— Да вы бы еще и папу привели! Случай из школьной жизни…

Санька стоял у окна и грустно смотрел в темное окно со своего пятого этажа. Одиннадцатилетний мальчишка не знал, как ему жить дальше. Всегда спокойный, ласковый и жизнерадостный, он вдруг стал изгоем в…своем классе. Я уже рассказывала, как его заставили сдавать экзамены сразу после тяжелой операции, чтобы перевести в пятый класс. В пятый класс его зачислили, в обычный класс, не в математический – да оно и к лучшему. Классная руководительница была очень неплохим человеком и учителем. Дети ее любили, родители уважали. А я Валентину знала еще по работе в райкоме комсомола. А вот с учителем немецкого языка что-то пошло не так.

У Сашки была хорошая память. Все задания по иностранному языку он выполнял прилежно. У меня в это время было достаточно времени заниматься с ребенком – я была в очередной раз сокращена вместе с ликвидацией своей газеты. Немецкий язык я знала прекрасно. Не свободно, конечно, но университетская «пятерка» по языку на филологическом факультете о чем-то говорит. Поэтому занималась с ребенком с удовольствием. У него была тетрадь формата А4 на 86 листов, где он выполнял все задания – грамматические, делал переводы и писал сочинения. Но каждый раз возвращался из школы со слезами. Каждый раз и за классную и за домашнюю работу учитель ставил жирную двойку, а то и просто кол. При этом никаких подчеркиваний, перечеркиваний и исправлений красными чернилами не было. Просто кол и запись «Не работал». Поначалу я пыталась разобраться с сыном.

— Может быть, ты тетрадь не показал? – А сама думаю, как не показал, если в тетради стоит оценка.

— Может быть, ты не ответил на устные вопросы?

В общем, как обычно, искала изъяны в собственном ребенке. Кроме того, сын рассказывал, что учитель мог запросто выставить его за дверь, при этом высмеивая его при всем классе.

Каждый раз мы с ним с еще большим усердием разбирали новые темы, заучивали новые слова, выполняя и перевыполняя «план-задание», читали с выражением и делали перевод, осмысливая каждую фразу, но ничего не менялось. В конце концов в дневнике появилась запись учителя, где он написал:

— Языком не занимается. Задания не выполняет. На уроках не работает.

Опять с пристрастием перелистала тетрадь. Из 86 листов – 42 были заполнены письменными заданиями. На календаре только 17 октября. За полтора месяца сын исписал 42 листа тетради формата А 4 и он не работает?

Я бы, может, еще пыталась налегать на сына в плане учебы, если бы не увидела, как он, в отчаянье глядя в окно, не проронил фразу, которая меня просто подбросила:

— Я не понимаю, что происходит. Я не хочу так жить!

Вот тут-то меня пробрало! На следующий день я, прихватив тетрадь, отправилась к директору школы. Директор знала меня не только как родительницу, но и как журналиста, приняла меня хорошо, с пониманием выслушала. И сказала то, что и могла сказать:

— Учитель утверждает, что он не работает.

Я положила на стол директора тетрадь с заданиями, где не было никаких исправлений и только жирные двойки и колы в конце каждого задания.

— А кто же тогда работает? 42 страницы за полтора месяца обучения – это совсем ничто?

Она промолчала. Потом развела руками:

— Мы уже отправляли на урок нашего завуча, чтобы она сама могла дать оценку.

— И что? – я замерла в ожидании ответа. Ответа не последовало. Директор вздохнула и опять развела руками. Значит, ситуация известна в школе, если уж и завуча на урок отправляли.

— Да в чем же дело? – не выдержала я. – Если директор не может разобраться, то как ребенку все это понять?

Одним словом, разговора, как такового, с директором не получилось. Она лишь вздыхала и разводила руками.

