Подарок

В обеденный перерыв Дэн вышел из офиса и сел в свою машину. Ярко светило солнце. Грязный слежавшийся снег вдоль дорог таял. Бежавшие из-под него ручейки образовывали озёра луж. В воздухе стоял запах приближавшейся весны. Через неделю — 8 Марта.

Дэн остановил машину у ювелирного магазина. Перед ним стояла сложная задача – выбрать подарок жене. У Юлии зелёные глаза и светло-русые вьющиеся волосы. Ей уже двадцать восемь, но никто не даёт больше двадцати трёх. Стройная и невысокая, она казалась статуэткой, вылепленной умелым скульптором.

Детей у них не было, хотя женаты они уже шесть лет. Юлия не хотела рожать, живя в съёмной квартире. Дэн соглашался с ней. Он не спешил обременять себя отцовской ответственностью. Год назад они купили квартиру, сделали ремонт. И теперь Юля всё чаще заводила разговор о ребёнке. Дэн не возражал.

Вот только на новогоднем корпоративе он познакомился с молоденькой и очаровательной студенткой Настей. Она была полной противоположностью Юлии: высокая, угловатая, порывистая, непредсказуемая. Это нравилось и заводило Дэна.

Но в последнее время отношения с Настей всё больше тяготили его. Он устал от ее неожиданных сюрпризов и обид. Пришло время разорвать надоевшие отношения. Но Дэн тянул, ждал удобного момента. Решил сделать последний подарок, так сказать на память, и после 8 Марта порвать с Настей, сказав, что жена ждёт ребёнка, и он не может в такой момент бросить её… В общем, принял решение, а что сказать – это дело втрое.

В ювелирном магазине он описал симпатичной продавщице, каким видит свой подарок. Девушка прошла вдоль витрины, а потом положила перед Дэном комплект украшений – серьги с изумрудами и кулон на золотой тонкой цепочке. Камни играли зеленоватыми сполохами на тёмной бархатной поверхности в свете ламп, и Дэн зачарованно замер. «Серьги больше подойдут Юлии. Они подчеркнут цвет её глаз. Один кулон смотрится простовато. Самое то для Насти», — размышлял он, глядя на украшения.

— О, это то, что нужно. Я беру! Только… — Дэн замялся на одно короткое мгновение. — Положите кулон и серьги в разные коробочки.

— Зачем? Это же один набор. – Удивилась продавщица.

— Ну… Видите ли, я хочу дарить не всё сразу. Сегодня, например, преподнесу кулон. Когда моя жена подумает, что праздник закончился, я подарю ей серёжки, потом цветы… Вы понимаете, о чём я? Растяну удовольствие от подарка во времени, – сочинял Дэн самозабвенно, увидев заинтересованный взгляд молодой продавщицы.

— Счастливая у вас жена. — Девушка понимающе кивнула и улыбнулась.

Накануне 8 Марта Дэн заехал в цветочный магазин и купил для Насти букет – двадцать одну красную розу.

— А можно на завтра забронировать такой же букет, только из двадцати семи роз? – спросил он продавца.

Юле двадцать восемь. Но ведь чётное число цветов не дарят. И двадцать девять – опасное число. Юля может сказать, что он прибавляет ей лет или вообще забыл её возраст. Двадцать семь — хорошее число.

— Сожалею, но видите сколько сегодня народу? Роз больше нет. Возможно, привезут завтра утром. Подходите к десяти часам. В крайнем случае, я соберу вам красивый букет.

— Хорошо, — согласился Дэн и поехал к Насте.

Наверное, она увидела его машину из окна, потому что только он поднёс палец к кнопке звонка, как дверь распахнулась. Настя бросилась к нему, обвила его шею руками и поцеловала в губы.

Дэн приподнял девушку и внёс в прихожую.
— Ай, — вскрикнула она и отскочила от Дэна. – Ты уколол меня!

— Это шипы роз. – Дэн протянул Насте букет.

— Ух ты! – Глаза её загорелись. Она уткнулась носом в бутоны, вдыхая сладковатый цветочный запах. – Пахнут!

— Конечно. И это ещё не всё. – Дэн опустил руку в правый карман пальто, но вовремя вспомнил, что там лежит коробочка с серьгами для Юлии.

Перед закрытием офиса на праздничные дни, он забрал подарки с собой, положив в разные карманы пальто, чтобы не перепутать. Он тут же вытащил из левого кармана бархатный футляр и подал на ладони Насте.

