Другой мир за забором

В деревню к деду Прохору Василий отправился не по своей воле: родители затеяли переезд и, чтобы подросток не мешался под ногами, его вывезли в Карачелку к деду. Особого восторга пятнадцатилетний Васька по поводу своих внеплановых каникул не испытывал. Карачелка была большой деревней с двумя магазинами и хорошим сигналом сотовой связи, но перспектива на две недели застрять там все равно была безрадостной.

За этим забором — другой мир
— Так, с утра колорадского жука собираем, после обеда за грибами идем! — громогласно объявил дед Прохор в первый же день с утра пораньше, поглаживая бороду. Он сразу расставил все точки над и: отдыхать не получится. Нехотя Васька сполз с продавленной кровати и налил себе чай.

— Рано еще, деда… Ну восемь утра, куда это годно… — заныл он.

— Хе-хе…— покашлял дед Прохор, начиняя махоркой свою трубку. — Дак пока не жарко, вот и соберем жука.

* * *

Огород казался просто огромным, соток тридцать, не меньше. С неизбывной тоской Васька начал стряхивать с картофельных листов полосатых зверюг в стеклянную бутылку из-под кетчупа.

— Давай веселее, — подбадривал внука дед. — Вон до той красной ленты на прясле* пособираем и хватит пока. Отдыхать будем.

Васька покосился в телефон. Ему казалось, что они батрачат на огороде уже полдня, а на самом деле прошло чуть больше часа. До красной ленточки оставалось метров пять. Парнишка взял себя в руки и ускорился — закончат, можно будет пойти домой и залипнуть в интернете, а не скакать под палящим июльским солнцем.

— Я все! — довольно объявил Васька, стоя у ленточки, как спортсмен, добежавший до финиша. — Успел до одиннадцати как раз, пойду прямой эфир по сети посмотрю.

— Побегай домой, — кивнул дед Прохор, довольно погладив бороду, — у меня тут дела еще.

В два шага Васька оказался у бочки с дождевой водой: после сбора противных желто-черных любителей картошки очень хотелось помыть руки.

— Дед, а бутылку с жуками куда? — обернулся парень, но дед словно провалился сквозь землю. — Деда?

Однако огород был абсолютно пустой. Дед как будто растворился в воздухе.

— Деда, ты где?

Не получив ответа, Васька побрел в сторону дома и уселся на облезлую лавочку у сенок. Наверно, дед к соседу ушел, через тропинку у колодца.

— А ты чего тут? Чайник не ставишь? — как ни в чем не бывало, Прохор вышел из-за сарая и поставил на лавку свою банку с жуками.

От неожиданности Васька даже вздрогнул:

— Дед? А ты куда пропадал-то?

— Я-то? — старик даже заулыбался. — На свидание ходил.

Васька удивленно поднял брови и уставился на деда. На свидание?

Прохор был, конечно, стариком еще хоть куда. Поджарый, в хорошей форме для своих семидесяти, он чем-то напоминал Льва Толстого с портретов в школьном кабинете литературы. Сколько Васька его помнил, он всегда жил один. Может, невесты в Карачелке и имелись — никому не помешает рядом работящий мужик — но дед ни разу не был замечен в романах после смерти жены. И тут на тебе! Свидание.

— Скажешь тоже… — ухмыльнулся в ответ парнишка. — К деду Федору ходил, что ли? Я и не заметил… Как ты так ускользнул?

— Говорю тебе, свидание. Экой ты непонятливый…

Дед присел рядом на лавку и принялся стягивать сапоги.

— Какое такое?

— Больно охота тебе знать… Ну, ставь чайник, расскажу.

* * *

Пару месяцев назад дед, как обычно, вышел на огород. Дело было в мае и еще ничего не было посажено, потому он сразу увидел у колодца незнакомую девушку. Она была точно из Прохоровой молодости. Русая коса до пояса толщиной в руку, длинный сарафан в мелкий цветочек и голубые глаза. Дед у нее и начал спрашивать, мол, откуда на его огороде такая красавица взялась.

А незнакомка молчит. А потом улыбнулась загадочно и между жердей в прясле — раз, проскочила и исчезла.

— Как исчезла? — от неожиданности Васька даже бублик в кружку с чаем уронил.

— Ну, вот так… Слушай дальше.

Прохор подумал, что ему померещилось, перегрелся наверно. А на другой день снова все повторилось. Едва в огород вышел — стоит девушка. Будто его, деда Прохора, дожидается. Потом снова прыг сквозь прясло, и словно провалилась.

— И что потом, деда?

