Когда все вовремя

-Светка, ну куда тебе замуж, а? В семнадцать-то лет? Тебе в куклы играть еще. И сначала отучиться надо. Профессию получить. А без профессии что, полы мыть пойдешь или коровам хвосты крутить? Не позволю! Закрою в хате и никуда ты не денешься! И у Костика твоего молоко еще на губах не обсохло. Уж я этому жениху ухи то надеру!- кричала, краснея от натуги, мать на Светку. Светка съеживалась и втягивала голову в плечи — с матери станется. Она и выпopoть может…

…Год тому назад Светка влюбилась. Как кошка. Окончательно и бесповоротно. Без оглядки. И был ее Костик лучше всех. Был он для нее светом в окошке. И без него она себе жизни не представляла. Как впрочем и он без нее. Так и ходили они уже два года друг за другом, как попугаи неразлучники. Всюду вместе.

И как только невесте и жениху восемнадцать исполнилось, вопреки тучам, сгущавшимся над их буйными головушками, они поженились, сыграв скромную студенческую свадьбу. Студенческую, потому как учились оба…

Мать Светкина на свадьбе только и успевала платочком глаза подтирать — уж больно невеста юна. А ну как жених покуролесит, да жену молодую и бросит. А если еще и с дитем… Что делать-то тогда? Как жить? Время-то непростое. Так вздыхала мать, о судьбе дочери беспокоясь…

После свадьбы Костик жену молодую к себе домой привел. А куда еще? Общежитие дождаться еще надо было, а у его родителей квартира со всеми удобствами- трехкомнатная. И к училищу, где они науку осваивали, близко…

С первых дней Света поняла, что жить со свекровью не сахар, а испытание великое. То встала не там, то пол не так вымыла, то борщ пересолила. Не то чтобы свекровь, Наталья Петровна, ругала ее открыто и грубо — нет. Но замечания делала подчеркнуто вежливо и сквозь зубы. Причем глядя куда то в сторону, словно Светки здесь и не было вовсе. Вот этот взгляд вскользь для Светы самым обидным был. Света уж как старалась угодить, делала все досконально и аккуратно, комар носа не подточит. Так нет, находила Наталья Петровна изъяны, как не крути…

А через два месяца после женитьбы, как гром среди ясного неба — Костика в армию призвали, родине долг отдавать. Проводила его Света, наплакавшись вдосталь, а на следующий день стала вещи собирать — к матери переезжать.

-Куда это ты собралась, милая? Не положено замужней женщине из мужниного дома съезжать. Испокон веков жены мужей дома ждали. А ты что вытворяешь? — возмутилась свекровь, узнав от снохи новости.
Но Света, хоть и молоденькая была, но упрямая. На своем настояла и с имуществом нехитрым к матери съехала. И с первых же дней как-то нехорошо ей стало. Наверное простудилась при переезде или съела что-то не то, так она подумала. А через время оказалось, что в положении она.

-Ой, горе нам, горе… Как в воду я глядела. Костик то твой поматросил и бросил. А ты теперь с пузом одна одинешенька осталась! И кому ты теперь нужна будешь, с приплодом то, а? А ведь говорила я тебе, предупреждала. Не послушала ты меня… — причитала мать, узнав новость от дочери.
…Когда Костик из армии вернулся, дочке его, Аллочке, больше года уже было. И похожа она была на отца, как две капли воды. Ни дать ни взять — Костик в детстве. Что лицо, что взгляд, что походка. Тут уж никто слова сказать не посмел, что Света как-то непорядочно вела себя, пока муж Родине служил.

Обнялись они при встрече крепко и решили не расставаться больше. А жить дальше со свекровью Света решительно отказалась. И Костик в этом ей не перечил. Отдельно, так отдельно. Тем более, что тут очередь и до комнаты в общежитии дошла. И стали они своей маленькой семьей жить. В любви и согласии. А малышка Аллочка их радовала.

Годы шли, ведь время хорошее быстро пролетает, это плохое долго тянется, мучительно. Аллочка в садик ходить стала. Костик по карьерной лестнице вверх пошел. А Света учебу закончила, с перерывом правда, и на работу вышла по специальности.

Жизнь шла своим чередом и если бы спросил кто-нибудь Свету, жалеет ли она, что замуж рано вышла, да родила, она бы твердо ответила — нет! С Костиком она счастлива была, жила в достатке, любви и заботе. Словом За мужем, а не как многие ее подружки за перебором недобор получили, а в итоге некоторые уже трех мужей поменяли… И так бывает.

Через несколько лет они квартиру получили. А потом и машину купили. И пусть не новую, но хорошую и вполне себе на вид приличную. Аллочка теме временем уже в девятом классе училась. Не за горами выпускной. Единственную дочь отец баловал, а Света старалась в строгости держать. Слишком хорошо себя помнила. А Аллочка красавицей статной выросла, от женихов отбоя нет.

-Я, мама и папа, в Москву хочу ехать поступать. В театральный. А что? У меня способности есть, внешность тоже. Я в театральном кружке школьном главные роли играла. И слух у меня идеальный, пою хорошо. А тут в нашем городишке никакой перспективы нет. Менеджеров и бухгалтеров хоть пруд пруди. А я карьеру хочу построить, жизнь то одна… — заявила дочь после выпускного класса.