Девушка замерла и подняла на Дэна свои радостные серые глаза. Он увидел с них надежду на кольцо. «Боже, как она сейчас разочаруется», — догадался он и смущённо отвёл взгляд.

Действительно, Настя открыла коробочку, и улыбка радости исчезла с её лица. Но когда она достала кулон, глаза её снова заблестели.

— Изумруды? Это же бешеных денег стоит! – Она снова бросилась на шею Дэну, и уже он вскрикнул от укола шипами роз.

— Да поставь ты этот букет куда-нибудь! – Раздражённо воскликнул он.
Когда Настя отнесла букет на кухню и вернулась, он уже мягче сказал:
— У нас мало времени. Я обещал жене прийти домой пораньше. Давай-ка, примерим кулон. Повернись.

Настя повернулась к нему спиной, собрала распущенные волосы на одно плечо. Дэн сначала поцеловал её в бугорок выпирающего шейного позвонка, а потом застегнул цепочку и посмотрел на Настю в зеркало. Камень казался тёмно-зелёным, почти чёрным, и не сверкал.

«Хорошо, что серьги я решил подарить Юлии. Насте они не подошли бы совсем», — думал он, глядя на отражение Насти в зеркале.

— У меня как раз есть такое же зелёное платье. Как ты угадал! Мы пойдём к Наташке в гости, и все упадут от зависти. — Настя повернулась и стала звонко чмокать Дэна в щёки.

— Нет, малыш. В гости ты пойдёшь одна. В праздник мне не уйти из дома. Тем боле, мы идём в гости к родителям Юлии. Не могу не пойти. Обидятся.

— Вот так всегда. Все праздники ты проводишь с ней. А я? Мне надоело везде ходить одной. Когда ты уйдёшь от своей старой и толстой жены? Надоело ждать. — Настя тут же обижено поджала пухлые губки и отвернулась.

Высказывание Насти больно кольнуло Дэна. И зачем он тогда, в первую их встречу, сказал, что Юля толстая и старая? Молодая девушка вскружила голову, вот и наплёл сдуру про Юлю.

— Ну, не обижайся. Я подарил тебе заранее подарок, чтобы поднять настроение, а получается, что испортил. Ну пойми, не в праздник же выяснять отношения с женой? – оправдывался Дэн.

— А жене ты тоже подаришь такие розы? – вдруг спросила Настя.

— А вот и нет. – Улыбнулся Дэн. — Таких роз больше нет. Все раскупили. Ей я куплю тюльпаны. – Дэн чуть поморщился от очередной своей лжи.
Он заметил, как лицо Насти просветлело, и она потрогала кулон на груди.

— Не будем терять время. – Дэн подтолкнул Настю к спальне.

Через сорок минут он вскочил с кровати и заметался по комнате.
– Прости. Мне нужно бежать. Я обещал прийти пораньше. Где мой носок? А, вот он. Не обижайся, я попробую прийти к тебе завтра утром.

— Тебе не надоело торопиться, убегать? Когда ты скажешь жене про нас? — Настя обхватила руками шею Дэна и потянула насебя.

-Нет-нет. Всё. – Дэн оторвал от себя руки Насти и выпрямился. — Я же сказал, что поговорю с ней после праздника.
Дэн устал от этих разговоров и торопился скорее убежать. Он схватил свои вещи и выскочил в другую комнату. Быстро оделся, крикнул Насте: «Пока! Не грусти! Я постараюсь…» и выскочил за дверь, на ходу надевая пальто. Он не услышал, как она схватила с тумбочки букет и швырнула его вместе с вазой в закрывшуюся дверь.

Потом она встала пред большим зеркалом и долго любовалась своим молодым обнаженным телом. На груди темнел на цепочке красивый тёмно-зелёный кулон.

Утром, 8 Марта, Дэн встал пораньше. Стараясь не разбудить Юлию, он на цыпочках вышел из комнаты. Когда щёлкнул замок входной двери, Юля открыла глаза и улыбнулась. Каждый праздник Дэн вот так уходил за цветами.

Юля готовила завтрак, когда раздался звонок в дверь. На пороге стояла миловидная молодая девушка в бейсболке и широкой тёмной куртке. В руках она держала огромный букет красных роз.

— Вы ко мне? – спросила Юля.

Девушка рассматривала разрумянившуюся Юлю и молчала.

— Курьер. Доставка цветов. Вот. – Она протянула Юле букет. — И ещё. – Девушка достала из кармана бархатную коробочку и тоже протянула Юле.

