Тени прошлого

— Я её почти простила.

— Ну и зря! Я бы прогнала её. И высказала бы всё. Ты что, Янка, совсем? Помнишь же, как она с тобой поступила! — Женя была вне себя от злости.

— Но ты же… ты ведь помнишь свою семью. И любишь. И я хочу, чтобы у меня было так же.

— Не обобщай. У меня всё по-другому. А она… она не заслуживает твоего прощения!

…У Жени и правда, всё было по-другому. Малышка находилась в детском саду, когда в одночасье лишилась обоих родителей. Её воспитывала бабушка. Слава Богу, когда её не стало, Жене уже исполнилось восемнадцать. Она была вполне самостоятельной, училась в колледже на кондитера.

Яна же в два с половиной года попала в детский дом. Её родители попросту «забыли» дочь в городском парке. Она уснула, сидя в коляске, а папа с мамой, приняв горячительных напитков, которые они очень любили, ушли в неизвестном направлении. Праздник они продолжали ещё двое суток, совершенно не думая о ребёнке…

Яна же в это время, пристёгнутая к коляске, сначала кричала до хрипоты, но в дальнем углу парка вечером народу было мало, и никто внимания на неё не обратил. Потом, утомившись от крика, она снова уснула. А потом её нашла гуляющая парочка: парень с девушкой. Они-то и отвезли малышку в милицию. Девочка была грязная, лохматая и совсем дикая. Всё время кричала и на контакт не шла, разговаривать не умела, держать ложку тоже…

Много лет спустя, когда Яна выросла и стала жить самостоятельно, она, как и многие детдомовцы, захотела узнать свою историю. Ведь девушка ничего совершенно не помнила из своего раннего детства. Женя и попросила отца своего парня Саши в этом помочь. Они подружились в колледже, на первом курсе: Саша, Яна и Женя. Очень подружились и всё друг про друга знали. Историю Яны они тоже обсуждали все вместе.

Оказалось, что мама родила Яну в восемнадцать лет, правда, находясь в законном браке. Оба родителя были из неблагополучных семей. Она и, немногим старший её, супруг очень любили развесёлую жизнь, которую вели и до рождения Яны, и во время беременности, и после. Ребёнок им только мешал. После того страшного происшествия в парке был суд. Но отец Яны до него не дожил. Отравился некачественным напитком. А матери малышки дали условный срок. Она долго лечилась от зависимости. Вроде как, успешно. Потом снова вышла замуж, родила дочь…

Яна не могла спать несколько ночей. Она всё пыталась представить женщину… да какую, там, женщину?! Молоденькую глупую девушку, свою мать, которую когда-то лишили ребёнка. Которая лишилась мужа, осталась совсем одна. Ведь она, Яна, сейчас как раз примерно в том возрасте. И тоже одна… И кто виноват? Всё так запутано. Злость и жалость к матери боролись в душе девушки.

Женя, с которой Яна делилась своими переживаниями, очень сердилась. Каково оказаться без родителей, совсем одной, она прекрасно знала и могла понять. Но она не могла понять, как можно жалеть ту, которая не заботилась совсем, не любила, бросила на произвол судьбы?! И не интересовалась даже. А теперь завела новую семью, вычеркнув Яну из своей жизни.

— А вдруг она жалеет о своём поступке? — говорила Яна. — Она же ничего тогда не соображала. А теперь наверняка жалеет. Она ведь изменилась, вылечилась.

Женя только головой качала:

— Ну как можно быть такой глупой! Забудь её и живи дальше! Она не стоит того, чтобы о ней грустили и жалели её. Это я уже жалею, что упросила Сашкиного отца выяснить всё это! Зря, ей Богу!

Тему они эту не поднимали где-то полгода. Каждый остался при своём мнении. Учёба продолжалась, дружба тоже и было весело. Пока однажды… мать Яны не объявилась сама.

Она не призналась, как смогла найти девушку. В один из дней, после окончания занятий в колледже, какая-то женщина окликнула Яну, выходившую из дверей учебного корпуса. Завязался разговор. Женя, которая вышла с Сашей чуть позднее, увидев подругу с вытянувшимся лицом и незнакомую женщину, сразу подошла к ним и решительно дернула Яну за локоть.

