Димыч и Сенька

Солнце медленно клонилось к закату. Димыч устало прислонился к старой кривой берёзке. Не нашёл. Не нашёл! Он устало стукнул кулаком по стволу. Прерывисто вздохнул. Нет. Надо идти дальше.

— Сенька! — во весь голос крикнул молодой мужчина. Но никто не отзывался. Как, ну как он мог его потерять?

Димыч присел на пенёк, устало вытер рукой пот со лба. Не надо было его брать с собой за грибами. Поддался же на уговоры. «Ни на шаг не отстану», — поговаривал мелкий, услужливо собирая корзинки.

— Ну что, не отстал? — с усталой злостью пробормотал парень.

Он поднялся с пенька, тяжело упёршись в колени. Шесть часов. Шесть часов он бродил по всему лесу, вслушиваясь в каждый шорох так, что начинала кружится голова.

— Сенька! — и только листья шумели, ласкаемые теплым летним ветерком, недоуменно глядя глянцевой своей поверхностью на отчаявшегося путника.

«Скоро начнёт темнеть. Ну как я без Сеньки домой пойду? Меня мамка со свету сживёт,» — думал Димыч медленно обходя каждое дерево, внимательно заглядывая под каждый куст.

— Сенька! — Каждые пару минут кричал молодой мужчина, а потом останавливался и вслушивался в шёпот листьев и тихий скрип старых сосен.

Внезапно неподалеку послышался стон. Он доносился откуда-то снизу. Димыч сразу-же побежал на источник звука, но, добежав, так и не понял, откуда он раздавался. Парень прислушался. Шёпот листьев, скрип деревьев. Ничего. Тогда он снова крикнул:

— Сенька, ну где ты?

— Тут я, — раздался в ответ тихий голос, а следом послышалось едва сдерживаемое всхлипывание.

Димыч присмотрелся и увидел в корнях старого дуба (откуда здесь дуб?) небольшое отверстие, которое намекало своей чернотой на возможную глубину.

— Ты как туда попал-то, Сенька? Туда ж едва дворняга пролезет! — спросил Димыч, не ожидая ответа, а просто говоря вслух, чтобы Сенька понял, что можно уже не бояться, что старший брат рядом и обязательно поможет.

— Да я хотел на дерево залезть, видишь, на ветке что-то блестит, я подумал, драгоценное что — мамке бы отдал, она бы и не стала сердиться, что я тебя не послушал. Полез, ну и упал, в общем, — изредка всхлипывая ответил мальчик.

— Сенька, я сюда не пролезу. Скажи, ты там целый, ничего не сломал? — Димыч говорил с братом, а сам осматривался вокруг, думая чем бы вытащить мелкого.

— Нога болит, Димыч. Не знаю, что с ней, — ответил Сенька и снова всхлипнул.

— Ну, главное — не рука, значит, выберешься, — более увереным голосом ответил парень, — а ответь мне ещё на вопрос: сильно яма глубокая?

Сначала повисло долгое молчание, а потом наконец раздался голос Сеньки:

— Как два тебя, Димыч.

Значит, больше трёх с половиной метров. Посмотрев ещё по сторонам, парень вздохнул, снял с себя куртку, кофту, штаны. Связал между собой. Завязал на конце импровизированной веревки узел и начал спускать её в яму.

— Ну что, можешь достать, Сенька? — Димыч, пока стоя на коленях, держал верёвку, склонившись над ямой.

— Нет, немножко не хватает, — Сенька опять всхлипнул и застонал, видимо, попытавшись подпрыгнуть.

— Не прыгай, мелкий, сейчас я ещё пониже спущусь, — крикнул Димыч и начал сползать уже на животе ещё ближе к яме, опуская в яму руки, чтобы максимально приблизить верёвку к Сеньке.

— Держусь, — крикнул мелкий, — вытащи меня, пожалуйста!

— Конечно вытащу, — ответил молодой мужчина и, поднапрягшись, потянул верёвку на себя. Ткань трещала, но держалась. Наконец, из ямы показались руки Сеньки. Димыч схватил их, чуть не прослезившись от облегчения, но сразу взяв себя в руки — старший брат не должен показывать даже временную слабость.

 

Но, всё же не удержавшись от порывов души, едва Сенька весь показался из ямы, Димыч схватил его на руки, обнял и закружил, приговаривая:

— Ну как ты меня напугал, Сенька, зачем ты побежал? Тем более не предупредив меня?

— Да я такой грибочек красивый увидел, прям как на картинке в букваре. А за ним — такой же. А в пяти шагах — ещё один. А в десяти — семейка. Так и потерялся.

— Ох, мелкий. Я ж чуть не поседел, когда понял, что тебя нигде нет, — рассмеявшись, сказал Димыч. А потом поудобнее подхватил мелкого на руки и отправился в сторону дома.

Два грибника — большой и маленький, без грибов, зато с чувством особой родственной теплоты возвращались домой, чтобы получить от мамки сначала мокрым полотенцем, а потом — ароматных пирогов.

А в кармане маленького Сеньки лежало сокровище для мамки. Но главным сокровищем для него в этот момент были большие и теплые руки Димыча — его старшего брата.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.47MB | MySQL:79 | 0,426sec