Перевоспитание

— И что нам с ней делать?

Жанна смотрела растерянным взглядом на мужа. Тот пил чай, уставившись на висевшую в их столовой картину. На ней была изображена их семья. Конечно, писалась она на заказ и стоила немалых денег.

Счастливая, успешная семья. Красивая и элегантная мама, серьезный и уверенный папа и воспитанная и счастливая дочь.

Да вот только этому портрету уже семь лет, и данные на нем несколько устарели. Нет, родители все также соответствовали своими характеристиками, а вот дочь…

Жанна и Давид души не чаяли в своем ребенке. Когда родилась Карина, они уже много зарабатывали и могли позволить все лучшее своей кровиночке.

— Избалуете ее! – говорила Тамара Васильевна, бабушка Давида. Ей посчастливилось застать правнучку, но вот методы воспитания родителей она осуждала.

— Вот зачем вы ей на пятилетие сняли целое кафе?! Да еще дорогущий телефон подарили!

— Ба, — ласково говорил Давид, — ну мы же можем себе это позволить. Да и Карина растет очень воспитанной и понимающей девочкой. Мы же не покупаем ей все по первому требованию. Но тут пятилетие, юбилей, так сказать.

Тамара Васильевна лишь качала головой. Она была твердо уверена, что над ребенком трястись не нужно, а иначе он вырастет избалованным и неблагодарным.

Конечно, Давид и Жанна все же воспитывали Карину. Мобильные телефоны каждые полгода не меняли, заставляли хорошо учиться и даже помогать по дому.

Но Карина росла, и чем старше она становилась, тем лучше училась манипулировать родителями.

— Мам, неделя была такой сложной! Контрольная за контрольной! Я так устала… Мне бы развеяться…

И Карине тут же отстегивалась хорошая сумма, чтобы дочка могла отдохнуть где-нибудь в кафе с подружками.

— Пап, у меня очень мало приличной одежды осталось. На какой-то маленькая дырочка, где-то пятно не отстирывается… Ну так даже неприлично ходить!

И снова волшебная карточка попадала в руки Карины, и та шла на шопинг. Стоит ли говорить, что большую часть одежды она сама слегка подпортила, чтобы были доказательства.

Потом в ход пошло откровенное вранье, на котором Карина периодически попадалась. Но, такое чувство, что хитрить она научилась раньше, чем ходить.

— Да англичанка придирается ко мне! Потому что вы мне наняли очень хорошего репетитора по иностранному языку, и я говорю лучше, чем она. Вот она и злится, потому что одноклассники начинают смеяться, когда слышат, как произношу я, и как произносит она английские слова.

Не сказать, что родители всегда верили своей дочери, но ведь не хочется думать, что ты все же как-то не так воспитал ребенка. Вот они и закрывали глаза на некоторые ее шалости.

Но сегодня произошло то, что принято называть «за гранью».

Когда Жанна приехала домой, ей раздался звонок с незнакомого номера. И когда она взяла трубку, чуть в обморок не упала от того, что услышала.

Оказывается, Карина с подружками решили развлечься. Видимо, адреналина им в жизни не хватало, поэтому они захотели что-нибудь украсть. Но в магазинах воровать было страшно, поэтому они, проходя мимо развала, на котором торгуют бабушки всякими продуктами со своего огорода, схватили ведерко клубники и побежали.

Догнал их охранник с рынка. И он же вызвал полицию. А те позвонили родителям.

Конечно, Жанна и Давид выплатили бабушке хорошую компенсацию в качестве извинений, но вот что делать с дочерью, было неясно.

— Это ведро клубники стоило-то всего пятьсот рублей, — произнесла Карина, словно говоря, что ничего страшного не произошло.

— А ты понимаешь, что эта бабушка горбатилась с утра до вечера, чтобы эту клубнику вырастить! И заработать эти несчастные пятьсот рублей! – кричал Давид, не сумев сдержать эмоций.

 

Они забрали у Карины телефон и посадили под домашний арест. Но оба понимали, что это не перевоспитает их дочь.

— Знаешь, — проговорил Давид, переводя взгляд с картины на свою жену, — мы сами виноваты, что наша дочь не понимает, каким трудом зарабатываются деньги. Мы столько поблажек ей делали, чтобы она хорошо училась. Но оценки – это не самое главное. Мы сегодня увидели, как она ценит чужой труд. Это, наверное, важнее.

— И что ты предлагаешь? – спросила Жанна.

— Есть у меня одна мысль… Но тебе она не понравится.

Тамары Васильевны уже несколько лет не было в живых. Но в ее доме сейчас жила ее внучатая племянница – двоюродная сестра Давида. Катя была строгой женщиной, воспитавшей двоих сыновей. Давиду всегда казалось, что она с ними слишком строга. Но когда старший подрос и уехал из родного гнезда, он не забывал про маму. Постоянно приезжал и помогал ей, без напоминаний и просьб.

— Да как она с таким хозяйством справится? – говорил он, как само собой разумеющееся. – Еще и мелкого на ноги поднимает. Нет, мама нам все дала в этой жизни, и я всегда буду ей помогать.

А вот когда болела Жанна, а у Давида было много работы, Карину приходилось почти уговаривать, чтобы она заботилась о маме. Девочка, вроде, и не отказывалась, но и особого рвения не проявляла. Так сказать, все делала из-под палки.

Почему-то это наглядно показало Давиду, как ценит родителей сын Кати и их дочь.

