Oтoмcтuлa мaчexe

—Только попробуй еще раз хоть пальцем тронуть мою дочь, я тебе всю дурь вышибу! – Орала мачеха, в очередной раз ударяя Нину по спине толстенным кожаным ремнем.

Девушка пыталась закрыться от ударов, но каждая попытка вызывала лишь новую порцию ярости мачехи. Не надеясь вырваться из квартиры живой, Нина вскочила и бросилась к двери. Мачеха, пытаясь поймать девушку, успела ухватить Нину за волосы и вырвала огромный клок на затылке. Нина спускалась по лестнице, перепрыгивая через несколько ступенек, а мачеха орала в спину, чтоб больше никогда не видела девушку в ее квартире.

 

Лишь убежав на безопасное расстояние, убедившись в отсутствии погони, Нина перевела дыхание и неожиданно даже для самой себя выдала:

—Посмотрим еще, чья это квартира в итоге окажется!

Вспоминая через много лет свою жизнь, Нина примет решение, которое позволит ей отомстить за все годы страданий, но прежде ей придется пройти не один круг ада, пытаясь выжить и не сойти с ума.

Нина плохо помнила родную маму. Девочка осиротела в пять лет и от матери остались почему-то только смутные воспоминания. Вот они вместе возвращаются из детского сада, вот месят тесто для торта, чтоб угостить папу после работы, вот пришли на прослушивание с музыкальную школу, потому, что мама обнаружила у Ниночки абсолютный слух. Каждое воспоминание Нина хранила в глубине души, как драгоценный камень, но и они постепенно стирались из ее памяти. Например, довольно скоро она перестала помнить лицо мамы. Все ее фото папа убрал, а потом уничтожил, едва в доме появилась новая женщина. Нине тогда было десять. Отец решил, что не справится с воспитанием дочери в одиночку. До этого на протяжении пяти лет Нина почти постоянно жила у бабушки, а отец почти не навещал ее.

—Ты не понимаешь, мне было тяжело! Я потерял жену! – Скажет он Нине через много лет. На ее возражения о том, что она тогда потеряла не только мать, но и отца, ведь он отстранился и стал фактически чужим человеком, отец небрежно бросил:

—Чего ты вообще тогда понимала? Как была глупая, так и осталась! Непонятно, чего мать с тобой сюсюкалась! Я и вовсе детей не хотел.

Нина поняла – в отце она поддержки не увидит. После смерти бабушки она с ужасом представляла свою дальнейшую жизнь. Вдвоем с отцом десятилетняя Нина прожила всего месяц, после которого в их жизни появилась Зинаида со своей доченькой Ириночкой.

До знакомства с ними Нина и не подозревала, что умеет ненавидеть. Но именно эти двое стали причиной появления в душе десятилетней девочки этого разрушающего чувства.

Ирина, дочь мачехи, которую она притащила вместе с собой в новый брак, была на пять лет младше Нины и первые пару лет не сильно влияла на ее жизнь. Однако, чем старше становились девочки, тем сильнее была заметна разница в их воспитании. Ирине было позволено все. Она требовала покупать ей все, на что падал ее царский взгляд, при этом Нине порой приходилось по несколько лет ходить в одежде, которая была ей мала. Бабушка приучила Нину жить экономно, поэтому девочка не просила того, чего не могли себе позволить родители. Но и то малое, что она иногда робко просила, родители отказывались покупать, сопровождая отказ язвительными замечаниями, насмешками или издевательствами.

—Чего ты там захотела? Платье новое? Да куда тебе в нем? На огород разве, ворон пугать? С этакой-то фигурой только и сгодишься! – Зинаида не скрывала своего пренебрежения падчерицей. Она постоянно насмехалась над худобой девочки, ведь она сама и ее обожаемая Ириночка отличались довольно внушительными формами. Нередко Ира отбирала у Нины сладости, считая, что ей, маленькой, позволено все, а взрослая Нина потерпит.

Отец никогда не заступался за родную дочь. Первое время он равнодушно наблюдал, как жена и падчерица издеваются над девочкой, а потом и сам стал отпускать обидные замечания.

