Сама доставать буду

-Кать, это, — Толик мялся, преступая с ноги на ногу, — в общем это…
-Что? В сауну с мужиками сходить хочешь?
-Нее, — Толик помотал головой
-А что? На рыбалку?
-Да неее
-А что тогда, Толь?
-Да это… мама приезжает. Не надолго, Кать. Пока ты в командировке, она тут это… и потом поживёт … пару месяцев.
Личное. Какаяе у нас природа красивая. Берёзка не наша, ни уральская. Но Российская.

-Чего? -Катя присела на стул — чего? Какая пара месяцев? Ты что? Собрался со мной развестись?

-Нет, Кать, ну чего ты. Что ты такое говоришь, ну?

-Ты же знаешь, ты отлично знаешь, что я не могу ужиться с твоей мамой, с ней никто не может ужиться. Я понимаю что твоему папе нужен отдых, но я то при чём?

У тебя еще два брата, вот пусть к ним и едет на пару месяцев. Как раз к каждому по месяцу.

— Да она уже у Валерки два месяца прожила, там Томка вещи собрала его, ну и материны соответственно и выставила. Они к Витьке поехали.

— Кто?

-Ну Валерка с мамой…

— Тааак, иии…

-Ну ты же знаешь Нину, она же спокойная…

— Угу, дальше, — зловещим шёпотом сказала Катя, — дальше что? Твои оба брата вместе с маман едут жить к нам?

— Да нее, Витька Нину сильно любит, а она вещи собрала, детей взяла и уехала, он их выставил, ну Валерку с матерью.

Валерка домой вернулся, а мама… она к нам.

-В общем номер как с Валеркой не пройдёт? мне тебя гнать некуда.

Как я понимаю, как у Нины у меня тоже не получится, ты меня не на столько любишь…

— Ты чё Катюх, я тебя знаешь как люблю!

— Угу, вижу, любишь.

— Кать, ну она же мама.

— Ты мне объясни, а какого чёрта, твоя мама не едет к себе домой?

-Она с отцом поругалась и разошлась… кажется.

-Ууу, а папа ваш в курсе, что она с ним разошлась?

Толик пожал плечами.

-Я с ним вчера разговаривал, он только заметил что матери нет. Всё в книжках своих. А еду ему же бабушка готовит.

— Ах да. Ведь твоя мама не может ужиться со своей свекровью, поэтому она решила испортить жизнь своим снохам.

Ну что же, посмотрим, кто кого.

— Кать, ты чего?

-Я? Нее, ничего. Кстати, в командировке я буду три дня! Целых три дня отдыха!

— Катюх, ну блин.

Приехав из командировки, Катя застала тишину в квартире.

Если три дня назад, Стёпка возился с Рафом на ковре, Настя смотрела мультики, Толик лежал на диване и смотрел по планшету биатлон, надев наушники, теперь была тишина.

Раф, большой бордосский дог, который всегда несётся навстречу к Катерине, и тот трусливо спрятался где-то в глубинах квартиры.

— Ау, народ, я дома.

Из сумрака осторожно вынырнул Раф, за ним молча Стёпка, следом испуганная Настя и виноватый Толик.

-А вы чего без света сидите?

Дети втянули голову в плечи, Раф заскулил и подал лапу хозяйке, как бы выпрашивая увести его отсюда.

-Бабушка спит, — шёпотом сказали дети

-Ииии? Во-первых, почему она спит в пять часов вечера? А во-вторых, —
Катя посмотрела на мужа, — я не собираюсь сидеть и трястись в своей собственной квартире, ясно!

И не моргай мне, ни на какие компромиссы я не пойду!

Гости считаются три дня, остаются на дольше, это уже не гости, а такие же сожители и выполняют все правила, которые заведены в этой семье.

Так что! — Катя громко крикнула, — Раф, кто быстрее, Стёпка или ты?

Собака, взвизгнув, упала на пол, дурашливо дрыгая ногами и высовывая язык, таким образом показывая своё счастье, радуясь тому что мама дома.

Стёпка с Настей повисли на маме, Толик, переминаясь с ноги на ногу суетливо обнял жену и ткнулся в щёку.

Катя прошла в гостиную, включила свет.

Игрушки сиротливо лежали в уголке, телевизор был выключен, везде гнетущая тишина.

-А, где Зоя Петровна, — спросила Катя.

-Мама там, — кивнул Толик.

-О, а я думала что папа у нас большой мальчик и не спит уже с мамочкой, — подмигнула Катя детям.

