покажу, я тебе устрою, будешь знать, как детей чужих , маленьких да слабых обижать! -Тётя Маша, пожилая женщина, невысокого роста, немного пухлого телосложения ловко поднималась по школьной лестнице, держа за ухо повариху, которая была выше её головы на две, и шире ровно вполовину.

-А ну, ребятишки, айда- ка следом те, кого Нинка за ухо таскала незаслуженно. Вот дойдем сейчас до директора, да каждый из вас её по разу за ухо- то и потреплет. Что, Нинка, стыдно тебе? Совесть глаза ест? А не стыдно было, когда девчонку ни за что перед всей школой за ухо таскала? Почто не стыдилась, когда ребятишки от тебя с горящими ушами бегали? Что глазки- то бегают у тебя? чует кошка, чьё сало съела? Ничего, Нинка, ничего, стыд- то он полезен для людей.

Под такие разговоры странная парочка в лице поварихи и тети Маши, бабушки одной из учениц сельской школы дошла до кабинета директора. Толпа любопытных ребятишек, не рискнув подойти поближе, встала поодаль, и с интересом наблюдала, что же будет дальше. Дети сразу поняли, в чем дело, и тихо радовались, наконец- то хоть кто-то даст отпор этой наглой и противной Нинке, которая взяла в привычку драть их, ребятишек, за уши. И больно, и обидно, и стыдно. А еще очень несправедливо, отчего обиднее вдвойне.

Тальменка. Пока делали пару фото, меня чуть не съели мошки

-Марья Васильна, вы что делаете? Немедленно отпустите Нину Палну, и объясните, что тут происходит? С чем связано ваше эффектное появление? Да отпустите вы её ухо, посмотрите, какое оно красное! Не дай Бог, еще отвалится сейчас.

-Не доросла она до Павловны- то! Как была Нинкой, так и осталась. Мария Васильевна выпустила Нинкино ухо, и брезгливо вытерла руку об носовой платок. А что у вас тут происходит, Надежда Дмитриевна, это я у вас спрашивать должна! Вот скажи мне, Надя, вы с дочкой моей вместе учились, ссорились- мирились, я, или мать твоя, хоть раз приходили чужим детям уши драть? Вот то- то же, это ребятишки, сами поругались, сами разберутся. Так кто вот её, -Мария кивком головы указала на Нинку, такими полномочиями наделил, что она стала всех ребятишек лупить, да за уши теребить только за то, что на Катеньку её смотрят косо? Что ты молчишь, Надежда? Что ты там блеешь? А ну, отвечай, как следует!

***

-Ирочка, дочка, что случилось? Ты плакала? Баба Маша с удивлением смотрела на свою внучку, обычно бойкую и разговорчивую девочку, которая сегодня быстро прошмыгнула в свою комнату, не сказав ни слова. Ты поругалась с кем, или кто обидел? Женщина зашла к девочке в комнату как раз в тот момент, когда та переодевалась.

-Ира, а что у тебя с ухом? А ну-ка, дай посмотрю. Да оно у тебя горит все! Что случилось?

-Ай, бабушка, не трогай, больно же! Все хорошо, ничего не случилось.

-Ира, расскажи, что случилось? Пойдем-ка, я обработаю.

Женщина аккуратно осматривала ухо внучки, и мысленно планировала, что она сделает с тем негодником, который чуть не оторвал её внучке ухо. Это надо же, что за детские шалости! Так тянуть ухо, что с внутренней стороны лопнула кожа. Это ведь не шутки! Ну я им задам, безобразники!

-Ира, ты знаешь , я никогда не вмешиваюсь в ваши дела, поругались- помиритесь, но тут дело серьезное, так и до беды недалеко, коли у вас такие игры пошли. Скажи мне, детка, кто это сделал. Поди Сашка? Или Вовка? От хулиганы! Ну я им задам! Нашли с кем сладить! Храбрецы, с девчонкой справились.

-Это не мальчики. Это Нинка -кривая, повариха наша.

-Нинка? Да ка же это? А за что она тебя? Ты натворила чего?

Нет, не натворила. Я с её Катькой поругалась. Катька меня обзывала сначала, потом ударила , а потом я её. А Катьку обижать нельзя, потому что она сразу матери жалуется, и Нинка потом всех без разбору за уши дерет. А я и не виноватая была, Катька сама на всех задирается, и дерется, только ей сдачи никто не дает, все Нинку боятся, а я дала сдачу.

Трудно в такое поверить, чтобы взрослый человек мог себе такое позволить. Нет, Мария знала, что её внучка старается всегда говорить правду, но то, что рассказала Ира, не укладывалось у женщины в голове. Что делать? Ехать в школу, беседовать с Нинкой? с директором? С классным руководителем? Нет, тут так просто правду не узнаешь. Мария посмотрела на часы- скоро придет школьный автобус, средние классы привезут. Пойти что-ли на остановку, с детьми поговорить? Уж все- то врать не будут, может что и прояснится.

***

Нинка и сама с детства обладала склочным характером, была вредна и задириста, а чуть что- жаловалась старшему брату, который был скор на расправу. Сколько детей, и мальчишек, и девчонок, плакало от тяжелой руки Кольки, не перечесть. Ниночка задирается, дерется, обзывается, но стоит кому- то дать ей сдачи- тут же на защиту встает старший брат, который и не разбирается, кто прав, а кто виноват, а сразу наказывает обидчика сестрёнки. До поры, до времени. Не у одной же Нины есть старший брат. Кто-то из ребят пожаловался на то, что взрослый парень лупит малышню, и с тех пор Колька присмирел.

