Они ещё и домработницу себе завели!

На окраине поселка купили землю близ озера. Сначала по участку ходила какая-то супружеская пара лет тридцати с хвостиком – они о чем-то спорили, жестикулировали, отмеряли шагами расстояние. Потом прибыла строительная бытовка – старенькая и покосившаяся. Муж копал, жена что-то готовила на костре в мангале. Как-то жалко все это выглядело, но соседям было любопытно.

— Кто ж такие? — любопытствовала через забор Петровна.

— Может наскребли что по сусекам, купили, явно бедные какие-то, — ответил ей сосед Степаныч.

— Я так и подумала. – сказала Петровна. — Едят что попало на костре, я им яички куриные утром предлагала, даже отварить хотела, цену нормальную назвала, но они не взяли. Видимо с деньгами совсем туго.

— Да уж, строиться они будут долго! – покачал головой Степаныч.

Так и вышло – построив всего лишь фундамент, парочка пропала из поселка почти на целый год, оставив лишь покосившуюся бытовку. Кто была эта пара – так и осталось неизвестным, нелюдимые какие-то они, все в себе. Но на следующую весну старая бытовка заменилась современной, и кроме парочки приехала еще бригада строителей. Началась работа, грохотала техника, и это не нравилось местным жителям.

— Да погодите в бабы возмущаться, — ворчал Степаныч на Петровну и ее подружек. – Как тут без грохота дом поставить? Да и что они поставят? Максимум избушку с двумя комнатами.

Но Степаныч был не прав – строился большой дом в два этажа с мансардой, таких шикарных в поселке еще не было! Даже местный житель Руслан, который держал два своих магазина на весь поселок, и то жил скромнее. Откуда у этих бедняков за год появились такие деньжищи? Впрочем, это долго оставалось неизвестным – супруги все так же были отшельниками. Можно было спросить только у строителей, поэтому женщины послали Степаныча, чтобы тот все расспросил, пока хозяева были в отъезде.

— Это Володя с Валей, хорошие ребята, — ответил бригадир на расспросы Степаныча. – Бизнесмен он в городе, строиться вот начал, какой-то благотворительный фонд создал. Только не пойму, почему он ваш поселок выбрал, скучно у вас как-то, дороги плохие.

Степаныч передал все слова бригадира Петровне и ее подружкам.

— Как же, благотворительный фонд у него! – возмутилась Петровна. – Наворовали, наверное, с того фонда и дворец себе строят. Буржуи, хотят нас тут облапошить. Не нужны нам такие соседи. Вот как сожгу их дом!

— Петровна, ты что завидуешь? – со смехом спросили ее подружки.

— Нет! – резко ответила Петровна, и ее глазки забегали. – Просто ненавижу таких буржуев жадных. Год назад я им яички по дешевке предлагала, так они отказались, нищих из себя строили. Я их тогда пожалела, а теперь понимаю – за копейку удавятся. Еще и с соседями не хотят знакомиться, видимо гордые, нас считают ниже себя. Тьфу!

Петровна плюнула в сторону дома соседей.

Дом был достроен, и соседи с любопытством наблюдали, как во дворе появляется ландшафтный дизайн – кустики, деревца, дорожки. Это еще больше возмутило Петровну:

— Да что же это за лентяи такие? Столько земли уходит на разную дурь! Нет чтобы свое выращивать – морковочку, капусточку, укропчик для салатика! Поди и дети у них есть, нет бы им натуральные закатки делать, так они всю химию в магазинах купят и травят этим своих детей!

Наконец, ближе к осени семья въехала – муж, жена и десятилетний сын. Ребенка по утрам отец возил в школу, сам ездил на работу, а жена оставалась дома.

— Выстроил замок этот буржуй, держит жену в золотой клетке, приходится бедняжке весь этот дом убирать. Разве можно так над женщинами издеваться?! Вон, и мать к ним часто приезжает, чтобы дочери помогать! Ну вот как не стыдно – это же рабовладельческий строй, патриархат.

Женщина, которую Петровна приняла за мать, оказалась домработницей. Об этом она сама рассказала Петровне при коротком знакомстве.

— Представляете! – с возмущением говорила Петровна односельчанам. – Я была права: рабовладельческий строй! Они еще и домработницу себе завели! Тьфу, буржуи недорезанные, ненавижу их!

В это время к собравшимся соседям подошел Володя.

— Расскажите о проблемах в поселке, — спросил он. – Что вас больше всего волнует?

— А что ты, депутат что ли, чтобы тебе рассказывать, — проворчала Петровна. – Знаем мы таких, были у нас тут перед выборами, наобещали с три короба и исчезли!

— Нет, я не депутат, я политику не люблю, — по-доброму улыбнулся Володя.

— А что – сам не видишь, — спросил Петрович. – Дороги в ямах, проехать невозможно, да и магазины скоро закроются – видимо Руслан тебе позавидовал и уехать решил. Скоро придется ездить или в соседний поселок, или в город за продуктами.

— Ну про дороги я знаю, скоро будут, — сказал Володя. – Ну а с магазином тоже разберусь.

И правда, на следующий год была проложена дорога и открыт большой магазин, типа супермаркета, в которой была даже аптека. Приемлемые цены, даже акции часто бывают, большой ассортимент. Петровна взяла свои слова обратно – тут не придерешься. И все же – семья была очень скрытная, ни с кем дружбы не водила. Однажды Степанычу удалось все же разговорить Володю, когда они вместе были на рыбалке.

— Вот ты, Володя, вроде богатый человек, а почему у нас-то строиться начал, в этом забитом Богом месте? В городе чем плохо?

— Это идеальное место для нас с Валей, мы такое полгода искали, — ответил Володя. – Когда я был маленький, меня возили в деревню к бабушке, далеко от сюда. У нее был дом у озера, и здесь пейзаж очень похож на тот, который был в бабушкиной деревне. А жена у меня художница, ее картины хорошо продаются, но писать ей их надо в тишине и спокойствии, это место ей понравилось тоже. Нам здесь очень хорошо.

— Слушай, а что соседи говорят, что у тебя фонд там какой-то? Не оттуда ли все твое богатство?

Володя рассмеялся.

— Не буду скрывать, разбогател я благодаря наследству – дед за границей бизнесом занимался, и я, как его единственный внук, все получил семь лет назад. Только я наследство не стал мотать, а вложил все в бизнес. А благотворительностью тоже жена занимается, у нее чувство эмпатии очень развито, часть наследства тоже туда пошло.

— Так вы год назад уже богатые были? – удивился Степанович. – А что же вы так прибеднялись, бытовка у вас развалюха была, сам фундамент копал, яйца не купили у соседки.

 

— Ну бытовку просто надо было «дошатать», рационально к этому подошли. Яйца не купили, потому что свои были сваренные. А насчет фундамента – я просто хотел хоть что-то для дома сделать своими руками. Как в выражении: «Мужчина должен посадить дерево, построить дом и вырастить сына». Вот, сын растет, дерево посадил на участке, и хотя бы фундамент я своими руками сделал.

Ну хоть что-то можно было односельчанам рассказать. Семью Володи стали уважать еще больше. Но теперь никто не придумывал уже про них сплетни, и не плевал в сторону их дома. Пусть себе живут спокойно, раз они так хотят!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.57MB | MySQL:83 | 0,384sec