Он знал

Дарья вышла замуж не по любви, а по указу родителей.

Сосватал её Архип, кузнец с соседней деревни. Мужик он был работящий и серьёзный, поэтому когда приехал свататься родители Дарьи нисколько не сомневались и отдали дочь замуж без малейшего сомнения.

Иметь в зятьях такого человека означало- не знать нужды.

Они знали, что за таким мужем Даша будет как за каменной стеной.

На тот момент Даше было 19, а вот муж был старше её на десять лет.

Когда Даша в первый раз увидела то, чему стала хозяйкой, она обомлела.

По сравнению с родительской, усадьба Архипа была просто огромной.

Архип был мужик хозяйственный, да и работа кузнеца в селе была востребованной и очень хорошо оплачивалась, а кузнец Архип был от Бога.

Первое время Даша побаивалась мужа.

Архип видя это, берёг молодую жену и относился к ней очень внимательно и бережно.

Его отношение к Даше принесло свои плоды и совсем скоро она поняла, что любит своего мужа.

Жили они душа в душу.

Даша привыкла управлять хозяйством, вела его аккуратно и держала всё в полном порядке, а Архип со своей стороны только преумножал их достаток.

Так они прожили два года и всё бы хорошо, но вот никак не получалось у них с наследником.

Архип ничего не говорил Даше, но она знала, что он очень хочет сына.

Если Архип молчал, то мать Даши совсем заклевала дочь.

— Вот бросит тебя Архип, узнаешь тогда! Кому ты нужна то будешь? Уж можно было двоих родить, а ты всё одного не можешь! Да зачем ему жена такая! Иди говорю к Лючихе, она не одной бабе помогла, а не пойдёшь так пеняй на себя!

Лючиха была деревенской ведьмой.

Жила она на краю деревни. Люди её откровенно боялись, а она словно упивалась их страхом. Смотрела на всех исподлобья и улыбалась злой беззубой улыбкой.

Особенно боялись Лючиху молоденькие девушки, но и им порой приходилось обращаться к Лючихе.

Ну, а что поделать дело-то молодое.

Какой девице парня приворожить надо, а какой и грех скрыть. Вот в таких случаях и приходилось идти к ведьме.

Даша боялась Лючиху до смерти и до последнего сопротивлялась воле матери, но дитя всё не было, а Архип стал странно поглядывать.

По крайней мере Даше, запуганной матерью, так казалось.

И Даша решилась.

Шла пора сенокоса, а в эту пору мужики в деревне словно вымерали. Все были на полях.

Архип от мужиков никогда не отставал и в это время года его дома было не сыскать.

Вот в такую ночь и пошла Даша к Лючихе.

Взяла для ведьмы гостинцы, без этого никак нельзя было и пошла на окраину к дому Лючихи.

Та встретила Дашу недобро. Да так глянула на неё, что у той от страха чуть не отказали ноги , а ещё она словно онемела.

— Чаво надо?

Лючиха пристально смотрела на Дашу, а та от страха не могла и слова вымолвить.

— Чаво молчишь? Али язык проглотила? Мне тут молчать с тобой некогда. Либо говори с чем пришла, либо иди вон!

Даша решилась. Она знала, что если сейчас уйдёт, то больше никогда не сможет вернуться.

— Вот бабушка, я Вам тут гостинчик .

Лючиха забрала протянутый узелок, а Даша немного осмелившись продолжила.

— У меня бабушка такое дело… В общем замужем я уж как два года, а деток всё нет.

Лючиха отложила узелок и впритык подошла к Даше.

Ту обуял настоящий, неподдельный страх.

Старуха усмехнулась, протянула морщинистую руку и положила её на живот Даши.

Немного постояв покачиваясь из стороны в сторону, она резко убрала руку и отправилась в угол избы.

Даша не видела старуху, лишь свет свечи туско поблёскивал из угла.

Через некоторое время Лючиха вышла и протянула Даше какой-то пузырёк.

— Пей!

Даша протянула руку, взяла пузырёк, но пить опасалась.

— Пей говорю!

Лючиха почти кричала.

Даша посмотрела на старуху. При свете свечи, которую старуха держала в руке, она выглядела ещё зловещее.

