Первая двойка

— Смирнова, а ну-ка повтори, что я только что сказала? — раздался строгий голос учительницы Надежды Дмитриевны. Танюшка вздрогнула и поспешно встала из-за парты. — Таня, я жду……
— Смирнова, а ну-ка повтори, что я только что сказала? — раздался строгий голос учительницы Надежды Дмитриевны.

Танюшка вздрогнула и поспешно встала из-за парты.

— Таня, я жду…

Девочка молчала, мучительно краснея и опустив голову. Соседка по парте Нелька сидела, прилежно сложив руки, и делала вид, что ее это совсем не касается. Хотя это она отвлекла Таню от урока, показав ей шикарного гномика, у которого светились глаза в темноте. Девочки засмотрелись и… забыли обо всем на свете.

— Стыдно, Таня, очень стыдно, — вздохнула Надежда Дмитриевна, — а еще отличницей называешься… На уроке учиться нужно, а не всякими глупостями заниматься. Давай дневник — двойка… Это тебе будет уроком.

Сердце Танюшки резко оборвалось и покатилось куда-то под парту, ноги налились свинцовой тяжестью, в горле встал тягучий и терпкий комок… Ее руки дрожали, пока она открывала дневник на нужной странице и подавала учительнице, которая подошла вплотную к их парте.

Класс замер, повисла гробовая тишина, и только в висках гулко стучало, что казалось, все слышат их набат.

Танюшка села на место, напряженно глядя на учительницу, та что-то написала в ее дневнике, потом отложила на край стола и продолжила урок. Девочка до последнего надеялась, что учительница напишет только замечание, а двойкой это она так — пугает…

Прозвенел звонок с последнего урока. Таня медленно собрала портфель.

— Не забудь дневник, — кивнула ей учительница, — и подпись от матери чтоб завтра была…

Сердце мучительно заныло: неужели все-таки двойка? Первая за три года учебы в школе. У Танюшки четверок-то было всего две штуки за все это время… А тут сразу двойка. Что скажет мама?

Мама у Танюшки была строгая и постоянно ей говорила:

— Помни, дочь, я работаю, денежки зарабатываю нам на жизнь, а твоя работа — это учеба. Твои оценки — только пятерки, ну изредка четверки, а троек и двоек быть не должно… Поняла?

Таня вышла в коридор последняя, ей не хотелось сочувственных взглядов одноклассников, и так хватило позора на уроке. Нелька, чувствуя свою вину, тоже ждать ее не стала и убежала чуть ли не первой.

Она медленно одела свое пальтишко, натянула валенки и вышла на улицу. Потом, подумав, завернула за угол здания их начальной школы. Оглянулась по сторонам — уже никого не было. Она присела возле окна, прямо на сугроб, сняла зубами варежки и вытащила из портфеля дневник. Он открылся на нужной странице, где красной пастой учительница написала сразу на все шесть линеек сегодняшней даты: «Была на уроке невнимательной, разговаривала, смеялась, на вопрос не ответила — 2».
Буквы и эта гигантская цифра сразу запрыгали и начали расплываться в ее глазах. Слезы закипели от жгучей обиды и острого чувства несправедливости:

— Я только один раз прослушала урок, и она мне двойку сразу вкатила, — бормотала, глотая слезы, девочка, — другие так постоянно разговаривают, и им хоть бы хны… Никому двойки не ставит за это. Только мне… Она меня ненавидит…

В порыве отчаяния и закипевшей злости, Таня выдернула эту страницу и тут же скомкала ее и бросила на снег.

Погода стала портиться на глазах — поднялась метель, и девочка не успела оглянуться, как уже сидела в сугробе по самую макушку. Ее вдруг разморило, стало тепло и уютно в этой берлоге, мысли стали вялотекущими, и ее начало клонить в сон…

Очнулась она от того, что кто-то тормошит ее, трет ей щеки, щиплет больно за нос.

— Таня, Танюшка, очнись!!! — услышала она, как сквозь вату, и с трудом разлепила веки.

Перед ней стояла мамина сестра, тетя Тоня, которая приехала к ним в деревню из города на выходной.

— Девочка моя, — шептала ей тетя Тоня, — ты почему не идешь домой? Я тебя жду-жду…

— Я двойку получил-а-а, — вдруг, как маленькая, разревелась Танюшка и уткнулась тете Тоне в грудь.

— О Господи, — вздохнула Тоня, — это же такая ерунда по сравнению… с мировой революцией, а ты плакать… А ну быстро поднимайся, там мама с пельменями нас ждет.

 

— А как же двойка?!! Мама меня убье-е-ет!!!

— Пусть только попробует, а двойку я беру на себя, — решительно заверила ее тетя Тоня, — я ей потом вечером скажу… Все будет хорошо.

Вечером, когда Танюшка уснула, две сестры сидели, крепко обнявшись, и… плакали.

— Господи, Тонечка, и как тебе в голову пришло пойти ее встретить? — всхлипывала мама, — я думала, она с ребятами играет, а оно вон как… Я не знаю, чтобы со мной было…

— Ты ее ругаешь за двойки, что ли? — укоризненно спросила Тоня.

— У ней и не было двоек никогда, я просто… ее предупредила, чтоб не было…

— Ага, знаю, каким ты тоном можешь предупредить, — перебила ее возмущенно сестра, — ты за собой не замечаешь, привыкла на работе командовать, а с ребенком так нельзя…

***

С тех пор прошло много лет, Танюшка уже сама давно мама, но своим детям, отправляя в школу, она первым делом сказала:

— Никогда не бойтесь двоек, без ошибок не бывает и побед. Просто всегда нужно стремиться к лучшему…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.56MB | MySQL:85 | 0,409sec