—Нинка! Ты куда так вырядилась? Ну чисто пугало! Волосенки-то свои жиденькие прибери, смотреть противно! То ли дело у Ирочки волосы. А ты постыдилась бы распускать такой позор! И колени свои костлявые прикрой! Напялила юбчонку, едва зад прикрывает! Не хватало еще в подоле принести. Учти – выставлю за порог и забуду, как звали.

Нине тогда было тринадцать, она собиралась на школьный бал и робко надеялась, что выглядит неплохо. Она не поняла и половины из того, что сказал отец, но ей было обидно за то, что он насмехался над ней, вместо того, чтоб поддержать и похвалить.

Юбку ей дала подруга, а прическу делала ее мама. В тот вечер, после слов отца, девочка передумала идти на праздник, проплакав в беседке неподалеку от дома. Именно тогда Нина решила, что сбежит из дома, как только появится возможность. Раз к ней отношение в семье как к чужой, какой смысл держаться за эту семью? Пусть отец растит неродную Ирку, раз не смог полюбить родную дочь.

 

С тех пор девочка всеми силами старалась накопить денег на будущий побег. Она бегала в магазин по поручению пожилых соседей, гуляла с собаками, даже пыталась устроиться курьером или продавцом. Но мало кто из работодателей соглашался трудоустраивать подростка. Так Нине в голову пришла идея выйти замуж, и таким образом решить вопрос и с проживанием, и с финансовой частью новой жизни. Она надеялась, что родители разрешат ей уйти из школы после девятого класса и поступить в техникум. Однако родители запретили отправляться в свободное плавание и отправили доучиваться в школу. Несмотря на это Нина твердо решила стать самостоятельной, вступив в брак. Однако в семнадцать сделать это оказалось не так просто.

Объект для будущего брака нашелся быстро. Друг детства Пашка, который жил неподалеку от бабушки Нины и недавно перевелся в ее школу, заявил, что всегда любил Нину и готов жениться на ней. Оставалось придумать, как заставить родителей поженить ребят, не достигших совершеннолетия.

—Нин, а давай скажем, что ты ребенка ждешь! Я слышал, по справке о беременности расписывают даже в шестнадцать. – Пашка предложил самый простой и очевидный способ решить проблему.

—Ты с ума сошел? Липовая справка денег стоит. А у меня не так много накоплено. К тому же, если дело не выгорит, я вообще останусь ни с чем. Думай, какие еще есть варианты.

—Нин, а может того… – Пашка замялся. Было заметно, в его фантазии этот разговор должен был пройти куда легче, да и завершиться иначе.

—Чего? – Нина не сразу поняла, на что намекал ее «жених».

—Ребенка реального сделаем, тогда и справка липовая не понадобится.

—Серьезно? А ребенка потом куда? Как котенка — в ведерко и на помойку? Паш, тебе семнадцать или семь? – Нина искренне не понимала, почему ее ровесники по уровню развития соответствовали ученикам первого класса.

—Ну тогда я не знаю. Давай матери моей расскажем, как тебе плохо живется, она что-нибудь придумает. Она у меня мировая. – Павел решил по привычке обратиться к родителям, к которым всегда шел с любой проблемой или за советом. Однако Нина не могла довериться взрослым, тем более – посторонним. В ее реальности взрослый человек не был источником безопасности. Напротив, от взрослых она видела лишь угрозы, насмешки и издевательства.

Прошло еще несколько месяцев. Нина по-прежнему хваталась за любую подработку, чтоб накопить денег на будущую самостоятельную жизнь. Она старалась лишний раз не попадаться на глаза мачехе, ее дочери и отцу, чтоб не нарываться на скандалы, которые вспыхивали в ее доме ежедневно.

Пашка тем временем все время крутился рядом, рассуждая, какая замечательная семья у них получится. В какой-то момент Нине показалось, что она даже влюбилась в него. К счастью, чувство оказалось временным, что позволило ей относительно легко пережить тот кошмар, который ждал ее в опрометчивом браке, который они с Пашкой все же заключили, едва им исполнилось восемнадцать.