Даша зажмурилась и выпила содержимое пузырька. Это было что-то терпкое и очень горькое.

Лючиха молча наблюдала за Дашей, а потом резко протянула руку и снова положила её на живот Даши.

Покачиваясь из стороны в сторону она простояла так некоторое время. При этом Лючиха издавала какие-то странные, нечеловеческие звуки.

Через некоторое время старуха убрала руку и торжествующе сказала.

— Так я и думала! Пустая ты! Никогда в твоём чреве не зародиться жизнь! Пустая, ясно! Ни чем тебе не помочь, хоть полцарства отдай.

Даша слушала слова старухи как во сне.

Она и не поняла как оказалась на берегу реки. В голове стучали слова старухи.

— Пустая! Пустая! Пустая!

— Всё закончилась жизнь, — думала Дарья, — Ну зачем я ему нужна такая! Пустая! Ему наследник нужен, а я, что? Ничего не могу я ему дать! Пустая.

Дарья подошла к самому берегу и только тут услышала тихий плач.

Она обернулась и увидела девушку, которая пряталась в ближайших кустах.

Девушка испуганно смотрела на Дашу и всхлипывала.

— Ты кто?

— Анисья.

— А, что ты здесь делаешь в такую пору и почему одна.

Девушка замолчала, а потом вдруг закрыв лицо руками, тихонько заплакала.

— Ну чего ты, не плачь. Расскажи, что случилось-то, глядишь и легче станет, а в душе всё держать себе дороже. Уж я то знаю о чём говорю.

И Анисья рассказала.

Она сирота. Живёт у родственников которые приютили её из жалости.

Полюбился Анисьи парень. Ну и случилась у них любовь.

Только обманул он её, а она оказалась беременна. Теперь, что делать она не знала.

Знала лишь одно, родственники узнают, из дома выгонят. Им лишний рот не к чему, а ей деваться не куда. Разве, что в омут с головой. Больше выхода у неё нет.

Даша обняла Анисью и с горечью подумала.

— Я от бездетности в омут, а тут от того, что дитё дано. Каждому своё.

И тут её осенило.

Через минуту она взахлёб рассказывала Анисьи свой план.

Следующая неделя была суматошной. Даше нужно было очень много сделать для осуществления своего безумного плана, но она шла к его исполнению чётко и не разу не пожалела о задуманном.

Вскоре Даша сообщила Архипу, что скоро они станут родителями.

Архип был безумно рад и ещё больше стал оберегать жену.

Прошло несколько месяцев.

Даша переживала всё больше и больше. Она носила широкие сарафаны и не подпускала мужа к себе

Вскоре Даша сказала мужу, что поедет к матери. Мол боюсь, а мать в деревне первая повитуха, да и о беременности знает всё.

Даша боялась, что муж не согласиться, но к её удивлению Архип согласился с её доводами довольно легко и на следующий день Даша уехала к матери.

Мать её была в курсе плана дочери и обещала во всём помогать ей.

За то время пока Даша была у матери, Архип приезжал всего несколько раз.

Даша сказывалась слабой и встречала мужа в кровати. Было видно, что Архип переживает за молодую жену и беспокоиться за неё.

До положенного срока Даша прожила у матери, а в срок родился крепкий мальчуган.

Да только родила его не Даша, а Анисья.

Та тоже всё это время жила у матери Даши.

Анисья родила, получила причитаемое ей вознаграждение и отбыла восвояси.

Куда и зачем никто не спрашивал.

Молились лишь о том, чтобы подальше и чтобы никогда не возвращалась.

Вскоре Даша вернулась домой с сыном.

Архип, как увидел наследника, так и полюбил его сразу. Всей своей большой душой.

Годы шли, Матвей- так назвал сына Архип, рос здоровым и активным ребёнком.

Родители Матвейку очень любили, лишь Даша иногда пристально вглядывалась в сына, пытаясь найти в нём чужие черты и откровенно опасаясь этого.

К её счастью Матвей рос чернявым и кареглазым, как и его отец.

Даша успокоилась и стала жить не оглядываясь по сторонам.

Матвею стукнуло пять.

В один из дней Даша управлялась по хозяйству.

Вышла она из курятника в руках была большая миска полная яиц, да только донести её до дома Маша не смогла.