А ларчик просто открывался. Высокий, рыхлый Дмитрий Алексеевич был маменькиным сынком. А мама в той же школе — Заслуженным учителем. И именно к ней все старались определить своих детей в математический класс, где она готовила выпускников к поступлению в институты. Просто так она к себе учеников не брала – ей нужны были только самые талантливые. Мама была очень авторитетной и авторитарной. С заслугами и связями. С ней никто не хотел связываться. И всем было просто наплевать на переживания отдельно взятого ученика. Когда я узнала, чей сын наш учитель иностранного языка, пазлы в моей голове сошлись. Как все связано! Буквально несколько месяцев назад я, по заданию редакции, районной газеты, написала репортаж с собрания учительского коллектива в нашей гимназии, который восстал против решения отдела образования снять директора гимназии. Написала все, что видела и слышала. Передала весь дух собрания и настроя коллектива. Но, как выяснилось, три учителя были против директора. Они писали письма в разные инстанции с жалобами на своего руководителя. Они также выступили на том собрании со своей точкой зрения. И об этом я тоже написала. Статья получилась на газетный разворот. Но кто бы знал, что среди этих трех – которые писали жалобы, оказалась родная сестра той самой заслуженной учительницы, сын которой преподавал у моего Саньки иностранный язык. Маленький город – все друг с другом связаны. Благодаря той статье, директора восстановили на работе и он руководил школой еще лет двадцать. Но осадочек у проигравших остался. И они начали мелко пакостить и мстить.

Уже после моего разговора с директором сын пришел из школы и заявил, что на урок немецкого он больше не пойдет. Его поднял учитель с места и выдворил из класса со словами:

— Передай привет своим родителям- депутатам.

Ах, вот оно что! Тут еще и это…В тот год были выборы в районный совет. И мы с мужем также баллотировались в депутаты. Муж прошел, мне не хватило 12 голосов против мощного тогда директора плодосовхоза. Такая активность на выборах была потому, что именно депутаты могли переизбрать главу района, действия которого были просто разрушительны для района. Мы боролись против него с открытым забралом. И победили. Но это другая история. Мы-то победили, выбрали другого главу. Но не всем это понравилось. И как можно отомстить депутату, если в руках учителя его сын? Правильно! Уничтожить ребенка. Так наш Санька стал заложником этой неприкрытой вражды и политической борьбы. Нечестная позиция взрослых людей, согласитесь. Ну предъявите свои претензии мне или мужу. Или новому главе! Ребенок-то здесь при чем?

В субботу мы с мужем пошли в школу, чтобы переговорить уже с учителем. Чтобы поднять моего мужа на поход в школу — для этого нужны были по-настоящему революционные события. Мы стояли в школьном коридоре, ждали окончания урока. Урок закончился, а учителя не было. Нас окружили дети из Саниного класса, подошли знакомые учителя, интересуясь, кого мы ждем. Муж, не зная практически никого из них, начал рассказывать, что ждем учителя иностранного языка. А его почему-то нет. В кругу окруживших нас учителей я заметила заслуженную Лидию Алексеевну. Она ходила вокруг нас кругами. И в конце концов тоже подошла и спросила:

 

— Вы ждете Дмитрия Алексеевича?

Я не успела толкнуть мужа. А муж оживился:

— Да! А вы кто – завуч?

— Нет! Я – мама! – с достоинством ответила Лидия Алексеевна.

— Чья мама? – не понял муж.

— Дмитрия Алексеевича!

— Ах! Да вы бы еще и папу привели! – муж просто вышел из себя. — Тогда бы мы поговорили с ним на равных.

Откуда было знать моему мужу, что папы у Дмитрия Алексеевича нет. Конечно, он когда-то был, но…сейчас его нет. И это неважно. Честно, я впервые столкнулась с ситуацией, когда вместо учителя, кстати предупрежденного о нашем визите, пришла его мама, а не он сам. Жидок оказался на расправу.

Учителя как-то незаметно растворились. Лидия Алексеевна не ожидала такого поворота событий, Она, видимо, ждала виноватого тона понуривших голову родителей ученика-двоечника. И тоже быстро ретировалась. А наша классная посоветовала просто перевести ребенка в другую подгруппу. Что мы и сделали. В другой подгруппе преподавал замечательный учитель, который любил свой предмет и своих учеников. А они отвечали ему тем же.

Информация для всех, кто не понял. Здесь нет ни фамилий, ни города, ни школы. Все совпадения можете считать случайностью. Кто-то кого-то с кем-то отождествляет? Значит, ситуация, описанная здесь, к сожалению, типичная. Речь о том, что учитель просто не имеет права вымещать свои амбиции и претензии к родителям на учениках. ВОТ И ВСЕ! Лидия Алексеевна дана в контексте с ее родственными связями с учителем немецкого. И ВСЕ!!! Ее заслуг и достижений никто не умаляет! И имена-отчества даны не фактические. Если так совпало — что ж, бывает. Имена популярные. Так бывает. Так что угомонитесь, защитники некоей Лидии Алексеевны! Вы кого-то узнали в персонаже? Настолько верно описано?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.55MB | MySQL:85 | 0,396sec