Нина решила, что на свадьбе она непременно должна быть настоящей невестой, поэтому часть накопленных денег потратила на белое платье, которое купила у соседки. Родителям она объявила о скорой свадьбе лишь накануне росписи. Отец и мачеха отнеслись к известию неожиданно равнодушно. Отец лишь заметил, что теперь, к счастью, на его шее станет на одно ярмо меньше, а мачеха и вовсе давно мечтала избавиться от ненавистной падчерицы. Промолчала только Ирочка. Нина не сразу заметила это, а потому оказалась готова к той гадости, которую приготовила ей сводная сестра в качестве «свадебного подарка».

Нина распаковала свадебное платье, погладила его, повесила на плечики и отправилась в душ. Ирина хорошо знала, что сестра перед ответственными событиями тратила на него не менее получаса.

 

К тому времени, когда Нина вышла из ванной, Ира уже успела претворить свой злобный план в жизнь. Белоснежное платье было сплошь испачкано краской, а в некоторых местах порезано ножницами. Понимая, кто автор этого «шедевра», Нина впервые за долгие годы набросилась на сводную сестру.

— Ты чего натворила, мерзавка мелкая! Я тебе руки сейчас оторву! Ты для чего это сделала? Тебе легче стало?

—Конечно! Теперь ты снова некрасивая будешь, да еще и денег потратила много. – злорадствовала сводная сестра.

Хотелось повыдергать Ирине все ее шикарные волосы, но несчастная невеста ограничилась лишь криками и хорошим подзатыльником.

К несчастью для Нины, Зинаида вошла в комнату именно в тот момент, когда падчерица посмела ударить ее дорогое дитятко.

—Да как ты смеешь мою дочь пальцем трогать? Ты тут кто такая! – Мачеха бросилась на Нину с кулаками, пытаясь ухватить за волосы, которые, к счастью, все еще были обернуты в полотенце. С силой швырнув Нину в угол, Зинаида всего на минуту выбежала из комнаты, вернувшись с толстым кожаным армейским ремнем. Казалось, он был припрятан у нее в укромном месте и долго ждал своего часа, чтоб сплясать на спине несчастной падчерицы. Зина опускала удары, не разбирая, куда попадала огромная металлическая бляха со звездой, которая оставляла отпечатки на нежной коже Нины. Девушка уже успела попрощаться с жизнью, не надеясь выбраться, стараясь лишь защитить голову и лицо от ударов. В один из моментов она решила попытаться спастись и вырваться из квартиры. Попытка оказалась удачной, хотя и стоила девушке клочка волос. В одном халате, босая, растрепанная, она бежала по вечернему городу, не разбирая дороги. Ноги сами принесли ее к дому Пашки. Его родители, обнаружив побитую девушку, убедили ее написать заявление в полицию. Это заявление она позже заберет в обмен на возможность попасть в квартиру, собрать свои вещи и документы. Отец тогда напоследок процедил сквозь зубы слова проклятия и запретил ей даже вспоминать о том, что у нее была семья когда-то. В тот день Нина в последний раз видела его живым. Через много лет она нарочно будет тянуть с визитом, чтоб не увидеть отца и не позволить ему облегчить душу последним «прости».

Утром Нина и Павел расписались. Его родители отдали молодоженам однокомнатную старенькую квартиру бабушки, а саму старушку перевезли к себе. Первая пара месяцев казалась Нине удивительной. Никто не обижал ее, не кричал, не унижал. Они с мужем ходили в школу, готовились к выпускным экзаменам, до которых оставалось всего несколько месяцев. К сожалению, семейное счастье оказалось недолгим. Довольно быстро оба поняли, что совершили ошибку, связав себя узами брака. Нине некуда было идти, поэтому она терпела от мужа все издевательства и унижения. А он, чтоб быстрее вытравить ее из квартиры, стал таскать домой девушек и, запираясь в комнате, заставлять Нину слушать их стоны.

