Пощ ечина. Рассказ.

Таня никогда не рассматривала охранников, они для нее все были на одно лицо – дешевый костюм и прочие атрибуты неудачника. Но этого она заметила потому, что какой-то хлопчик попытался бутылку в кармане вынести, а охранник его поймал и завязалась потасовка. Таня всегда любила скандалы и не смогла отказать себе в удовольствии посмотреть.

Он совсем не изменился. Зеленые наглые глаза, нос этот боксерский, короткий ежик волос. Вадька…

У них был яркий непродолжительный роман пять лет назад. Она бы и замуж за него вышла, если бы потом не встретила Женю. Хотя Вадька замуж ее не звал, языком больше трепал, но любила она его крепко. А за Женьку пошла, потому что залетела, а он сразу заявление ее повел подавать. Ответственный больно.

Женя ее не любил, Таня это чувствовала. Уважал, как мать своего ребенка, но не более. Денег, сколько нужно, давал, бездельем не попрекал, но и каких-то там безумных поступков или серенад она тоже не видела. Мысленно она всегда сравнивала его с Вадькой, который раз пешком тридцать километров прошел, чтобы сказать, что любит ее, который по ночам кричал под окнами ее общежития песни о любви.

— Привет, — сказала она, когда подошла к нему после того, как вся эта суматоха закончилась.

Вадим смотрел на нее равнодушно – сразу видно, не признал. Да и как признаешь – Таня теперь с модной стрижкой и шоколадным каре, а не с пережженными желтыми кудрями.

— Быстро же ты забыл меня, — улыбнулась она. – Это же я, Таня Осипова.

Вадим скользнул по ней заинтересованным взглядом.

— Танюха? Вот это да… Ну, как сама?

— Да неплохо, вот, в магазин зашла, смотрю – а здесь ты. Такой герой – как ты его!

Вадька приосанился.

— Служба есть служба, — он поймал взгляд администратора и сказал. – Ладно, извини, нам нельзя беседы вести. Сама понимаешь…

— Ох, прости, я не подумала! Ну я пойду?

Она надеялась, что он попросит у нее номер телефона, но он молчал и улыбался. Пришлось уходить ни с чем.

С этого дня Таня думать ни о чем не могла кроме как о Вадиме. Зачастила в тот магазин, уже и график его дежурств выучила, когда получалось, перекидывалась с ним парой слов. А потом вспоминала и вспоминала, что он говорил, как он посмотрел, гадая – у одной ее проснулись старые чувства или нет.

— Мама, гляди, какой я трактор сделал, — сын Ванюшка вывел ее из задумчивости, запрыгивая ей на колени и показывая сооружение из конструктора. Сына Таня просто обожала, он такой чудесный у нее был – смотрит вон своими хитрыми зелеными глазками, бровь красноречиво приподнимает…

Стоп. Как же она раньше этого не увидела? Одно лицо же – глаза эти наглые, брови вразлет.

Она тогда подумала, что Женя отец ребенка. Получается, ошиблась?

Вновь и вновь она всматривалась в сына, находя подтверждение своей догадки. Это судьба – как иначе, сначала она Вадима встретила, теперь вот открытие это.

На следующий день Таня принарядила сына и пошла с ним в супермаркет. По обыкновению, остановилась поболтать с Вадимом, с гордостью представляя сына.

Мальчик на одном месте долго не мог стоять, побежал витрины рассматривать, а Тане это было только на руку.

— Ничего не замечаешь? – спросила она у Вадима.

— Ты о чем?

— Я про Ванечку. Он же вылитый ты! Вадик, прости, я сама не знала, думала, что это не ты отец ребенка, а оно вот оно как…

 

Вадим скользнул взглядом по бегающему мальчику, пожал плечами.

— Отец? Да ну, вряд ли…

— Точно тебе говорю! Это наш с тобой сынок.

Вадим приподнял свою красноречивую бровь и произнес:

— Ну что ж – пусть хоть мой сын нормально поживет. Ты молодец, Танюха, и сама устроилась, и малец при деньгах будет.

Таня растерялась – совсем не это она ожидала услышать. Думала, он обрадуется, скажет, что она должна уйти от мужа, а он…

— И знаешь, ты это, не ходи сюда больше. На меня менеджер косо смотрит, да и Ритка моя ревнивая, не ровен час ей донесут…

Словно пощечину получила – Таня даже дар речи потеряла, чуть не задохнулась от боли, которая сдавила ей грудь. Только женская гордость помогла ей сохранить лицо. Она натянуто улыбнулась и сказала:

— Я тебя поняла.

Развернулась, догнала сына и ушла из магазина не оглядываясь.

Больше она туда не ходила. Но каждый день, глядя на Ванечку, вспоминала свое унижение, задыхалась от возмущения и обиды. Все же правильный она выбор сделала – Женя ее хоть и не любит, но такого бы себе никогда не позволил. Ну и пусть живет со своей Ритой, он ей больше не нужен! Только вот почему так больно в груди…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.56MB | MySQL:87 | 0,387sec