Гостья

– Привет! Ты кто?

Я оглядела странную гостью. Кошка спокойно сидела по середине тропинки, ни как не реагируя на сумасшедший лай наших собак. Те метались в вольере, грозя разнести его в щепки.

Моё появление тоже не вызвало у кошки ни какой реакции. Даже любопытства. Она спокойно продолжала умываться.

– Если эти двое выскочат, я не знаю, как тебя спасать. Тут, понимаешь ли, проживают две кошконенавистных собаки, не очень знакомых с правилами гостеприимства и хорошего тона.

Я кивнула, на ходящий ходуном, вольер. Собаки свирепствовали. Мой окрик они, скорее всего, не слышали из-за собственного лая.

 

Кошка подняла взгляд в мою сторону. Словно понимая, о чем речь, перевела взгляд на вольер.

И продолжила своё занятие.

Я сделала несколько шагов к ней. Ноль реакции. Присела рядом. Не реагирует. Провела по её спинке рукой.

Кошка замерла на мгновение и плюхнулась на бок, подставляя мне пушистое пузико.

– А ты не спешишь с таким вот доверием?, — улыбнулась я кошке и погладила живот. Мурлыканье пробило шум от лая.

– Какая ты ласковая. И чья ж ты такая?

Я знала всех домашних и не очень кошек на нашей улице. Эту не знала. С других улиц наши коты редко кого допускали на свою территорию. Да вообще никогда никого не допускали. Ни котов, ни кошек чужих. Откуда же эта взялась?

Ухоженная и упитанная, она не похожа на беспризорницу. Значит хозяйская. Может кто из соседей завёл? Хотя, странно, кошка взрослая, ни котёнок. Тут и котят раздавали — никто брать не хотел.

Я гладила кошку, та благодарно мурлыкала, перекатываясь и подставляя то один, то другой бок.

Я встала и сделала шаг назад. Надо всё таки успокоить собак. Уже голова начинает болеть от их лая.

Только я сделала еще один шаг, кошка подскочила и направилась за мной. Собаки взвыли от негодования.

– Нет-нет, так не пойдёт! Давай-ка ты или подождёшь меня здесь или вообще, лучше, уйдешь к себе домой.

Я подхватила кошку и отнесла за калитку. Секундный перерыв в лае позволил мне рявкнуть: «Тихо! Нельзя!».

Собаки замолкли. Но через несколько секунд завопили заново. Я оглянулась. Кошка снова сидела с внутренней стороны калитки.

– Ну и как это понимать? Ты решила побыть у меня в гостях или жить пришла? Вакантных мест нет. У нас уже есть и кошка и кот. И они, как и собаки, против уплотнения.

Кошка смотрела на меня внимательно. Почти не моргая. Словно внимательно слушая мою речь. Потом встала и прошествовала мимо меня к крыльцу. На крыльцо. К двери. Поскребла лапой дверь.

– Э, нет, красавица! Ты перепутала дома. Ты здесь не живёшь!

Я догнала кошку, подхватила на руки и пошла на улицу.

– Будем искать твой дом!

Я звонила в калитки и спрашивала, не их ли кошка? Не знают ли, чья. Никто не признавал. А кошка, удобно устроившись на руках, громко мурлыкала.

На нашей улице, как и ожидалось, никто не признал кошку своей. Как и на двух соседних. Прошло уже больше часа и я устала ходить. И вес кошки уже не казался невесомым, а серьезно так нагружал руку.

Я вернулась на свою улицу и спустила кошку с рук.

– Всё. Ищи сама свой дом.

Кошка уселась и принялась снова умываться. Отпечатки моих рук явно нужно было срочно отмыть. Я зашагала домой.

Но уже через пару шагов чуть не растянулась, споткнувшись об, пробежавшую под ногами, кошку.

Весело задрав хвост, словно боевое знамя, она пронеслась под моими ногами и направилась к моей калитке.

– Эй! Нет! Ты не будешь у нас жить!

Кошка пролезла под калиткой.

 

Когда я зашла во двор, под дикие вопли собак, кошка уже во всю царапала входную дверь.

– Ладно! Зайди и убедись, что это не твой дом, — открыла я дверь. Кошка пулей влетела внутрь и исчезла в темноте комнат, пока мои глаза привыкали к освещению.

Я прошла в кухню. Никого. В гостиную. Никого. Ванная тоже была пустой. Я поднялась на второй этаж.

На моей кровати, свернувшись трогательным клубочком, лежала кошка, и делала вид, что спала. А напротив, подняв шерсть дыбом, от носа до хвоста, стояли рядом мои кот и кошка. Феля негодующе щипела, глядя на кровать. Рыжий издавал глухой гортанный звук и жался к Феле.