Девушке казалось, что унижения и беспросветный кошмар в ее жизни никогда не закончится. Она винила себя за то, что однажды придумала такую беспросветную глупость, как замужество. Единственное, что заставляло ее держаться, было желание стать в конечном итоге счастливой и показать всем, что она справилась, назло всем, несмотря на их козни.

Нине удалось сдать экзамены и поступить на бюджет в техникум, который предоставлял общежитие. Девушка подрабатывала ночным продавцом, мыла подъезды и подметала двор, чтоб выжить, не ожидая ниоткуда помощи или поддержки. За все время ни отец, ни бывший муж ни единого раза не позвонили и не поинтересовались ее судьбой. После развода даже мать Павла, которая ранее помогала Нине и поддерживала ее, не хотела видеть девушку.

К счастью, темная полоса в жизни Нины вскоре стала светлеть. На последнем курсе техникума девушка познакомилась с парнем, который руководил производственной практикой Нины. Завязались отношения, которые вскоре завершились свадьбой. Нине очень хотелось уехать из родного города, где она испытала столько горя. К счастью, муж поддержал ее решение.

Прошло пять лет. Нина родила любимому мужу сына, в котором он души не чаял. Она обрела семью, где ее любили, о ней заботились, ее баловали и уважали. Никогда в жизни Нина не была так счастлива, как с мужем. Однако, судьбе было угодно подкинуть девушке еще одно испытание.

 

С Ниной связался один из бывших соседей и сообщил, что отец сильно болен и не проживет больше двух месяцев.

—Мне все равно. Этот человек вместе со своей новой семьей умер для меня много лет назад.

—Так-то оно так, только вот ты его наследница. Или ты хочешь, чтоб мачехе достались обе квартиры?

—Какие обе квартиры? – Нина не понимала, о чем идет речь.

—Нинка, ну ты как маленькая. Бабушка тебе квартиру завещала, но от твоего имени все документы оформил отец, а тебе не сказал, ты еще маленькая была. А та квартира, где ты жила, принадлежала вам троим – родителям и тебе. Мать тебе свою долю завещала. А теперь еще и отцовская тебе причитается. Мачеха-то твоя с отцом не расписана была!

Нина повесила трубку, не в силах слышать больше о тех, кто принес ей столько боли. Однако ситуацию необходимо было хорошо обдумать. С одной стороны она не нуждалась в деньгах – им с мужем удалось основать небольшой семейный бизнес, с которым помогли его родители. В другой же – ей страстно хотелось отомстить мачехе и сводной сестре, поэтому она решила вернуться только для того, чтоб выгнать их из квартиры, которую сама когда-то покидала босая, избитая, в одном халате.

Застать отца живым молодой женщине не удалось. Зато она впервые встретилась лицом к лицу с его супругой. Годы были к Зинаиде нещадны. Она стала еще толще, едва передвигаясь, задыхаясь после каждого движения. Она не узнала Нину, которая на похоронах отца предпочла самой последней подойти к могиле отца, а затем отправилась к соседям, которые хорошо относились к ней, когда она была подростком. Они же и рассказали Нине, как жила ее семья все эти годы.

—Ой, Ниночка, как мы за тебя переживали! Ведь как так можно – избить ребенка и выставить из дому! – Сокрушалась соседка, – Мы ведь видели, как Зинка к тебе относится и как свою Ирку балует. Ирка-то вообще с пути сошла! Ведет себя распутно, деньги родительские спускает на спиртное и сигареты, школу прогуливает. Избаловали ее родители, а потом уж и сладить не могли. Отец твой после твоего ухода сильно запил. Он и раньше пил, как первую жену схоронил, а потом и вовсе просыпа не стал знать. Мы пытались его вразумить, да кто стариков послушает!

—Ничего, Ольга Константиновна! Я справилась! У меня все хорошо, но своим обидчикам я отомщу!

Нина оформила на себя наследство отца и выселила из квартиры мачеху и сводную сестру, несмотря на их попытки засудить законную наследницу. К несчастью для Зинаиды, за долгие годы она не догадалась оформить отношения с отцом Нины, рассчитывая и без этого получить все его имущество.

Автор: Ольга Брюс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.38MB | MySQL:85 | 0,537sec