-Кать, ну чё ты.

Катерина прошла в свою спальню, включила бра, свекровь спала на их с мужем кровати.

Ну не любит Катя когда кто-то лежит на их кровати, не любит, даже детям не позволяет.

Переоделась, тихонько вышла и прикрыла дверь.

Начался обычный вечер.

Катя готовила ужин, Толик помогал по мере сил и они болтали о прошедшем дне

-Толик? Это что за такое? Ты чистишь картошку? Это что ещё?

-И вам здрасте, Зоя Петровна.

-Катерина это выше всяких…всех… Это не мыслимо!

-Вы о чём?

-Ах, да, дорогой, мама права! Возьми овощечистку, ножом слишком толстая кожура получается. Вы уж не ругайте его, он не со зла столько картошки попортил.

Зоя Петровна, а вы чеснок почистите, в холодильнике лежит, да не там, в отделении с овощами. Вы что, за три дня не изучили где что лежит?

Зоя Петровна, лук почистите ещё.

Толик? Толику тоже работу найду. В смысле мужик? А мужик, не человек что ли по вашему?

Что с ним ее так? Толик, пододвинь сюда, пожалуйста чашку.

Зоя Петровна, что вы в обмороке стоите? Будете чеснок с луком чистить? Или идите у Стёпки математику проверьте, а заодно и логику.

А то складывает пять яблок и три груши, а у него получается восемь вишен.

-Ну правильно, восемь, — говорит недоумённо Толик.

Катя смотрит на обалдевшую от такого напора свекровь.

Зоя Петровна стоит и открывает, закрывает рот, бессмысленно выпучив глаза.

Между прочим, она хотела сказать Катерине, она многое хотела сказать! Например, то что не мужское это дело, на кухне толочься и еду готовить!

Нормальный мужик не должен даже подозревать, где лежит сковорода, и как делать зажарку для супа! А Толик! Толик стоит и трёт морковь! На тёрке! Чистит картошку! Да так ловко. Что за сыновья у неё! Думала что хотя бы Толик…

И с логикой у парня того… Яблоки с грушами складывает вишни, получает, с другой стороны, он же правильно ответ сказал.
Стёпочка точно в Толика, улыбнулась.

Катя всё же хабалка, замучила бедного мальчика, ах мой сыночек, мой бедный сыночек… только открыла рот Зоя Петровна, чтобы свои возражения сказать, снохе хабалистой.

Та вперёд рот открыла и приказания даёт, что твой ротмистр, повернулась Зоя Петровна, и пошла молчком проверять у Стёпки уроки по математике, и объяснять ему что яблоки и груши имеют общее название, фрукты.

Катя с Толиком ужин совместными усилиями приготовили, за стол всех позвали. Зоя Петровна рванула скачками, чтобы сыну любимому повкуснее кусочки выбрать.

Смотрит, тот уже с половником в руках, компот ребятишкам наливает, те на стол ставят стаканы, от усердия языки вытащив.

Да что такое-то а?

-Катя, — успела ввернуть Зоя Петровна

-А?

-Барана на, ну неприлично это!

-Что? Зоя Петровна. Что такое? Кто что неприличное делает? Толик, ты в трусах опять по дому шастаешь? Или Стёпка пукнул? Только от них всё неприличие идёт, Настя ты что ли что-то выкинула?

Муж с детьми стояли пожимая плечами.

-Не придуривайся, ты прекрасно поняла о чём я!

-Нет, не поняла, — невестка нагло смотрела в глаза Зои Петровны, — не поняла, объясните. Что не так?

— Всё не так! Ты Катерина плохая хозяйка, никчёмная жена и никудышная мать!

-А вы, посмотрю, так кудышная!

-Нет такого слова!

-А мне плевать есть или нет, у меня будет!

-Хабалка!

-От хабалки слышу!

Зоя Петровна подскочила к сыну, вырвала у него половник из рук, шлёпнула его в кастрюлю, обдав при этом светленькие шторы и потолок кухни красным компотом.

-Ах ты зараза! -закричала Катя, при этом подмигнула испуганным ребятишкам, те враз опустили поднявшиеся плечи и заулыбались тихонько, поняв что мама совсем не злится и не ругает бабулю, а просто… воспитывает!

-У вас что, руки не из плеч растут? Вы знаете вообще сколько Толику пришлось горбатиться на эти обои? А на шторы? На этот компот? Вы что себе позволяете? А ну быстро прошла на место и села! Быстро я сказала, раскомандовалась она тут. Дома будешь командовать. Сесть я сказала!