Катеньку Нинка любила без меры, и очень сокрушалась, что в школе и защитить ребенка некому, как хорошо, когда есть старший брат, а вот Катюша в семье одна, не то, что брата, а и папы у девочки не было. Так повелось, что с первого класса Нинка, работающая в столовой поваром, каждую перемену бегала к своей доченьке, проверить, не обидел — ли кто, и если вдруг заставала девочку в слезах, то грозно ругала обидчика, отчитывая при всех. Почему молчала учительница- остается загадкой, только Катя со временем поняла, что мама всегда рядом, всегда поможет и спасет, и совсем распоясалась. Она смело задирала не только своих одноклассников, но и ребят постарше, а в случае опасности в виде сдачи тут же бежала жаловаться маме. Нинка тут же бросала работу, и бежала спасать дочь. Вскоре от брани Нинка перешла к более активным и, как ей казалось, действенным методам воздействия на детей, и стала драть им уши. Почему никто из детей ни разу не пожаловался на Нинку родителям- тоже большой вопрос, но я думаю, что большую роль тут играет то время, когда эти события происходили( 90-е годы)

В тот злополучный день у Катюши было плохое настроение, и , как назло, никто не хотел с ней связываться. Петя на обзывки не реагировал, Наташа молча отошла с прохода, когда Катя толкнула её, а Юля просто сделала вид, что ничего не произошло, и продолжила разговаривать с Ирой. Юля- то промолчала, а вот Ира за подругу заступилась, и попросила Катю к ним не лезть. Тогда Катя подошла к девочкам, и стала на них обзываться еще сильнее, а потом просто скинула с парты все учебники, и толкнула Иру. Девочка не ожидала этого, и ударилась спиной о спинку стула, а Катя, пока Ира не пришла в себя, стукнула ее кулаком в плечо. Тут уж бойкая третьеклашка не выдержала, и дала Кате сдачу. Казалось, Катерина только и ждала этого шага. С диким криком и слезами она выскочила в коридор, и, не прекращая орать, побежала к маме в столовую. Ей даже слезы изображать не пришлось, Ира ударила её довольно сильно, да и обида дала о себе знать.

-Мама, а Ирка меня ударила! Посмотри, как сильно! У меня теперь синяк будет! Аааааа! Катя так искренне заливалась слезами, что чуткое материнское сердце не выдержало, и Нинка рванула на разборки. Встретив Ирку в коридоре женщина не стала выяснять, кто тут прав, а кто виноват, а просто подошла, и схватив ее за ухо, стала его, это ухо выкручивать, да приговаривать:

-Вот тебе, вот. Будешь знать, как маленьких да слабых обижать! Ты за что Катюшку ударила? Такая большая, а дерешся! К слову, Ирка была но пол головы ниже Кати, маленькая и щуплая. Я тебе покажу, я тебя научу уму разуму, коли дома не воспитывают. Ишь ты, сиротка! Прикинулась несчастной, а сама руки распускаешь?

Учительница, которая шла в кабинет со звонком быстренько увела Нинку в сторону, что- то сердито ей сказала, и загнала ребят в кабинет. Поставив обеих девочек в угол и отчитав их, она начала вести урок.

***

Смотри у меня, Нинка! Если еще раз хоть что- то подобное услышу, пеняй на себя, ты меня знаешь. Я ить не посмотрю, что ты больше меня вымахала, сломаю дрын, да не по школе, а по улице тебя гнать буду до самого дома. И ухо твое тебе еще сказкой покажется.

 

Надо ли говорить, что после того случая и Катя, и Нинка присмирели? Катя какое- то время ходила тише воды, ниже травы, а Нинка, приходя на работу, заходила в столовую через запасной вход, и за весь день помещение пищеблока не покидала. Зато 3 деревни долго еще смеялись над Нинкой, ведь ребятишки в красках описали, как баба Маша водила Нинку по школе, держа за ухо.

Конечно, детские ссоры никуда не делись, но Нинка больше за Катю не заступалась, сами поссорились, сами помирятся. Наверное, хватило женщине такого простого урока на всю жизнь.

P/S. У Иры не было мамы, папа был на заработках, поэтому девочка жила у бабушки. Школа была одна на 3 деревни, и учеников возили в школу на автобусе. А принцип бабушки Маши не вмешиваться в детские ссоры я считаю очень даже правильным. Меня и саму так воспитывали. Моя бабушка всегда говорила- вы поругались, через 5 минут помирились, а мы, родители, волком друг на друга смотреть будем, поругаемся всерьез и надолго.

Баба Маша просто приучала внучку не жаловаться по пустякам, и учиться разрешать конфликты самостоятельно. Женщина и подумать не могла, что взрослый человек, женщина, мать, способна на такое, и может так себя вести. История абсолютно реальна, как и написано выше, произошла в 90-х годах в одной небольшой сельской школе.

И вот что я думаю: Случись что- то подобное сейчас, дети быстро бы пожаловались, и все эти Нинкины выкрутасы закончились бы на первом же случае. Родители бы сразу ей накрутили, и не только уши. Да, круговая порука и все такое, ее никто не отменял, но почему ни учителя, ни директор не пресекли всё это безобразие от взрослой женщины? Да и дети? Почему они молчали? Потому, что маленькие? Старшие- то классы все равно бы отпор дали. или может все от того, что в то время еще действовало правило- учитель всегда прав? А где учитель, там и повар, работает же в школе. Не знаю даже, если честно.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.58MB | MySQL:81 | 0,428sec