Миска выпала у неё из рук как только то увидела своего сына. Матвей стоял у калитки и разговаривал с женщиной.

Той женщиной была Анисья.

Страх сковал сердце Даши.

Что здесь нужно Анисье? Зачем она здесь появилась? Зачем говорит с её сыном?

Пока Даша бежала до калитки она задала себе тысячу вопросов и ни на один из них не нашла ответа.

Ответ ей дала сама Анисья.

— Ну здравствуй Даша.

— И тебе не хворать, Анисья. Зачем пришла?

— А пришла я Даша, чтобы на сына посмотреть и себя показать.

— А где же ты здесь сына увидела? Здесь только наш сын есть. Твои дети здесь откуда?

— Ты Дашка прекрасно знаешь откуда. Да только я не за этим пришла. Дело у меня к тебе есть.

— Какие у нас с тобой Анисья могут быть общие дела?

Анисья как-то сникла и закрыв лицо руками разрыдалась.

Даша стояла, смотрела на неё и не знала, что ей делать.

В конце-концов она решилась.

Взяла плачущую женщину за руку завела во двор и посадила на скамью.

Сама метнулась к колодцу и набрала холодной, колодезной воды.

— На Анисья, попей. Вода у нас чудодейственная, все хвори да болезни снимает. Глядишь и тебе поможет.

Конечно же вода была самая обычная и Дарья прекрасно об этом знала. Просто-напросто она не знала как успокоить плачущую женщину и говорила всё, что придёт в голову.

Сама же краем глаза наблюдала за сыном и девушкой, которая жила у них и помогала ей по хозяйству.

Она была какой-то дальней родственницей Архипа и недавно стала круглой сиротой.

Архип пожалел девушку и взял её к ним в дом.

Даша была совсем не против. Одной ей было трудно управляться с хозяйством и сыном одновременно.

Сейчас Алёна, так звали сироту, играла с Матвеем во дворе.

Даша жестом попросила её зайти с ребёнком в дом, ей всё думалось, что Анисья пришла за сыном.

Та, попила воды и понемногу стала успокаиваться.

— Вода говоришь у тебя волшебная? Ну-ну.

— Да это я так. Ты вот, что Анисья. Говори зачем пришла и уходи. Скоро вернётся Архип, не хочу чтобы он тебя видел.

— Да и мне не очень хочется с ним встречаться. Говорят он у тебя мужик лютый?

— Когда к нему хорошо и он хорошо.

— И то ладно. Я Даша знаешь зачем пришла, — Анисья ненадолго замолчала как будто не зная как всё же сказать то зачем пришла, но всё же решилась и продолжила, — Жизнь моя Даша, только-только устроилась. Встретила я недавно хорошего человека и предложил он стать для него женой.

Анисья снова замолчала.

— Так, что же ты задумалась? Заходи в его дом хозяйкой, раз говоришь человек хороший.

— Я бы Даша с превеликой радостью, но не могу.

— А, что так?

— Беременная я, Даша. Да только отец не он. Он им никак быть не может, понимаешь? Если узнает, бросит и тогда-то уж я точно сгину.

Даша опешила.

В её голове не укладывалось как можно быть такой беспечной, а проще говоря безголовой.

— А от меня ,что ты хочешь? Я тут при чём? Я тебе не мать и даже не родственница. Зачем ты ко мне пришла?

— Я знаешь, что подумала Даша, а может ты и второго ребёночка заберёшь? Я для своего суженного что-нибудь придумаю, а ты как тогда. Ведь чай не чужой он тебе будет, родной брат или сестра сыну твоему.

Даша смотрела на Анисью и не понимала, зачем Анисья всё это говорит? Она, что совсем с ума сошла если думает, что Даша во второй раз пойдёт на это.

Да её до сих пор тресло от мысли, что Архип узнает правду, а тут она предлагает ей такое!

— Ну вот, что Анисья, уходи. Уходи и больше ни когда не приходи сюда. Никогда!

— Даша!

— Уходи, Анисья! Слышишь меня, уходи!

Анисья встала со скамьи и ещё раз посмотрела на Дашу, но видя как у той горят глаза от негодования и злости, поплелась к воротам.

Как только Анисья вышла со двора, Даша подбежала к воротам и заперла их на засов.