В общем, Давид предложил Жанне отправить Карину на лето в деревню. Своей сестре он, конечно, хорошо заплатит за лишний рот, а от нее лишь потребуется, чтобы она к Карине относилась, как к своей дочке. Никаких поблажек.

Катя согласилась, выслушав рассказ Давида.

— Мы, наверное, слишком мягкие, — произнес он. – Да и Карина, такое чувство, думает, что всем в этой жизни живется также легко, как и ей. Может, поработав у тебя, она немного изменит свое мнение?

— Привози, конечно, — хмыкнула Катя. – Осенью вернется другим человеком.

У родителей душа болела, когда они отправляли свою дочь к тете. Они оба понимали, что ничего плохого с ней там не случится, но и при этом знали, что Карина к таким условиям не привыкли. Сами же и избаловали.

По факту, виноваты они сами, что упустили дочь, а наказывают ее. Но делать что-то нужно было, а то, не дай бог, следующим летом она не в деревню поедет, а в тюрьму.

Конечно, Карина сильно возмущалась. И ругалась, и упрашивала, и клялась, что больше ни-ни. Но родители, неожиданно, проявили всю свою стойкость.

Всю дорогу дочка ехала, надувшись. А когда увидела дом, то даже рот открыла.

— Это какой-то сарай!

— С чего бы это? – спросил Давид. – Дом очень хороший для деревни. Я в свое время его для бабушки восстанавливал.

— А нельзя было как-то получше восстановить? – возмутилась Карина.

И тогда Давид понял, что принял правильное решение.

Оставшись с тетей и своим братом, Карина первым делом сказала, что голодна.

— Ну, раз ты хочешь есть, иди и приготовь, — пожала плечами тетя.

— Сама?

— Ну а, кто? Или ужина жди. Я тебе не прислуга. Да и еду надо заслужить.

Карина фыркнула, сказав, что посидит на диете. И ушла в комнату.

 

Полночи она просидела в телефоне, переписываясь с подругами, а в семь утра ее разбудила Катя.

— У меня каникулы! – буркнула Карина. – Я хочу спать!

— А я хочу, чтобы у нас было, что есть, — отрезала тетя, скидывая с нее одеяло. – Не все родились у богатых родителей, кому-то приходится и в огороде трудиться.

Первым испытанием для Карины стала прополка грядок. Когда тетя увидела, что она половину морковки вытащила, посчитав это за сорняк, у нее чуть инфаркт не случился. Но это был коварный план девочки, она давно усвоила, что если у тебя что-то плохо получается, очень часто кто-то будет готов сделать это за тебя.

Но не на ту нарвалась. Оставшееся до обеда время Карина отбирала морковку среди сорняков и сажала ее на место.

— Внимательнее в следующий раз будешь, — пожала плечами тетя.

На обеде Карина уже не морщила нос от простых блюд. Аппетит разыгрался так сильно, что она смела все, что ей положили.

После обеда, когда Карина прибрала со стола (конечно, после напоминания тети), ей разрешили вместе с братом сходить на речку. И после тяжелой работы купание в речке показалось ей круче, чем любые спа-процедуры.

Поначалу Карина звонила родителям и плакала в трубку. Но они были непреклонны. А потом звонки стали раздаваться реже, а голос становился веселее. Как-то неожиданно для всех Карина втянулась в деревенскую жизнь. Она уже без истерик вставала с утра, радовалась прогулкам, да и друзей себе много завела.

А когда тетя собрала первый урожай помидоров, которые полола и поливала Карина, девочка ощутила какую-то непонятную гордость. Она даже поверить не могла, что это все, благодаря ее труду. И, стоит учесть, довольно тяжкому для городского ребенка.

Когда родители в конце лета приехали за Кариной, они ждали того, что она будет на них обижаться. Все это время они постоянно думали о том, что погорячились. Но когда они увидели дочь, даже застыли от удивления.

Девочка загорела, постройнела, ее волосы слегка выгорели на солнце, а на лице вдруг появились веснушки. А когда они сказали, что не смогли до нее дозвониться, Карина ответила, что не знает, где ее телефон, хотя раньше из рук его не выпускала.

Уезжала Карина со слезами на глазах. Тут куча друзей у нее появилась! Оказывается, в четырнадцать лет столько есть развлечений! Дома-то она лишь по магазинам, да кафе ходила. А здесь ее научили разным играм, рассказали столько забавных историй и показали такие красивые места, которых в городе и не встретишь.

Конечно, когда Карина вернулась домой, какие-то старые привычки вернулись вместе с ней. Но ее запросы резко уменьшились, да и по дому она стала маме помогать без всякого напоминания. Привычка выработалась.

А на следующее лето Карина попросилась опять в деревню. Не на все лето, всего лишь на пару недель. Но и это о многом говорило.

— Права была моя бабушка, когда утверждала, что нужно строже воспитывать дочь, — проговорил Давид, обнимая свою жену после возвращения дочери домой. – Жаль, я тогда плохо ее слушал.

— А вот твоя двоюродная сестра, видимо, хорошо, — с улыбкой добавила Жанна.

— Да уж, — хмыкнул он. – Хоть я и научился зарабатывать деньги, а вот пример по воспитанию, видимо, нужно брать с нее. Она своих пацанов с малых лет приучила к труду и ответственности. Глядишь, и мы еще успеем наверстать упущенное.

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.44MB | MySQL:85 | 0,671sec