А ты чего вылупился на меня? Ещё доведёте меня я и драться начну, бегом все за стол!

Зоя Петровна, мелко трясясь от злости и негодования, решила ретироваться из кухни, но Катя опередила свекровь. Она встала у неё на дороге и поставив руки в бок, кивком головы показала на стол.

-Бе-гом! Все сели? Приятного аппетита, всем кушать.

Зоя Петровна демонстративно отодвинула тарелку и смотрела обиженно в стол.

-Дети! Что бывает когда кто-то не ест её еду?

-Мама за шиворот высыпет, — бодро сказали в голос ребятишки, посмотрели на прячущую улыбку маму, принялись старательно работать столовыми приборами.

-Ешь, баба, — прошептала Настя, — она мне котлету раз положила и макароны, — ешь!

-Угу, а мне тефтели с гречкой, — с другой стороны зашептал Стёпка

Зоя Петровна принялась вяло ковыряться в тарелке и незаметно всё съела.

Доев, она, пытаясь, ехидничать спросила у Кати разрешения выйти, та милостиво разрешила.

Они играли вечером в игры, смотрели вместе кино, Зоя Петровна демонстративно молчала и хмурилась, она выходила в туалет или ванную комнату, громко там сморкалась и всхлипывала, всячески пытаясь привлечь к себе внимание.

Проходила с красными, заплаканными глазами и садилась в кресло отворачиваясь к окну.

Утром она встала пораньше, хотела напечь блинчиков сыну.

Но на кухне сидела растрёпанная Катя, а Толик… Намазывал ей тост! Сам! Ей!

-Мам, доброе утро, садись чай пить.

-Доброе утро, Зоя Петровна, садитесь пить чай с тостами, у Толика они очень вкусные получаются.

Зоя Петровна было открыла рот, но осеклась и вышла из кухни.

Так продолжалось неделю. Катя ругалась, строила всех, при этом дети и муж были предупреждены.

Детям это казалось игрой, Толику деваться было некуда. Либо он выставляет маму, если не хочет, то распадается семья, либо терпит то, что делает Катя.

-Анатолий это что такое? Ты почему позволяешь такое отношение к себе? Пылая праведным гневом вопрошает мать, — ты тряпка, Анатолий!

-Мам, а лучше будет если семья распадётся?- спрашивает сын

-И пусть и пусть, — упрямо отвечает мать.

-Как это пусть? Я Люблю Катерину, люблю детей, ты что? Меня всё устраивает!

-Зато меня не устраивает, во что ты превратился? Во что? Ты! Ты! Ах, какая прекрасная девочка была Олеся!

-Угу, то-то ты гнала её от меня. На колени вставала, чтобы я с ней не встречался, в обмороки падала…

-А Люба? Люба Свиридова

-Ма, Какая Люба? Что ты несёшь?

Опять обиженная мама ушла в комнату.

-Катерина, нам нужно поговорить!

-Давайте!

-Катерина, мне нравится что происходит в семье моего сына!

-Это какого? Где вас выставили вместе с тем сыном? Или где вы чуть не разбили опять же семью? Чего вы хотите? Чего добиваетесь? Ну соберите своих сыновей, увезите их, посадите под замок и радуйтесь. Они у вас больные какие-то? или что с ними не так? Зачем вы их дураками выставляете?

-Что? Что? Я??? Да я! Да я только добра своим сыновьям желаю!

-Вам самой -то не смешно? Свою семью не сохранили, на старости лет маетесь по чужим углам, у одного сына семью чуть не разбили, второй сам додумался, погнал вас в шею, к третьему приехали. Не стыдно вам?

-Я что? Не имею права к сыновьям в гости приехать?

-Имеете, ещё как имеет! Но в гости! Не хозяйкой прийти, по углам шариться, да законы свои устанавливать, а в гости. Приехали, счастливая, да весёлая, посидели барыней, с внуками поиграли, едите то что подадут, спите там где положат, спрашиваете что помочь. Спрашиваете, а не лезете в шкафу свой порядок наводить.

Будьте любезны, уважайте хозяйку, которая здесь живёт. Даже если вам и не нравится что-то молчите. Это не ваш очаг, а вашего сына и его семьи.

Молчите, не суйтесь с непрошенными советами и помощью.

И будете тогда вы самой лучшей свекровью на свете.

Плохо что не вы мне, а я вам это говорю! Очень плохо!