— Да что… Я тоже в дыру в прясле-то полез.

Дед был не робкого десятка, потому, едва красавица прошла сквозь забор, тут же кинулся за ней. Секунда, и перемахнул через жердь, да оказался с другой стороны забора. Но что за чудеса! Оказался он совсем не в своей деревне, а в незнакомом месте. Вдали виднелись горы с белыми шапками, слева — большое синее озеро, а в десяти шагах — чужая изба, с резными наличниками и соломенной крышей. Такой местности Прохор отродясь не видывал. А самое главное — незнакомка была тоже тут.

— Здравствуй, Проша, — улыбнулась она и, махнув рукой, пригласила деда в дом.

Старик подошел поближе и только подивился: какая ярко-зеленая трава росла у дома. Совсем не похожая на ту, которую он видел у своей избушки. Избушка! Прохор обернулся, но за забором, где только что был его огород и дом с сарайчиками, стоял высокий еловый лес.

— Не удивляйся, — ответила на его немой вопрос девица. — Просто ты путь нашел из своего мира в наш.

Катерина, так звали новую знакомую, была травницей, и жила тем, что собирала грибы да ягоды. Дорогу к Прохорову огороду она нашла случайно. А то, что сам Прохор попал в этот мир, вообще нечаянно получилось. Раньше ведь сюда никто не попадал, ни одна муха не залетала.

Раз пришел, по обычаю надо гостя дорогого накормить да напоить. Катерина поставила на стол большую деревянную кружку с ароматным медовым напитком и кусок рыбного пирога. Сам же старик не мог глаз отвести от висевшего напротив входа зеркала — там отражался молодой красивый парень, таким Прохор был без малого полвека назад.

Когда дед Прохор вернулся тем же путем обратно в свой огород, оказалось, что прошло не больше получаса. Это при том, что в гостях у Катерины он просидел до самого глубокого вечера. Огорчало только то, что, едва перешагнув через прясло, Прохор из молодого и полного сил парня снова чудесным образом превратился в старика.

— А дальше что? — затаив дыхание, спросил Васька.

— Дальше-то? Ну, пока ничего… встречаемся вот, каждый день, — немного смутившись, ответил дед Прохор и снова взял в руки кружку с чаем. — Я то место чудное ленточкой отметил, чтоб не путаться. Вот и бегаю туда-сюда…

Васька понял, что продолжение истории не услышит. По крайней мере сегодня.

 

Прошло две недели, и засобирался Васька домой. Родители уже перевезли вещи в новую квартиру и даже успели поклеить в одной комнате новенькие обои.

— Дед, а дед? — позвал Васька деда Прохора. — Домой завтра еду… А ты чего там ищешь?

Старик увлеченно перебирал вещи в небольшом кованом сундуке.

— Да вот… На смерть готовил костюмчик, а теперь оказалось, на свадьбу.

— На какую свадьбу? — оторопело уставился на него Васька.

— Да как, на свою, — загадочно улыбнулся дел Прохор. — Тут такое дело… Я Катерину в замуж позвал, завтра женимся.

 

От неожиданности внук едва не выронил из рук мобильный телефон. Сев на лавку, он уточнил:

— Предложение сделал, что ли? Ну ты, деда, скор… Вы ж второй месяц только встречаетесь.

— Это в нашем мире второй месяц, а в том мире — два года уже. И потом… Я тут жизнь прожил, старый уж. А там целая новая жизнь впереди, я ж там молодой. Под стать моей Катерине.

«Ну и ну, вот так дед», подумал Васька.

— Погоди… Так если ты совсем уйдешь в тот мир, а тут как же…

Старик неспешно достал из сундука коричневый пиджак и накинул его на плечи. Потом еще немного порылся и достал полосатый, оранжево-желтый галстук. Видимо этот наряд пылился и ждал своего часа не один десяток лет.

— Ну как, на тебя вот надежда. Скажешь всем, что дед ушел в лес, да и пропал. Порыщут день-два, да и забудут. Кому мы, старые, нужны.

На том и порешили.

* * *

Утром, когда Васька проснулся, деда Прохора в доме уже не было. Как и приготовленного с вечера и висевшего на вешалке пиджака. На всякий случай парнишка вышел в огород и подошёл к колодцу. Ленточку он помнил. Но отметки нигде не было видно. Судя по всему, дед Прохор просто забрал ее с собой. Видимо, чтобы скрыть проход в этот загадочный мир, где старик нашел свое счастье.

Автор рассказа: Татьяна Ш.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.52MB | MySQL:81 | 0,444sec