Тебе везёт – ты…, а я тут кручусь как могу

Славик с Любой вернулись из двухнедельного отпуска. Первое, на то, что обратили внимание супруги, это на то, что за стеной постоянно слышались какие-то стуки, причем беспрерывные и нарастающие. Странно, раньше по соседству жил одинокий дедушка, пару месяцев назад он ушел на тот свет, значит кто-то заселился за время их отсутствия.

Судя по звукам это был топот детских ножек, причем бегал явно не один ребенок, а как минимум двое. Ну вот – наверное поссорились, плач и крики. Ужас, если Люба со Славиком слышат все это за стеной, то что чувствуют соседи этажом ниже этой квартиры? К 10 часам вечера все затихло, и Люба только собралась заснуть, как раздался громкий крик ребенка, явно еще грудного возраста. Люба села на кровати и глянула на мужа: тот спокойно посапывал. Вот у него сон – хоть истребители над его головой будут летать, все равно будет спать.

Наутро, когда Люба выходила на работу, из соседской квартиры вышел мальчик с рюкзачком. Его у двери провожала молодая женщина, на вид лет 30-ти, как и Любе. Она приветственно кивнула Любе головой и сказала мальчику:

— Сашенька, сынок, в школе не балуйся! И всегда будь на связи.

Ехали с мальчиком в лифте. Люба спросила:

— Вы наши новые соседи?

Тот кивнул головой, не поднимая глаз.

— А в каком классе ты учишься?

— Во втором! – хмуро, с опущенной головой ответил Саша.

Вечером, когда Люба вернулась с работы, в дверь позвонили – это новая соседка пришла.

— Бога ради, вы меня простите! Не будет ли у вас лучка с морковкой, вот супчик варю, а о пассировке не подумала, забыла купить. Мне очень неловко.

В это время послышался громкий плач ребенка из ее квартиры, соседка заметалась.

— Вы идите домой, я вам сейчас все принесу.

Молодец, Славик, закупился продуктами после отпуска и пошел в ночное дежурство на работу. Он был врач в госпитале, старше Любы на 12 лет, очень хороший и заботливый мужчина. Зайдя к соседке, Люба протянула ей овощи.

— Вот спасибо, — обрадовалась соседка. – А вы присаживайтесь, хоть познакомимся! Меня Маша зовут. Я тут одновременно буду супчик варить, хорошо? Честно говоря, я не забыла купить овощи, просто денег не хватило. Совсем с деньгами туго. А у меня трое детей! Вот, Сашка, ему 8 лет, Валечка, ей уже шестой год, и Маришка пятимесячная. А все я одна кручусь.

— А где ваш муж? — поинтересовалась Люба.

— Объелся груш! Алкаш он проклятый, я от него сбежала. Вообще-то он мне не муж, а просто отец двух моих дочерей, хотя он даже в свидетельстве о рождении не вписан. Ну сами понимаете – что с такого алкаша толку, а тут хоть государство платить будет.

«А что же от такого алкаша детей рожать, да еще и двоих?» — подумала Люба, но не озвучила свои мысли вслух.

— А вот Сашкин отец был мне мужем, и отцом он вписан! – продолжила Маша. – Алименты платит исправно, хотя что эти 8 тысяч, на пару раз в магазин сходить.

— А как вы оказались в этой квартире? – спросила Люба.

— Так это моего деда квартира! – ответила Маша. – Я тоже здесь прописана. Сбежала от мужа к маме в начале лета, но она уже старенькая, ей дети мешают. И деду бы мешали, тем более в однокомнатной квартире. Но дед умер, и вот в начале сентября мы переехали. Сын в школу тут пошел. Хулиганит в школе, а дома Вальку доводит, носится с ней по квартире, а потом пендалей дает! А как вы живете? Ой, простите, даже не спросила, как вас зовут.

— Люба, — представилась Люба. – Муж врач в военном госпитале, я ветеринар в клинике, живем нормально, много путешествуем – горы, сплавы, и просто так – по городам и странам. Вот вчера из Чехии приехали, красиво там в Праге.

