По любви

Борис Иванович шел по улице, ничего не видя перед собой. На перекрестке, не притормаживая, шагнул на красный свет светофора…

Молодой человек еле успел схватить его за капюшон куртки:

─ Дед, ты куда? Жить надоело?

Борис Иванович обернулся, и парень увидел, что по щекам мужчины текут слезы.

Парню стало жаль пожилого человека. Он взял его под руку, отвел к ближайшей скамейке.

─ У вас что-то случилось? ─ в голосе было столько участия, что Борис Иванович поделился своей бедой.

─ Понимаешь, сынок, меня выгоняют из родного дома. И кто? Совершенно посторонние люди. А главное ─ я сам во всем виноват.

─ Расскажите, ─ заинтересовался спаситель, который, к слову сказать, был студентом юридического факультета.

И Борис Иванович рассказал. Видимо в тот момент ему нужно было выговориться.

─ Год назад я ездил к другу в Новороссийск. Там познакомился с прекрасной женщиной. Ирина была значительно моложе: всего сорок лет, и я, шестидесятилетний пенсионер, влюбился как мальчишка.

Она ответила на мои чувства. Говорила, что одинока, что испытывает ко мне особую близость. В ту мою поездку мы практически не расставались. И я сделал ей предложение. Ирина, подумав пару дней, согласилась выйти за меня замуж.

Я вернулся в Москву. Она, разобравшись со всеми делами, приехала следом. Мы стали жить вместе, подали заявление. Я был на седьмом небе от счастья!

Приближался день рождения Ирины ─ сорокалетний юбилей. Я голову сломал в поисках подарка, но так ничего и не придумал. Тогда и спросил у нее:

─ Ирочка, что тебе подарить?

Она немного подумала и сказала, будто в шутку:

─ Если любишь и хочешь всю жизнь быть рядом, подари мне твою квартиру.

И я оформил дарственную.

─ Вы серьезно? Дарственную на квартиру? Зная ее всего пару месяцев? ─ закричал ошалевший студент, ─ Вы шутите?!

─ Какие уж тут шутки? Сам не знаю, что тогда на меня нашло. Ну, слушай дальше.

Через пару недель Ирина сказала, что ей нужно съездить к тетке. Мол, та заболела, нуждается в помощи. Я, разумеется, не возражал. Спросил только:

─ Ты надолго, любимая?

─ Не знаю. Думаю, на пару недель, может, чуть больше, ─ ответила моя невеста и уехала, взяв с собой самое необходимое.

Больше я ее не видел. Ждал, переживал очень. Но от нее не было ни слуху, ни духу. Найти ее я не мог: просто не спросил, где живет тетка.

В ожиданиях прошло полгода. А месяц назад ко мне заявились две девушки и заявили, что моя квартира теперь принадлежит им. Я, конечно, глаза вылупил. А они сказали, что Ирина ─ их мама, и что она внезапно умерла от инфаркта. А незадолго до этого печального события, подарила им на двоих двухкомнатную квартиру в Москве. Документ показали. Вот так.

Теперь они требуют, чтобы я освободил жилплощадь. Грозятся в полицию пойти, заявление написать. Мол, если сам не уйду, выселят принудительно. А куда мне идти? Родных у меня нет, детей не нажил. Голова кругом. Видимо, придется бомжевать.

─ Да…, ─ парень в задумчивости почесал лоб, ─ даже не знаю, что сказать. Я будущий юрист и точно знаю, что подаренную квартиру вернуть не получится. Но в законе есть пункты, по которым можно аннулировать договор дарения. Только какие именно, я не помню: вот что значит учиться абы как. Короче, дед. Надо тебе в суд идти. Ты же не собираешься отдавать жилье просто так.

─ Ох, парень. Где я, и где суд?! Никогда там не был. Даже не знаю, как дверь открывать…

─ Ясно. Я помогу. Давайте завтра встретимся здесь же. Ночевать-то есть где?

─ Попробую к соседям напроситься…

─ Правильно. А девушкам пообещайте, что скоро окончательно съедете, и вещи заберете. Уговорите, пусть потерпят.

─ Попробую… Спасибо тебе, сынок. Как зовут-то тебя?

─ Макс. До завтра, дед!

Парень побежал к автобусной остановке, а воодушевленный Борис Иванович направился домой.

─ Явился? Когда квартиру освободишь? Завтра твои вещи в подъезд выгрузим! ─ две девицы, подбоченясь, набросились на свою жертву.

─ Девоньки, милые ─ вынужденный сосед был сама любезность, ─ целый день комнату искал. Потерпите. Скоро уйду. Вы же не выбросите человека на улицу накануне зимы?

Девушки переглянулись.

─ Ладно. Даем тебе еще неделю. Потом все: будешь свои монатки по подьезду собирать.

Борис Иванович выдохнул с облегчением и пошел к Малыхиным ─ соседям, с которыми одновременно заселился в этот дом. Рассказал им все. Те его и приютили. А еще пообещали поговорить со своим знакомым, чтобы ускорить дело, как только будет подан иск.

Максим сходил с Борисом Ивановичем в суд, помог подать исковое заявление. Пообещал прийти на судебное заседание.

 

Через некоторое время суд состоялся. Наглые девицы накануне смеялись над Борисом Ивановичем, говорили, что он ничего не добьется:

─ Квартира наша! ─ кричали они, ─ нам мама подарила! Понимаешь, по-да-ри-ла! Все, забудь о ней.

Но они просчитались. Суд признал договор дарения недействительным. И вот почему: Ирина, получив квартиру в дар, передарила ее дочерям в течение двух недель. Это и вызвало подозрение. Получается, она не собиралась жить с новым возлюбленным, и, скорее всего, вряд ли бы вышла за него замуж. Другими словами, обманула доверчивого мужчину. Он, конечно, тоже хорош, но в данном случае закон оказался на его стороне.

Девушкам пришлось возвращаться домой, не солоно хлебавши. А вот Максиму, который оказался гораздо человечнее и помог постороннему человеку, очень повезло.

Он снимал квартиру, платил за нее кругленькую сумму. Когда Борис Иванович узнал об этом, то предложил новому, но уже проверенному другу, переехать к нему до конца учебы:

─ Поможешь коммуналку платить и хватит с тебя, ─ заявил хозяин и отдал Максу лучшую комнату…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.55MB | MySQL:81 | 0,347sec