— А расписаться нигде не нужно? – спросила растерянная Юля, принимая подарки.

Девушка тряхнула головой и побежала вниз по лестнице. Юлии оставалось только пожать плечами. Она закрыла дверь и только потом открыла бархатную коробочку. Камень на тонкой цепочке переливался всеми оттенками зеленого цвета.

А в это время Дэн сидел в машине у магазина и ждал, теряя терпение. Фургон с цветами задерживался. В салоне тихо играла музыка. И Дэн незаметно для себя задремал.

Он ехал по дороге, которая поднималась то вверх, то вниз, чувствуя, что засыпает. Звонок телефона разбудил его. Дэн поднёс к уху мобильник. «Дэн, не уходи» — сказал жалобный голос жены.
Дэн оставил машину у дома и поднялся по лестнице. Дверь в квартиру оказалось приоткрытой. Он осторожно вошёл внутрь. В воздухе квартиры стоял то ли туман, то ли дым, мешая четко видеть. Из-за него Дэн не сразу разглядел на столе посреди комнаты, то ли ящик, то ли гроб.
Сколько он ни старался, никак не мог подойти ближе и рассмотреть, кто в нём лежит. Обзору мешал туман и букет алых роз, лежавший тут же. Ноги Дэна стали каменными и тяжёлыми, вязли в тумане, мешая свободному движению. Он сделал ещё один шаг и…
Дэн дёрнулся и проснулся. Сердце бухало в груди, лоб покрылся испариной. «Ну и сон». В груди застряло противное предчувствие беды. Дэн завёл мотор и поехал домой.

Он поднялся на свой этаж. Дверь в квартиру была прикрыта, но не заперта. Внутри Дэна всё похолодело, словно он превратился в глыбу льда. Он осторожно вошёл и заглянул в комнату. Посреди стола в вазе стоял большой букет красных роз. Никакого гроба не было. И Дэн облегчённо выдохнул.

— Наконец-то. – Из кухни вышла Юля в чёрном платье, обтягивающем стройную фигуру.
На шее висела тонкая цепочка с кулоном из зелёного камня. Дэн от удивления разинул рот.

— Что, красиво? Ну и вид у тебя, словно ты увидал приведение. — Рассмеялась Юля – Спасибо! Чудесный подарок! – Юля подошла и прижалась к Дэну. — А где ты был? Почему сам не подарил, а прислал курьера?

— Кого? – переспросил он, ничего не понимая.
— Молоденькая девушка приходила. Сказала, что курьерская доставка.

— Я хотел сам, но не смог приехать. Стал свидетелем аварии. Пока ждал полицию, пока давал показания… — врал Дэн. – И вот ещё. С праздником, родная! – Он вытащил из кармана пальто бархатную коробочку и протянул Юле.

— Ещё одна? – удивилась она и открыла подарок. – Какая прелесть! – воскликнула Юля, приподнялась на носочках и чмокнула Дэна в подбородок.

Потом Юля надела сережки. Тут пришло время ахнуть Дэну. Камни сверкали и переливались, будто отдавали свой свет глазам жены.

— Какая ты красивая! – Дэн с восторгом смотрел на Юлию.

«Нет, к чёрту! Никаких Насть, Дашь и прочих. Юля одна такая, и мне никто кроме неё не нужен. Я устал от сюрпризов и выяснения отношений. Чуть не спалила меня, припёрлась. Хоть ума хватило не сказать про нас Юле». Он подошёл и обнял жену.

А Настя погрустила, но не долго. Нарядилась и с подругами пошла в клуб. И там, с такими же молоденькими парнями и девчонками как она сама, развлекалась до утра. Вино делало своё дело, музыка выбивал все мысли из головы, и к концу вечеринки Настя уже забыла про Дэна. А потому казалась абсолютно счастливой, как может быть счастлив свободный молодой человек без обязательств и проблем.

 

Юля так никогда и не узнала об измене мужа или сделала вид. Да он больше и не изменял ей никогда. Просто сравнил с другой и понял, что лучше и надёжнее жены не найти. А через месяц Юля вручила ему первое УЗИ, на которой в маленькой горошине зарождалась новая жизнь.

Кто-то подумает, что всему виной камни. Они сверкали на Юлии, преобразив её, и потемнели на Насте. Может быть. А может, Дэн одумался и понял, каким сокровищем он обладает. Главное, что Насте не удалось разрушить семью. Пусть они будут счастливы, и никогда на их пути не возникнут Насти, Даши или ещё кто.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.54MB | MySQL:83 | 0,366sec