Света только руками всплеснула, а Костик нахмурился. Знали они, если дочь решила, то уедет. В мать характером, упрямая. Так и случилось. Уехала Алла в поисках своей доли и лучшей жизни… А родителям только и осталось, что известий ждать, да письма редкие…

Уехала Алла, а между Костиком и Светой словно кошка черная пробежала. Ругаться стали. Стала Света ревновать его без причины То соседка на него не так глянет, то на работе задержался — значит налево ходил. То цветов на праздник не купил, а то продавщице улыбнулся слишком ласково… Запилила она Костика совершенно, сил нет. Он уж и так ее уговаривал, и этак, чтоб прекратила это безобразие. Бесполезно. Не выдержал как-то, терпение видно кончилось.

-Все, Света! Не могу я больше! Чем так жить, да лаяться каждый день, так уж лучше разбежаться в разные стороны. Всю душу ты у меня вынула, ничего не осталось. Давай поживем отдельно. Может что и надумаем… -сказал так и к родителям переехал.
Осталась Света одна одинешенька. Села посреди кухни пустой и холодной и заголосила, завыла белугой. Одна она осталась. Муж ушел, дочь как в Москву укатила, так ни ответа, ни привета. Только по телефону и общаются. Некогда мне говорит. Учеба, мол, все время занимает…

Но что делать, жизнь продолжается. И время идет, боль притупляя. Света успокоилась, собой занялась, похудела немного, прическу изменила. Стала выглядеть лучше, нарядами себя баловать начала, косметикой. И настроение появилось, улыбаться стала, мелочам радоваться…

А перед новым годом решила порядки навести в квартире. Засучила рукава, отмыла все до блеска, отдраила. Потом стол накрыла, будто гостей желанных ждала. Сама на все это великолепие глядя удивилась. И вдруг звонок в дверь. Она открывать бросилась, словно ждала. А на пороге он. Костик…

-Прости меня, а… Не могу без тебя. Света, давай помиримся. Ну что нам делить. Люблю ведь я тебя и никто мне больше не нужен. — сказал, а в глазах тоска- печаль…
-И я люблю. И мне никто не нужен. Соскучилась… — на шею бросилась…
А тут вдруг еще звонок. Переглянулись. Кого еще принесло? Будто на запах Светиных пирогов, как пчелы на мед, гости слетаются… Открыли дверь, а там…

Аллочка, доченька их любимая стоит. Худая и взгляд растерянный, виноватый. У нее в руках сверток пищащий. А в нем младенец. Света, увидев это, за сердце схватилась, за голову. На Костика посмотрела. А что теперь смотреть, что хвататься… Хватайся не хватайся, ничего уже изменить нельзя. Человек родился. Внук Миша… А Света бабушкой стала, в тридцать девять лет. Вот такие дела…

Через месяц Аллочка доучиваться уехала в Москву свою, а Мишу бабушке с дедушкой оставила. На время, пока образуется все. Света малыша приняла с превеликим удовольствием. Они же с Костиком сына очень хотели, но не получилось. Не судьба видно… Зато внук теперь есть, Мишенька.

Аллочка уехала, а они с Мишенькой остались. Света на этот случай с работы уволилась. Костик помогал, все вечера и выходные внуку посвящал. Света при наличии маленького ребенка по логике должна измученной выглядеть и уставшей, а она наоборот расцвела, как цветок. Похудела, выглядеть стала еще лучше, даже помолодела с лица. Тут уж Костика время ревновать пришло. Света, как на улицу с Мишенькой гулять выйдет, так все мужики шеи в ее сторону сворачивают, комплиментами осыпают. Мол, какая мамочка красивая идет. На что Света только посмеивалась.

-Костик, ну что ты, глупый! Не нужен мне никто, я тебя одного люблю. А второй мужчина в моей жизни — внук Мишенька. На этом мои симпатии к противоположному полу и заканчиваются!
…Прошло два года. Аллочка учебу закончила, в Москве свое счастье нашла и замуж вышла. А Мишеньку решено было общим семейным советом у Светы с Костиком оставить. И он привык к ним, и бабушка с дедушкой не представляли как без него жить будут. Всем сердцем прикипели. Да и дочери проще, тем более она второго под сердцем носила. На том и порешили. А Москва к их городу рядом совсем, в часе езды, хоть каждый день видеться можно…

Так и жили они. Не хуже многих и не лучше. Часто Света вспоминала юность свою и как мать ее ругала за то, что она замуж рано собралась. И понимала Света, что не прогадала она, не ошиблась. Муж у нее хороший, надежда ее и опора. И дочь замечательная, любящая. Родители хоть пожилые, но живые еще и здоровые, слава Богу. А Мишенька? Счастье их и отрада на старости лет. Хотя какая старость? Им с Костиком едва за сорок, пол жизни еще впереди.

-Счастливая ты, Светка, выигрышный билет вытащила в своей жизни, когда с Костиком повстречалась. Не то что я. Первый был дебошир и пьяница, второй ни одной юбки не пропускал. Осталась я одна с двумя детьми. И дети еще маленькие, поднимать надо, и самой еще любви хочется. А не судьба видать… — с легкой ноткой зависти произнесла как-то подружка Люба при встрече. А может и правда счастливая она? Какое оно счастье то, кто скажет? Бриллиантов и изумрудов у нее нету, мерседесов тоже. По заграницам, как многие ее подружки, Света не ездила. Морей и океанов не видывала. Хоромов у нее трехэтажных с обслугой тоже не имеется. Зато имеется у нее тыл надежный и преданный. Наверное это и есть самое главное счастье. И другого ей не надо…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.57MB | MySQL:87 | 0,354sec