Такая сноха мне не нужна!

Марина Витальевна как раз достала пирог с яблоками из духовки и довольно посмотрела на накрытый стол. С минуты на минуту придет сынок, чтобы познакомить ее со своей любимой девушкой.

Нет, жениться, он вроде бы пока не планирует, но встречаются они уже какое-то время. Решил, что пора и матери представить свою подругу. Здорово! Раньше он ее с девочками не знакомил. Так волнительно!

Марина как раз поставила пирог на подоконник остывать, когда раздался звонок в дверь. Побежала открывать, а внутри такой трепет. Сынок уже совсем взрослый! На последнем курсе учится. Еще немного и расправит перышки, отправится во взрослую жизнь.

Она уже знала, что девочка не совсем русская, а наполовину кореянка. Вадик говорил, что она очень хорошенькая. Студентка, сейчас живет в Питере, но мать ее родом из Пусана вроде бы, а отец коренной москвич что ли. Или из Подмосковья? Запамятовала уже. Ничего, сейчас все расспросит.

Марина Витальевна открыла дверь и приветливо поздоровалась со своими гостями.

— Раздевайтесь, проходите! Я вас кормить буду! Столько всего наготовила!

— Мамуль, ну зачем ты напрягалась? Мы бы и просто чаю попили!

— Ничего, мне только в радость. Ты же знаешь, как я люблю гостей!

Это правда, Марина любила гостей. С тех пор, как сын переехал в общежитие, она скучала по нему. Жили они на окраине, долго добираться до учебы, поэтому он поселился в общаге. В гости заходил не очень часто, но все же не забывал маму.

— Здравствуйте, у вас очень уютно! – со скромной улыбкой сказала Анюта.

Марина наконец-то смогла ее рассмотреть. И правда очень симпатичная девушка. Немудрено, что сынок в нее такой влюбленный.

Дети разделись и сели за стол. Вадик поухаживал за своей девушкой. Столько всего положил ей в тарелку, что мама даже удивилась, но он шутливо заметил.

— Анька любит поесть!

— Вот и замечательно! На здоровье!

На улице еще нехолодно, конец октября, а отопление фурычит так, словно февраль месяц, дома жарко. Недолго думая, Аня сняла свою толстовку. Тут-то и случился у Марины конфуз, взгляд изменился.

Если до той секунды она смотрела на подружку сына с умилением, то теперь ком застрял в горле.

Вадик то и дело поглядывал на маму и заметил, как изменилось ее настроение. Марина и сама недолго выдержала, вышла на кухню под каким-то предлогом.

— А есть горчица или что-то остренькое? – спросила Аня.

— Да, сейчас принесу! – ответил он и пошел за мамой.

Когда он вошел в кухню, то увидел, что она стоит, уперевшись руками в стол. Он и не подозревал, что в эту минуту происходило в ее голове.

Марина всегда думала, что станет хорошей свекровью и никогда не будет вмешиваться в жизнь сына, как-то влиять на его выбор второй половинки, но сейчас ее нутро буквально взбунтовалось.

Может, поэтому все свекрови кажутся невесткам такими злыми? Не могут контролировать похожие порывы? Она очень пыталась взять себя в руки, но получалось плохо.

— Мам, что-то случилось?

— Если честно, то да, но боюсь, тебе не понравится…

— Тебе Аня не по вкусу? Она хорошая, тебе только нужно узнать ее получше! И не смотри, что она немного другая…

— Сынок, я не расистка. Я нормально отношусь к людям любых национальностей. Дело в другом.

— А в чем? – поинтересовался он, погладив ее по плечу, мама определенно выглядела расстроенной.

— Помнишь, мы в прошлом году ездили в Геленджик? – спросила Марина.

— Помню, а это здесь при чем?

— А помнишь, я на банане каталась?

— Помню!

 

Марина обожала бананы. Всегда на море хотя бы разок хотела на нем каталась. Вадик же больше любил скутеры и аквапарки. Он не сильно помнил тот случай, нахмурился, пытаясь воскресить в памяти тот день.

— А помнишь, почему мне не понравилось?

Сын подумал немного и вдруг вспомнил, как мама рассказывала, что с ними в группе каталась какая-то девчонка, тоже кореянка вроде или нет. В общем, девочка та просто убила маму своей манерой выражаться.

Вроде не русская, а разговаривала исключительно на матах. Причем так виртуозно, что не каждый Вася-слесарь ее переплюнет. Вела себя очень вызывающе. Цеплялась к другим пассажирам, грубила.

