Разоблачил обманщицу

Солнце в этом году жарило нещадно — не хуже, чем в Египте, и жители мегаполиса, измученные жарой, стремились найти хоть какой-то уголок природы, где можно было скрыться от палящего солнца и раскаленного асфальта.

Впрочем, были и такие, кому такая погода была только в радость. Они не страдали от жары, а наслаждались солнцем. Такие люди тоже искали место для отдыха, но с другой целью — поваляться на песчаном пляже, позагорать и — в идеале — искупаться.

В пятницу после работы супруги Соловьевы — Вадим и Людмила — отправились на дикий пляж на берегу реки. Да, здесь не было удобств, не было шезлонгов и кабинок для переодевания, зато до этого пляжа можно было дойти от дома пешком за десять минут по тенистой улице.

Вечером солнце было не такое жаркое, поэтому загар обещал получиться ровным и красивым, без ожогов и прочих неприятностей.

Людмила, намазавшись кремом, лежала на покрывале с книжкой, с увлечением читая новый детектив, а Вадим разгадывал сканворд, периодически требуя подсказки жены.

«Вадим?» — «Люда, ты?» — почти одновременно раздались мужской и женский голос, и супруги подняли глаза от гаджетов. «Никита? Вот это встреча! Здоров!» — Вадим вскочил и энергично пожал руку подошедшему мужчине, а его спутница, напротив, присела рядом с Людмилой. «Привет, Любань! Сто лет не виделись!» — Людмила тоже была приятно удивлена встрече. — Мы же в одной группе два года учились!» — пояснила она мужу. — «А мы с Никитосом одиннадцать лет за одной партой просидели! Я тебе про него рассказывал.» — отозвался муж.

«Мы только недавно в этот район перебрались, — улыбнулась Люба. — Поэтому раньше и не пересекались.» — «Да ладно! — Людмила махнула рукой — в нашем городе можно жить в соседних домах и не встречаться годами. Ну, рассказывай, как жизнь, как здоровье?»

«Уууу, всё, — прогудел Вадим, — встретились подружки… » — «Да ладно, пусть пообщаются. Может, пока сходим искупаться?» — «Можно. Ты как?» — «Все там же. А ты? Все в больнице?» — «Нет, — Вадим самодовольно улыбнулся. — Бери выше! Я теперь в частной клинике рационального питания! Диетолог! Учу людей правильно питаться и следить за весом.»

«Так-так, с этого места поподробнее, — Никита вдруг стал серьезным и аккуратно отвел друга на пару метров в сторону. — Мне тебя просто Судьба послала! Очень деликатный момент… Надо обсудить… Меня, как говорится, терзают смутные сомнения, что что-то не так, что меня самым наглым образом водят за нос, — он выразительно посмотрел на свою жену. — «Понял, — кивнул Вадим. — Пойдем к реке, ты мне все подробно расскажешь…»

…Людмила и Люба звонко хохотали, разглядывая какие-то фотографии, когда Никита с искаженным от злости лицом подскочил к ним и рывком поднял жену на ноги. «Собирайся! Идем домой!» — «Что случилось?» — опешила Люба. — «А то, что мне открыли глаза наконец-то! Два года вранья!!! Идем домой! Разговор будет долгим!»

Скомкано попрощавшись, Никита и Люба удалились, причем женщина пыталась что-то выяснить у мужа на ходу, но он молча крутил головой и подталкивал ее в спину — иди быстрее!..

«А где Никитос? — мокрый после купания Вадим плюхнулся на покрывало рядом с женой. — Он сказал, что здесь меня подождет…» — «Они минут пятнадцать назад ушли, — растерянно проговорила Людмила. — Что-то такое случилось, видимо, — твой Никита был очень зол на жену… Даже не представляю, что могло произойти за несколько минут, пока его не было…»

«Ааа, — рассмеялся Вадим, — Кажется, я понял, в чем дело!.. Знаешь, наверное, тут есть и доля моей вины…»

…Никита и Люба поженились два года назад по большой любви. Все у них было отлично — и в отношениях, и в финансовом плане, и в бытовом. Просто идеальная семья!