Кошка не реагировала. Изображая крепкий спокойный сон.

Я подошла к своим любимцам и взяла на руки.

– Ну и что мы будем с ней делать? Выгонять я пробовала. Не уходит. И как я понимаю, вас она тоже проигнорировала.

Мои прижавшись ко мне, широко распахнутыми глазами, смотрели на гостью.

– Ладно, милые, пусть остаётся. Пока. Найду я, откуда она пришла, посёлок у нас маленький. А вы, чур, ее не обижайте. Хотя, судя по вашей реакции, обидеть, скорее, она вас может, чем вы ее. Пойдемте вниз, я вас вкусняшек дам, для успокоения.

И я понесла своих питомцев вниз, оставив гостью отдыхать.

Я уже и забыла, что у меня в доме теперь три кошки, когда громкий тышыдык на втором этаже нарушил тишину. Переглянувшись с Фелей и Рыжим, я успела испугаться, прежде чем мозг вспомнил о чужой кошке. Маленькая и элегантная она просто не могла произвести такой шум! Или могла? Ответ появился в дверях гостиной, через секунду после громового тыгыдыга по лестнице.

– Да у тебя талант! — рассмеялась я, глядя га эту утонченную небольшую кошечку, способную произвести топот хорошего коня. Мои кот и кошка резко спрятались за диваном. Гостья им не внушала доверия. Та спокойно прошествовала ко мне и запрыгнула на руки. Улеглась и боднула головой руку.

– Да ты еще и требовательная! — усмехнулась я и погладила кошачью спинку. Громкое мурлыкание наполнило комнату.

Вечером, дождавшись домой мужа и дочь, и наспех накормив их ужином, я вручила им распечатанное объявление с фотографией кошки и отправила на те улицы, куда я не дошла. Теперь их очередь ломится в чужие калитки и спрашивать.

Через пару часов, уставшие, они вернулись домой. С порога заявив, что уж пусть лучше она остаётся у нас, чем они снова пойдут этим заниматься.

– Она сама пришла? Уходить не хочет? Значит, это наша кошка! Она нас выбрала и пусть живёт!

Заявили муж с дочерью и прошествовали на диван. И тут же на руки к дочери улеглась наша незваная гостья.

– Вот видишь, мам! Она решила жить с нами!

Мурлыканье кошки подтверждало её слова.

– Ну, а что остаётся? Я ее уже пробовала выгонять. Не уходит. Только вот Феля с Рыжим не в восторге.

– Ничего, подружатся, — сказал муж и погладил кошку.

Ночью, в 3 часа, я вскочила от грохота. Мои кошачьи спали в ногах и тоже подняли испуганно головы. Муж что-то пробормотал во сне и на следующий грохот тоже подскочил.

– Что это? — испуганным шепотом воскликнул он.

– Ничего. Новая «лягушонка в своей коробчёнке скачет». Кошка новая. Это её особый талант. Дар, так сказать. Она по лестнице вот так скачет.

В подтверждение кошка запрыгнула на кровать, и тут же, пушистыми молниями, с кровати исчезли наши кошачьи.

 

А новенькая подошла вплотную к моему лицу и издала душераздирающее мяу.

— Своих приучили по ночам спать. А эта, видимо, такой науке не обучена. Иди, корми. Всё равно ведь спать не даст.

Я спустилась на кухню и насыпала корм. Кошка уставилась на меня осуждающим взглядом и даже не взглянула на миску.

– А другой еды для кошек в три часа ночи в этом доме нет, — развела я руками. Или ешь это, или молча дай спать нам.

Я обошла кошку и направилась в спальню.

Не успела я дойти до кровати, как мимо меня пронеслось это пушистое создание и, запрыгнув на кровать, снова издала свой вопль. Но теперь нависая над лицом моего мужа.

– Ты, что, ей не положила?

– Её высочество сухой корм отведать отказались.

– Ну, дала бы ей молока.

– То есть, ты хочешь утром менять все кошачьи лотки вместо завтрака?

– Да ладно! То что наших с молока проносит, совсем не означает, что и у нее будет несварение. В деревне всем кошкам молоко дают.

– В деревне все кошки, вместо лотков в комнате, на травку под кустики ходят. Вот никто и не знает, слабит их молоко или нет.

Наш диалог был прерван очередным кошачьим диким мяу.

– Если ты не придумаешь, чем её накормить, я отправлю её на улицу прямо сейчас.

– На улицу нельзя. Там Лана с Мальком. Ты же не хочешь утром собирать по двору остатки бедного животного?

– Ты всегда умела найти весомый аргумент. Может и еду кошке так же виртуозно найдешь?