Она даже не взглянула куда пошла Анисья, ей было всё равно.

Лишь бы подальше от них.

Лишь бы никогда её больше не видеть.

К тому времени когда домой пришёл Архип, Даша не успокоилась.

Внешне она была совершенно спокойна, но вот в душе её бушевала буря.

Каждый вечер с тех пор как у Даши появился сын, она сама укладывала его спать.

Качала люльку и напевала колыбельные, а потом долго смотрела на сына и благодарила Бога за то, что он дал ей этого малыша.

Бога и… Анисью.

Сегодняшний день не был исключением разве, что после того как сын уснул Даша заплакала.

Она плакала долго и беззвучно.

Слёзы текли по её щекам, а она словно не замечала их.

Даша сидела так пока не начало светать. В эту ночь она не уснула ни на одну минуту.

Когда Архип пришёл завтракать, он увидел жену как обычно хлопотавшую у печи, но вот её лицо было совсем не таким как раньше. Даша была сосредоточена и задумчива.

Позавтракав, Архип ушёл по своим делам, а Даша целый день была сама не своя.

На вопросы отвечала невпопад, не сделала и половины того, что задумывалось, да и вообще сегодня всё валилось у неё из рук.

Архип вернулся поздно.

Жену он застал в кухне. Она сидела за столом и была более чем напряжена.

— Собирай ужин, жена. Устал сил нет.

— Прдожди, Архип. Сядь. Мне с тобой поговорить надо.

Архип в недоумении посмотрел на жену.

— Что же такое важное, что обождать нельзя? Вроде всё, что у меня в хозяйстве, да в хате происходит я знаю.

Даша посмотрела на мужа и сказала

— Нет Архип, не всё.

И Даша стала рассказывать.

Всё подробно.

Про неё, про Лючиху, про Анисью, про Матвейку…

Даша рассказала Архипу всё.

Всё время пока жена говорила, Архип молча смотрел на жену и молчал.

Даша закончила свой рассказ и теперь не знала, что ей ждать.

Она была готова ко всему. Даже к тому, что Архип с позором выгонит её из дома.

Молчание затянулось.

— Что ж ты молчишь то Архип? Скажи уж, что-нибудь. Я любое твоё решение приму. Знаю, что виновата, но…. Знаешь, Архип я не о чём не жалею и Матвея как родного люблю. Да впрочем почему как. Он для меня, что ни на есть самый родной!

Архип пристально посмотрел на жену.

— Он не только тебе сын родной, но и мне тоже и ещё Даша… Я ведь не зря сказал, что знаю всё, что происходит у меня в хате.

Архип немного помолчал, а потом продолжил.

— Ты Даша завтра эту самую Анисью найди. Дитё не виновато, что мать такая бестолковая. Пусть до родов у нас живёт, а потом идёт восвояси и никогда не возвращается. Ну, а мы. Мы воспитаем. Где один, там и двое.

Даша опешила.

До её сознания с трудом доходили слова Архипа.

Получалось, что Архип всё знал!

Знал с самого начала!

 

Всё это время Даша ходила с огромным грузом на душе и боялась поделиться с мужем, а он оказался вот каким.

Самым лучшим на свете!

Наверное только теперь Даша поняла, какая душа у её мужа.

Чистая и открытая.

Прошло почти два года.

Даша стояла на крыльце своего дома и наблюдала за мужем и сыном.

Архип, что-то чинил. Матвейка старался помочь отцу, тот как раз что-то ему объяснял, а сын стоял рядом и слушал совсем как взрослый.

Из дома послышался плач и Даша поспешила зайти внутрь.

Проснулась маленькая Марьяна.

Даша взяла дочку на руки и стала убаюкивать.

На руках у мамы Марьяша снова уснула, а Даша положив её в люльку, посмотрела на икону и перекрестилась. Она была благодарна Богу за свою семью, за своих самых дорогих и любимым людей.

А ещё она снова вспомнила Анисью и помолилась за неё.

Даша вновь и вновь благодарила эту женщину, которая дала ей самое дорогое в жизни и принесла в их дом такое огромное счастье.

Счастье которого им так не хватало и которое сейчас у них было в избытке.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.52MB | MySQL:81 | 0,390sec