— А дети у вас есть? — спросила Маша.

— У мужа есть от первого брака, а общих нет. У меня нет детей.

Маша посмотрела на соседку круглыми от ужаса глазами, будто увидела огромного паука на ее на голове.

— Как нет? Так что же вы тянете? Я так думаю вам, Люба, лет тридцать, как и мне! Пора уже рожать, иначе поздно будет!

— Я бесплодна, только не будем об этом, хорошо, Маш! И давай уже на «ты». Все нормально, я не фанат детей, мне этого не нужно, а у Славика моего хороший сын, он с ним общается, и с бывшей женой у него хорошие отношения, нас всех все устраивает.

— Ну ничего себе! – удивилась Маша. – Я бы своему истерику устроила, если бы он с бывшей женой общался. Я ревнивая. Слушай, Люб, тут такое дело, раз мы уже начали общаться, ты не выручила бы меня денежкой? Рублей пятьсот, чтобы до пособий дотянуть, ну или до алиментов. Через неделю точно отдам.

Люба дала 1000 рублей, мельче не было. В течение недели она слушала вечерний топот детских ножек и громкий плач Маришки по ночам. Она понимала – это дети, ничего не поделать. Общение с Машей было короткое – приветствовались, когда случайно виделись. Через неделю она зашла к Любе со странными расчетами:

— Люб, помнишь, я тебя попросила мне дать 500 рублей, а ты мне дала тысячу? Так вот, я пока отдам тебе эти 500 рублей, а вторую половину чуть позже, хорошо? Надо срочно детские смеси закупить, пока они по акции.

Ну ладно, без проблем, надо так надо. Через пару дней опять появилась соседка, и затараторила:

— Люб, я знаю, что должна тебе 500 рублей, но зима на носу, Сашке бы надо купить перчатки и шапку, иначе замерзнет. Пожалуйста, выручи денежкой!

На этот раз Маша не сказала, когда отдаст, а под нос произнесла какой-то неопределенный срок. Потом еще пару тысяч на куртку Вале, потом на ее сапожки. Долг она не отдавала, хоть и обещала «в ближайшие дни». Однажды, пока муж прогревал машину, Люба стояла около бабушек, сидящих на лавочке, и совершенно случайно услышала их разговор:

— Ох уж эта Машка! Нарожала троих и бегает по подъезду – то ей луковичку, то денежку. Надо просто выцарапывать ее долги! Вот наглая, детьми прикрывается, но почему мы должны содержать ее детей?

На тот момент Маша должна была Любе уже 7500 рублей, но она не постеснялась забежать к ней и попросить еще пятисотку «для ровного счета».

 

— Маш, я все понимаю, но как ты отдавать будешь такую сумму? – спросила Люба.

— Ну отдам же как-нибудь! – с досадой и злостью ответила Маша. — Ты же не страдаешь, не побираешься! Детей у тебя нет и не будет, ты даже не знаешь, как с ними тяжело! Везет тебе – по заграницам разъезжаешь с мужем, а я тут выкручиваюсь как могу! Разве это справедливо? Ну так дашь мне 500 рублей?

Люба дала и мысленно попрощалась со всей этой суммой, но попросила Машу впредь к ней не обращаться за деньгами. Маша ушла и месяц даже не показывалась Любе на глаза. Через месяц он пришла и протянула Любе все 8000 рублей.

— Спасибо за терпение, — сказала она. – А ко мне муж приехал, точнее отец двух дочек, мы помирились. Он закодировался, съездил на северные заработки на вахту, и вот, денег привез. Не обижайся, Люб, пожалуйста.

Люба и не обиделась. Она взяла деньги, но по-дружески общаться с Машей уже не хотелось. Вот бы еще дети не бегали по вечерам, Маришка бы не плакала по ночам, и Машкин муж бы не орал на детвору – был бы вообще рай. Очень хочется тишины!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.52MB | MySQL:83 | 0,402sec