Я опять отправилась на кухню. В морозилки были запасы мяса. Надеюсь, куриный окорочок её устроит.

Пока размораживала курицу в горячей воде, кошка крутилась вокруг ног и истошно орала. Днём, такое милое создание, ночью она напоминала мне орущего монстра.

Кошка вцепившись в мясо, издала Грозное рычание и припала к полу. Ага! Угодила. Можно идти спать.

Стоило только голове коснуться подушки, громкий тыгыдык по лестнице известил, что наша гостья снова направилась к нам. Теплилась надежда, что сытое животное просто уляжется спать в нашей компании. Феля и Рыжий так и не показались из под кровати, сдав позицию без боя.

Кошка запрыгнула на кровать и снова подошла к лицу.

Но не одна. В зубах она притащила обглоданный до самых костей, окорочок.

Я взвилась от подобного «угощения» и слетела с кровати, подхватив кошку вместе с остатками окорочка.

Та, видимо, всё таки решила довести начатое до конца, и отпустила свою добычу. Которая угодила как раз на подушку мужа.

– Ну, блин! Что не в рот -то сразу! — завопил он, и схватив подушку, на которой лежали обглоданные кости, бросил её на пол.

Ночь явно шла не по плану.

– Закрой её в ванной.

– Это бесчеловечно!

– А человечно людям спать не давать? Мне, между прочим, утром на работу!

 

И хлопнув дверью, муж ушел спать в гостиную.

Надеясь, что кошка останется со мной. Она и осталась.

Стоило мне выбросить остатки её пиршества в мусорное ведро в туалете, кошка уселась в ногах и принялась старательно наводить марафет.

А вы знаете, что кошки могут вылизывать себя громко? Вот я, например, не знала. До этого момента.

Под чмоканье и чавкание, я с трудом всё таки смогла провалиться в сон.

Но не надолго.

Громкое, равномерное шкрябонье действовало на нервы. Сон потихоньку исчезал.

С трудом разлепив глаза, я пошла искать источник звука.

В коридоре, около туалета сидела кошка и сосредоточенно царапал дверь. Оставляя кошачью дизайнерскую роспись.

Тяжело вздохнув, я открыла дверь, достала остатки окорочка из ведра и отдала кошке. Та снова вцепилась с рыком в подношение.

Решив, что снова получить сырым мясом по лицу у меня желания нет, я закрыла дверь в спальню. Оставив кошку с её добычей в коридоре.

Через несколько минут, не успела я заснуть, как раздался знакомый топот по лестнице и еще через пол минуты вопль моего мужа. Какое доброе животное! Делится остатками еды, — подумала я, накрывая голову подушкой. Рассвет уже начинал касаться неба. Можно было попробовать поспать еще хотя бы часик.

Не знаю, успела ли я заснуть, но наверное, успела. Потому что топота наверх я не слышала. Зато скрежет в дверь спальни всё таки достал меня из сна.

Кажется, я готова была сама растерзать это «милое» животное не хуже своих собак! Но остатки гуманности всё таки перевесили жесткий недосып, и я открыла комнату.

– Чего тебе в этот раз, чудовище?

Кошка запрыгнула на кровать, улеглась в ногах и мгновенно изобразила, что сладко спит.

На будильнике оставалось 10 минут до подъема.

За завтраком царила гнетущая тишина. Уставшие и злые, мы боялись открыть рот, чтобы не сорваться.

Звонок в калитку прервал нашу трапезу.

Муж пошёл посмотреть, кого принесло с утра пораньше. И через минуту вернулся, пропуская вперед старушку — божий одуванчик.

– Доброе утречко! Это у вас моя Виолеточка? — промурлыкала сладким голоском женщина.

Муж вприпрыжку помчался по лестнице в спальню и тут де вернулся, крепко держа в руках полусонную кошку.

– Ваша?

– Виолеточка! Ты чего опять за старое?

Старушка нежно взяла кошку на руки. Та громко замурлыкала.

– Вот ведь паршивица! Каждый раз выбирает новый дом. Только обычно люди с утра ищут её хозяев. Почему-то. А вы еще вчера начали. Хотя прошлую ночь она дома ночевала. Вы не волнуйтесь, она к вам теперь всегда приходить навещать будет. Она у меня очень ласковая!

И старушка с кошкой пошла на выход.

– Если кто-то из вас откроет этой кошке еще раз дверь, лично будет ночевать с ней на улице! — грозно проговорил муж.

– Ой, надо было просто её адрес взять и сразу относить, — опомнилась я и метнулась следом за женщиной.

Но её уже и след простыл, словно и не было. И лишь собаки истошно лаяли в своем вольере.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.46MB | MySQL:85 | 1,679sec