Дом под снос

— М-да! – усмехнулась Лариса. – Хижина дяди Тома! Сосем дом стал плох. Когда наш папа был жив, так хоть что-то здесь делалось, а как мама одна осталась, так все наперекосяк. Жалкая картина!

 

Лариса прохаживалась по комнатам деревенского дома, в котором она жила в детстве. Следом за ней семенила ее младшая сестра Наташа, которая только приехала в деревню после работы. Действительно в доме запустение, но только видимое – здесь почти год никто не жил, Наташа только иногда приезжала чтобы комнаты в чистоте содержать и дом протопить. Мама болела, Наташа забрала ее из деревни в город, потом положила в больницу, но все равно она умерла – старенькая была и сердце больное.

На похороны Лариса не приехала, сказала, что слегла со страшной температурой. Пришлось поверить на слово, ну хоть деньги прислала на памятник. Завещание на дом на двоих сестер, все как полагается, и вот спустя полгода Лариса все же приехала. Сходили к родителям на могилу, помянули вечером. На следующий день Наташа поехала на работу, а Лариса – в отчий дом.

— Ну ни такая уж и жалкая! – не согласилась с ней Наташа. – Тут только внутри надо косметический ремонт сделать и фундамент отладить, а крыша не течет, все хорошо!

— Какой косметический ремонт, какой фундамент! Все труха! Его только сносить надо!

— Как это сносить? С какой стати? То, что он деревянный, это не значит, что труха!

— Ну новых покупателей эта двухкомнатная хибарка точно не устроит. Как сказал оценщик – красная цена этой земли не больше шестисот тысяч рублей, и то из-за того, что земля хорошая, подъездные пути удобные и до города близко, а остальное все ерунда.

— Ларис, я не поняла, какие покупатели и какой оценщик?

— Самый обыкновенный – по недвижимости, который только что уехал. Прошелся, оценил и даже сказал, что покупателей может предложить.

— Лариса, да ты что? Как же можно продавать дом, в котором мы жили и выросли? Папа же сам его строил, каждый гвоздик вбивал! Пусть дом останется, как наша семейная дача!

— Ну ты и предложила, — усмехнулась Лариса. – Как-то нечестно получается: тебе от города до дачи всего 20 километров, а мне аж сутки на поезде! Ну нет, сестренка, я хочу продать и имею право, в наследство мы уже обе вступили. Ну не судиться ведь с тобой?! Всю жизнь я как Бобик с дочкой по съемным квартирам скиталась, меня никто не пожалел, а теперь, кода я замужем, то хочу полного благополучия, а триста тысяч на дороге не валяются.

— Тебя же родители к себе звали после первого развода, ты сама не поехала!

— Куда звали? Сюда в деревню? Да больно надо! Гнить здесь до старости, что ли, никакой перспективы! А родители мне за всю жизнь ни копеечки не выслали, даже когда мне трудно было.

— И мне они не копейки не дали, но ты ведь знаешь, что они небогато жили.

 

— Ну так вот сейчас я свое и заберу! Так что не обижайся на меня, сестренка, давай все мирно решим, чтобы не перессориться. У тебя-то свое жилье есть после развода, хоть и однокомнатная квартира, но своя, а я ко второму мужу вообще без приданного пришла как только дочь замуж выдала. Мне же тоже перед ним неловко, тоже хочу вложиться, хотя бы на ремонт.

Вроде Лариса и права. Наташа подумала немного и сказала:

— Давай я твою долю выкуплю?

— Ты? За что? У тебя накопления какие-то есть? Ты сама с хлеба на воду пробиваешься!

— Ничего, подработку репетитора возьму, а ползарплаты тебе высылать буду.

— Ну так ты мне на два года растянешь, а мне нужны деньги здесь и сейчас! Думай, сестренка, думай, но торговаться я не буду с тобой, уж прости. Смысл какой – тогда уж легче продать, чтобы выгодно было.

Наташа взяла кредит, и то под большие проценты в банке, который наконец одобрил ее кредит. Вроде сестры и не ссорились, Лариса ведь тоже по-своему права была, но все равно Наташа была на нее обижена. Наташин сын подрос, вот-вот собирался жениться, и она твердо решила переехать в деревню – пусть молодым будет городское жилье, а она и автобусом поездит до работы. Основная работа, репетиторство, косметический ремонт комнат, это отнимало много времени и сил, но Наташа не сдавалась, она рада была, что выкупила у сестры родительский дом и он не пошел под снос.

Так прошло четыре года. Кредит был выплачен, ремонт неплохой, да и сын приезжал фундамент подправить. Наташа уже вышла на пенсию и начала в свое удовольствие возиться в огороде. Вот, в один из таких дней, когда она рвала сорняки на грядках, появилась Лариса. Она как-то грустно улыбнулась сестре и поставила тяжелую сумку на крыльцо.

— Здравствуй, Наташа. Извини, что без звонка, как-то не решилась. Я была уверена, что ты здесь, поэтому вот и приехала.

Лариса вдруг разрыдалась. Наташа поняла – дела у нее совсем плохи.

— Заходи в дом, я сейчас!

Наташа помыла руки и тоже зашла в дом. Лариса так же ходила по комнатам, разглядывая стены, как и четыре года назад, только не оценивающе, а как-то ностальгически.

— Хороший ремонт, — сказала она. – Ты была права – тут только подправить все нужно было. А меня муж выгнал, молодую себе нашел. На его квартиру я не имела право, думала, всю жизнь с ним проживу, но не срослось.

 

— А ты, конечно, ему ремонт квартиры за триста тысяч сделала? – усмехнулась Наташа.

— Да нет, как-то деньги по мелочам разошлись на то да на се, даже вспомнить нечего. Ты прости меня, сестренка, что тогда так с тобой поступила, в долговую яму загнала.

Наташе стало горько. Ей хотелось рассказать сестре, как ей было тяжело все это время, но она спокойно сказала:

— Да ничего. Я тебе даже благодарна, встряхнула тогда ты меня. Я перекрутилась, но вот дом сохранила, он под снос не пошел. Зато теперь он полностью мой, по наследству его сыну передам, а он пусть поступает с ним как захочет.

— А я по своей глупости ничего дочке не оставлю в наследство. Хотя и она меня тоже выгнала – приехала к ней в семью, чтобы хоть немного пожить, а она мне через неделю: «Мам, с тобой сложно, поезжай-ка ты к тете Наташе!». Вот, я тут.

— Как я понимаю у тебя сложности с жильем? Ну что ж, приму тебя, тем более скоро сын со снохой в другой город переезжают, сноха наследство от бабушки получила в виде квартиры, а моя пустовать будет, туда вернусь. Занимайся здесь хозяйством, но только все со мной согласовывай.

— Наташ, а может мне кредит взять, все тебе вернуть, и опять будет все как прежде?

— О, нет! Слишком дорого мне обошлись все эти годы. Не обижайся, сестричка, но имей в виду – хоть ты и в родительском доме, но прав на него не имеешь. Считай, что ты опять снимаешь жилье, только платить за него не надо. Просто по-родственному выручаю.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.35MB | MySQL:85 | 0,453sec