Развелась и живу на алименты – теперь богаче стала, чем во время замужества!

— Ой! Тамарочка, какими судьбами к нам? – восхитились Тамариным визитом все ее бывшие коллеги! — Ах, какая ты красавица стала! Ну-ка покрутись! Вот это фасончик! А что на пальчиках? Ух, какие колечки! Да ты настоящая модель стала! Прическа по моде! К нам, что ли, обратно устраиваться пришла?

— Ой, нет, только не устраиваться, не хочу пока работать, и не могу – двое детей, младшей недавно три года стукнуло, я еще пока с ней дома сижу, — ответила Тамара. – А зашла к вам, потому что соскучилась! Ну правда, семь лет как уволилась, вот переживаю – не забыли ли меня мои любимые коллеги?

В сестринской обедали бывшие Тамарины сослуживицы – медперсонал хирургического отделения. Было заметно, что кое-кто уволился, но есть и новенькие. Из сторожил только сестра-хозяйка Матвеевна, одна санитарка Катя и две медсестры Лариса и Вера. Две молоденькие санитарки быстро перекусили и убежали по своим делам. Когда-то Тамара тоже работала здесь санитаркой, выходила своего одного пациента по имени Алик и вышла за него замуж.

— Том, ну как там Алик? – спросила Вера. – Ой, как вспомню, как ты его охмуряла, смех берет! «Алберт Вадимович, вы лежите-лежите, не волнуйтесь, я вас из ложечки покормлю!», а он и рад, хотя у него только правая рука сломана была, левой бы сам мог поесть!

— А, ты за того бизнесмена замуж вышла, который после аварии тут прохлаждался? – догадалась Лариса. – Ну точно, я и забыла! Вот откуда у тебя такие наряды!

— Нет, девочки, эти наряды у меня только сейчас! – грустно заметила Тамара. – При Алике-бизнесмене я иногда себе и детям одежду в секонд-хенде покупала. Эх и тяжело с ним было! Когда он меня замуж позвал, вы знаете – работать запретил, я уволилась. Потом он меня в свою квартиру от родителей перевез, и я вообще в шоке была – я думала: наконец-то из нищеты вырвалась и в сказку попала. Плевать, что 12 лет разница в возрасте, но из санитарок в жены бизнесмена – это круто!

— Вот все вы так молодые девки: хоть старый, хоть страшный, лишь бы мешок с деньгами! Ничего сами добиться не хотят, ни учатся, ни трудятся, надо так, чтобы сразу из грязи в князи! – заворчала старушка Матвеевна.

— Ну что вы, Матвеевна, — перебила Лариса сестру-хозяйку. – Тамаре пришлось работать сразу после школы: мать к инвалидному креслу прикована, еще две младшие сестры, отец один крутился, как тут было учиться?

— К сожалению, мамы больше нет, она уже отмучилась, — тихо сказала Тамара. – Сестры сейчас с отцом живут, он тоже болеет. Ну да ладно, я не об этом. Так вот, когда поженились мы с Аликом и стали жить, то я родила первого ребенка – Саньку. Сейчас ему шесть лет. Алик закатил на три дня гульбище дома, и какая-то гадина из гостей украла наличку из сейфа – видимо ключи он не спрятал. Кто был тогда дома – он и сам не помнит, в полицию подавать заявление не стали, потому что друзей было много, они все менялись, компрометировать никого не хотели, но сумма была внушительная.

— Вот, все этот зеленый змий проклятый! – вставила Матвеевна свои пять копеек.

— После этого Алик вообще бросил пить, — ответила ей Тамара. — Да еще и с половиной друзей поссорился, которым не очень-то доверял! Пришлось брать кредит, самим сесть на сухой паек, спасать в основном бизнес и людям зарплату выдавать. Зачем он эти деньги дома хранил – непонятно, сейф же и на работе был! Думал, что дома будет надежнее. Так вот, как деньги пропали, как пить бросил, так у Алика сразу характер испортился – стал жадным и расчетливым.

— А бизнесмен и должен быть таким! – возразила Лариса. – Холодным и расчетливым.

— Да, согласна, но когда это на семье все отражалось, это уже был перебор, — ответила Тамара. – Постоянно эти придирки: «Ты не по средствам живешь, ты тратишься!». И это упрек за то, что я купила нормальную колбаску, а не сою в обертке! Сидя дома я себе одежду не покупала – в чем была до родов Сашки, в том и ходила. Халатик себе купила только, чтобы по дому ходить. Кстати, и за халат он меня тоже упрекнул. Как-то у него наметилась небольшая корпоративная вечеринка в ресторане с партнерами по бизнесу, чтобы какая-то там сделка состоялась. Он сказал, что все идут с женами, и я должна пойти. Но, девочки, у меня действительно нечего было надеть, все такое старомодное и уже растрепанное! Он мне выделил три тысячи и сказал, чтобы я на рынке что-нибудь купила из платьев!

— А что в этом такого! – возмутилась Матвеевна. – Я на рынке себе все покупаю, и на три тысячи там приличное платье можно найти!

— Матвеевна, вы не понимаете – платье нужно было найти для дорогого ресторана, а не для кафешки с подружками! – засмеялась Тамара. – Конечно же, я никуда не пошла, сказала, что плохо себя чувствую. А потом я забеременела Настей, и Алик пришел в ярость – как я допустила эту беременность, когда дома такая строгая экономия?! Сам уговорил меня пойти на аборт, и сам словил меня по дороге в клинику – мол, прости, это все было сказано на эмоциях! Беременность была тяжелая, я долгое время на сохранении лежала, Санька у свекрови был. Муж только два раза меня навещал, три апельсина приносил в пакете – тоже экономил. Ну да ладно, Настя зато родилась.

— Ох и повезло девочке, а то бы ты, Тамара, грех бы на себя взяла, — шепотом сказала Матвеевна. – Подумать только – этот козел тебя на аборт погнал, а ты и повелась!

— Ну вот, греха не было, — улыбнулась Тамара. – Зато потом началась вообще тотальная экономия. Алик хватался за голову, кричал, что бизнес у него рушится, но я ничего не понимала – люди работают, все как обычно, где он рушится? Потом мне добрые люди глаза открыли, что у Алика молодая любовница! Вот честно – я даже не подозревала. Думала на секретаршу, но ошиблась – просто какая-то девка непонятная, случайно с ней познакомился. Вот он на нее и тратился, а мы ели в это время пустую гречку и одевались в секонд-хенде, все время думая, что это просто временные трудности в бизнесе и они вот-вот закончатся.

— Вот козел! – девчонки застучали своими кулачками по столу. – Вот кобель! Ну и что теперь?

— Да ничего, развелась я с ним! Квартира стала нашей с детьми, алименты такие, что в четыре раза больше моей здешней зарплаты! Сейчас Алик живет где-то со своей новой пассией, иногда детей навестить приезжает. Вот уже почти год как мы в разводе, и вот только теперь, получая алименты, я богатая стала! Но и о будущем думаю – заочно учусь. На кого? Пока секрет, получу диплом – расскажу. Ладно, девочки, побегу, а то у меня там сестра с детьми сидит, а я тут прибежала только справку с бывшей работы взять и заболталась тут с вами. Счастливо, девочки, пока!

Тамара ушла, оставив в сестринской аромат ее стойких, дорогих духов. Коллеги переглянулись и замолчали. Непонятно было – жалеть Тамару или радоваться за нее? Вроде выглядит счастливой, но что нужно ей было перенести, чтобы быть сейчас счастливой? Да и действительно ли она счастлива? Может быть, только вид делает? Семья все же распалась.

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.57MB | MySQL:79 | 0,327sec