Но был момент, который все портил. Никите всегда нравились очень худенькие девушки, такие, про которых говорят, что они «гремят костями», а Люба… Нет, она даже полной не была — нормальное телосложение — рост под сто семьдесят, размер между 44 и 46. Нормальная. А ему очень хотелось, чтобы она похудела до 42 размера.

Да, он прекрасно видел ее фигуру, но думал, что в браке заставит ее «заняться собой», ведь супруги должны идти на уступки друг другу, находить компромиссы. Но Люба, такая мягкая и совершенно неконфликтная, в этот раз заупрямилась. Нет — и все. Я не буду худеть!

Никита уговаривал, упрашивал, объяснял, что это очень важно для него, ведь «мужчины любят глазами», потом начал сомневаться, любит ли его жена, раз отказывает в такой малости. Но Люба была непреклонна. И даже более того — сама пошла в наступление.

«Мне нельзя худеть. Вообще. Нельзя ограничиваться себя в еде. Нельзя голодать. Мое питание должно быть полноценным. Для меня это вопрос здоровья — это мне сказали врачи. Диеты мне противопоказаны. А если тебе моя худоба важнее моего здоровья, то тут уже я должна задуматься, любишь ли ты меня?»

«Так и это еще не все! — продолжал, смеясь Вадим. — Эта хитромудрая дамочка сказала, что врачи ей чуть ли не как лекарство прописали в обязательном порядке есть мясо, творог, яйца. Представляешь? Вот ты, например, салатика пожуешь — и нормально, а твоя Люба метелит, как хороший мужик. Какой сельдерей? Какая брокколи? Ей мясо подавай! — и Вадим снова рассмеялся в голос, не замечая, что с лица жены уже давно пропала улыбка. — «И… что?» — напряженно спросила она.

«А что? Он понимал, конечно, что она его за нос водит. Ну какой врач может такую ерунду сказать — мол, нельзя себя в еде ограничивать? Да еще и мясо «прописать»? Самой-то не смешно? Так вот, он понимал, что жена ему нагло врет. Понимал, что у нее не хватает силы воли, чтобы похудеть, что она просто не хочет меньше есть — но доказательств у него никаких не было. А тут — встретил меня. Как только я сказал, что я диетолог… Ну ты понимаешь…»

«И… что?» — повторила Людмила, замерев в предчувствии беды. — «И всё!.. Разоблачил я эту обманщицу, конечно! — Вадим самодовольно расправил плечи. — Сказал, что все это, действительно, отговорки. Что мясо — это, скорее, вредно, чем полезно, а кратковременное лечебное голодание для здорового — она же здоровая! — человека — это очень даже полезно. Никакого, абсолютно никакого вреда это не нанесет. Так что да. Она действительно врала ему два года, прикрываясь какими-то мифическими врачами…»

«Фтизиатрами,» — словно во сне проговорила Людмила — «Что?» — «Не мифическими, а совершенно конкретными врачами — фтизиатрами.» — «Не понял… » — по спине Вадима пробежал холодок. — «Я сказала, что мы вместе учились только два года. А потом Люба заболела тубеpкулeзoм и год пролежала в больнице.

 

Нет, в институт она вернулась и даже закончила его, но уже позже. Она два года была на инвалидности. А потом еще сколько-то на учете состояла. И да. Ей врачи сказали — белковая диета и полноценное питание. До конца жизни. Иначе — рецидив с непредсказуемым результатом. Я спросила ее сегодня — от мужа она этого не скрывала, он в курсе. Он тебе сказал об этом?» — «Нет,» — Вадим закрыл лицо руками…

…Больше ни Никиту, ни Любу они не встречали — действительно, в этом городе можно жить в одном районе и не пересекаться годами. Только на встрече выпускников, через год Людмила от однокурсницы, которая все это время поддерживала отношения с Любой, узнала, что Люба снова попала в больницу и лежит там уже несколько месяцев. Никита подал на развод почти сразу…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.61MB | MySQL:81 | 0,359sec