-Мам, — в кухню, где на повышенных тонах разговаривали женщины, заглянул Толик, — мам, папа тебе звонит. Ты чего трубку не берёшь?

-Проснулся? Не хочу с ним говорить, пусть с мамочкой своей живёт, раз на семью ему плевать.

Катя прыснула.

-Алё, да я . Да у Анатолия. Да мне здесь прекрасно. Дети меня любят и чтят, внуки просто обожают. А ты … ты сиди ешь мамины оладьи, в одиночестве. Мне надоело! Всё, Дмитрий, я не хочу с тобой разговаривать. Маме привет.

Лариса обескураженно смотрела на свекровь. Ей безумно стало жаль эту маленькую женщину.

Всю жизнь прожила с мужем — тюфяком, с его мегеристой мамашей. Вырастила детей, судьба не подарила ей дочки, парни ушли к чужим женщинам. Из дома её практически выжила чужая, стареющая тётка.

Куда ей податься?

-Зоя Петровна, а оставайтесь с нами.

-В смысле?

-Мы ремонт делаем в однушке, да, мы купили однушку, пока одну. Нам о детях надо позаботиться.

Вот давайте вас там поселим вы ребят будете из школы и садика встречать, мы вам денежку платить будем. Всё же лучше, чем чужому человеку. А? Оставайтесь.

Зоя Петровна вдруг заплакала. Закрыла лицо руками.

-Думаете мне самой приятно? Нет то что Катюша сказала, да я, да мне никто в жизни такого не говорил! Я от детей родных такого не слышала. Спасибо, Катенька. Думаете хорошо мне на старости лет по чужим углам скитаться?
Думаете не хочу я на своём диване лежать? На своей кухне свою кашу варить и есть? Силы моей нет, всю жизнь только и слышу, какая я неумёха, такая сякая, дерёвня, сельпо, мальчику жизнь испортила.

Всю жизнь меня тыкает. Детей не так воспитала, плохо за Димочкой ухаживала. А тот Димочка без мамы шагу не шагнёт. Цветы, цветы на восьмое марта, с одобрения мамы дарил всю жизнь. .Если бы мама не разрешила так и быть мне без цветов, — плачет Зоя Петровна.

Квартиру в одном доме купили, чтобы маму доглядывать, а она… она… меня выжила из моей же квартиры, уууу.

-Зоя, Зоя, прости меня, болвана. Зоя приезжай домой, — раздалось в трубке Толикова телефона, который Зоя Петровна положила на стол и не отключила, забыла., — Прости, Зоя.

 

Алё, здравствуйте Дмитрий Анатольевич знаете что, не отдам я вам Зою Петровну, вот! Сама буду мучить, а вам не отдам. Никому она не нужна! Все её шпыняете. И вообще я замуж её отдам, за хорошего человека. У нас Борис Миронович по соседству живёт, правда Толь?

Толик отчаянно замотал головой.

Через три часа, в дверях квартиры Анатолия и Катерины, стоял Дмитрий Анатольевич, с огромным букетом в руках, как оказалось с тремя. Для любимой женщины для снохи Катюши и маленькой Настюши.

-Дима?

-Зоя, прости дурака, а?

-А как же мама? Она тебя отпустила одного или…

-Зоя прости. Мама больше не будет к нам ходить, я всё высказал. Сказал что сам буду к ней приходить либо мы уедем к ребятам, продадим квартиру, а адрес ей не скажем. Она пожилая, Зоя. Ей тяжело понять, но вроде бы согласилась.

-Ма вы бабушке кота заведите. Пусть о нём заботится.

***

Они встретились все, когда у бабушки был юбилей, восемьдесят лет.

Живая, бодрая старушка попыталась опять манипулировать снохой и жёнами внуков. Но получила такой отпор. А Катя пообещала поселиться у неё в квартире и научить жизни.

Юбилей хорошо справили.

Подарили бабушке котёнка и маленькую таксу.

Теперь из дома только на прогулки с Глашей, с таксой. А то Мурзик скучает один. И по гостям некогда ходить, пришлось научиться есть невесткину стряпню, она конечно не ахти, но всё же…Пирожки у неё ничего так, да и блины, и салаты, ну и мяско запекает, да т котлеты…Чего уж, повезло Диме с женой…

***

Дети, а я давно хотела спросить, когда это я вам котлеты с макаронами за шиворот высыпала?

-Сама просила подыграть

-Аааа

-Ну

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.59MB | MySQL:87 | 0,434sec