— Ты что? Забыла? Мы же договорились пойти сегодня…

Договорить Яна ей не дала.

— Это моя мать! — шепнула она на ухо Жене. — Я хочу с ней поговорить. Вы идите.

— А это точно она? — недоверчиво скривилась подруга. — А то, может, заливает тут… Знаем мы таких.

Всё это время женщина стояла и тихо теребила ремень сумки, которая висела у неё на плече. Конечно, она слышала, о чём шептались девушки.

— Женя! Я же всегда думала об этой встрече, представляла её. Мне надо поговорить с ней…

— Ну смотри… Если что… — Женя сделала паузу, а потом, глядя в упор на женщину, громко сказала: — Моя подруга уже не такая беззащитная, как тогда! И за неё есть, кому заступиться, ясно!

Она развернулась и пошла быстрым шагом. Саша едва поспевал за ней.

— Она у тебя боевая, — улыбнулась женщина и протянула руку для знакомства, — Марина.

Яна пожала руку и подумала о том, как глупо: она ведь знакомится со своей матерью! Абсурд какой-то.

В тот день они много разговаривали. Яна специально выбрала именно тот злополучный парк в качестве места для беседы. «Накрученная» Женей, она хотела, чтобы матери было стыдно. Парк, конечно, изменился за эти годы, но был вполне узнаваем. Они сели на лавочку.

Марина рассказала о том, как долго и упорно лечилась. Как несколько раз опять срывалась и возвращалась к прежней жизни. Потом у неё был момент, когда она едва не погибла от излияний и когда её спасли, твёрдо решила стать на путь исправления.

Она гордо сообщила, что ей это удалось. А потом Марина рассказала, что получила образование: окончила колледж и устроилась на работу. Потом… потом создала семью. При этих словах она виновато посмотрела на Яну.

— Но я всегда помнила о тебе, дочка. Правда.

Яна слушала молча. В детском доме ей жилось нелегко. Но ведь и мать не жила счастливо в эти годы. Совсем наоборот. Самое трудное время у неё было. И что хорошего было бы, если бы Яна в то время была с ней? Скорее всего, закончилось бы тем же. Если не хуже. Может, наоборот, хорошо, что так сложилось, и судьба уберегла её?

Яна стала встречаться с матерью. Это было то немногое, о чем она просила дочь: просто иногда проводить время вместе. Разговаривать. Когда они общались, Марина с любовью и гордостью смотрела на дочь, однако украдкой. Она не решалась показывать это. Марина понимала её чувства. Но сердечко Яны не было черствым, и она тянулась к матери. Однажды они отправились к ним домой, и Яна познакомилась со своей сестрой. Было любопытно увидеть родного человечка. Яне показалось, что девчушка очень на неё похожа.

Всё больше ей казалось, что она обретает то, что давно хотела — семью. Что теперь она не оторванный листочек, который ветер треплет и носит по всему свету, а теперь у неё есть опора. А однажды Яна вдруг осознала, что больше не чувствует той тяжести, которую несла в душе — боли и злости от того, как с ней обошлись.

Будучи в детском доме она гадала, отчего ей так не повезло? Чем она хуже других? И что в ней не так?

А теперь она выросла, и многое смогла понять. Она ощущала свою ценность, свою самостоятельность, личность. Она гордилась, что стала такой сама, без помощи. У неё был дом, была учёба, друзья. Яна думала о том, что всё встало на свои места, и больше не обижалась на судьбу. И решение простить мать и общаться с ней она приняла вполне осознанно. И от этого ей стало легче самой. Ведь прощение, в первую очередь, нужно тому, кто находится в обиде. Именно он несёт эту тяжесть…

 

Яна окончили колледж. Женя и Саша поженились. Яна была свидетельницей на свадьбе и от души желала подруге счастья! Ведь ей тоже пришлось не сладко.

А на Марину Женя продолжает «фыркать» и убеждает Яну, что та совершает ошибку, общаясь с ней. Но Яна только улыбается. Она любит свою подругу и благодарна ей за участие, но считает что каждому нужно жить своей жизнью. И поступать так, как подсказывает сердце. Именно оно знает, как правильно.

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.55MB | MySQL:85 | 0,362sec