Когда сделали остановку в открытом море, та девочка первая спрыгнула с банана, предварительно сняв в себя верх купальника. Материлась так, что уши повяли даже у мужиков.

В общем, мама тогда вернулась на берег в легком шоке. Да нет, в сильном шоке. Помнила, как садилась на банан и взгляд упал на ту девочку, еще подумала «Какая хорошенькая!», а когда вернулись, то и взглянуть на нее без порицания не могла. Ужасная!

Нет, она не была ханжой или из тех, кто считает мат — признаком бескультурщины. Сама могла ругнуться, иногда даже крепко, если сильно кто-то разозлит или обидит, но что бы так? Это просто зашквар. Таких матов из уст девочки или вообще кого-то она отродясь не слышала. Это было откровенно противно, слишком уж.

Марина тогда минут пятнадцать возмущалась, ведь ей испортили поездку. Все впечатления испортились. Этот случай врезался в ее память.

— Мам, ну не все же такие! – сказал Вадик, пытаясь защитить свою девушку.

— Я и не говорю, что все, но уверена, что это была твоя Аня.

— Как ты можешь быть уверена? Больше года прошло!

— Вадь, татуировка на ее плече. Красная роза с пауком! Такая же точно, как у той девочки. Либо у них секта какая-то, либо это была она!

Вадик заметно расстроился. С Аней он встречался всего три месяца. Не замечал за ней ничего подобного. Она ему казалась очень милой девушкой, тихой и спокойной, хорошо воспитанной.

С такой, как та девчонка на пляже, он бы и сам не захотел встречаться. Мать ведь рассказывала, как та кричала на своем искусном матерном языке, что выпила столько, сколько не каждый здоровый мужик осилит, плюс еще свои прелести всем демонстрировала, а когда на берег вышла, еще и рыгала дальше, чем видела, а потом ржала, как конь. Это он и сам помнил. Как-то фу…

Ему даже не верилось, что это действительно была его Аня. Он ведь к ней привязаться успел. Считал ее правильной девочкой. Она второкурсница, но близко его к себе не подпускала. Говорила, что до свадьбы ни-ни, мол, так у них принято. Он и не возражал.

Только вот голая грудь на пляже и невинность до брака не сильно вязалась. Или смотреть можно, а трогать нельзя? В общем, очень все это странно.

— Пойдем! – предложил сын и взял ее за руку.

Они вернулись в гостиную и сели за стол. Вадик принес горчицу, как и обещал, хотя и без нее Аня уже опустошила тарелку и как раз накладывала себе еще разных вкусностей, нахваливая мамины угощения.

— Ань, а ты ездила в Геленджик в прошлом году? – поинтересовался Вадик.

Ему скорей хотелось убедиться, что там просто была девушка с похожей татуировкой, но…

— Да! – с улыбкой ответила девушка. – А ты откуда знаешь?

— А на банане любишь кататься? – снова спросил он.

— Ой, обожаю! Мы тогда так отдохнули классно! Столько впечатлений. Я на чем только не каталась! А ты почему вдруг спросил?

 

— Да так, просто! – грустно ответил он. – Мы тоже как раз в прошлом году отдыхали в Геленджике…

— Да ладно? Мы с тобой ходили по одним пляжам и даже не знали об этом? Это точно судьба! – радостно констатировала Аня, засовывая в рот половину котлеты.

— Ага, судьба! – сказал он и посмотрел на маму.

По взгляду сына Марина поняла, что не стать Анюте ее снохой. Ему и самому такая подруга больше не нужна. Можно было, конечно, ради приличия посидеть еще немного, но Вадик решил, что даже это перебор. Поесть она уже все равно успела.

Сославшись на какой-то срочный звонок из универа, он забрал ее с собой и ушел из дома. Марина лишь облегченно выдохнула. Все-таки голова на плечах у сына есть. Это уже радует.

И ладно бы, сейчас вообще молодежь странная, но вдруг залетит от него эта красавица? Потом еще ребенка родит, а чему она его потом научит? Да и как с такой жить?

Притворяется она, конечно, неплохо, но надолго ли ее хватит? В общем, знакомство с мамой все-таки состоялось, но прошло не очень удачно. Хотя как посмотреть? Хуже было бы, если бы они не пересеклись в тот раз на банане в Геленджике. С первого взгляда ведь и не поймешь, что за крыска скрывается за маской миленькой девочки.

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.45MB | MySQL:85 | 0,557sec