Тетушка

— Насть, где наши праздничные накидки для кресел? Тетя Марина приезжает! Возможно, надолго.

Ее приезд – это что-то.

Тем более для Насти.

— Возможно, с мужем, — добавила мама, неуверенно улыбнувшись.

Ее приезды всегда сопровождаются придирками, упреками и долгосрочными обидами, которые она крайне удачно умеет провоцировать. У тети Марины способность сеять раздор. И зачастую она делает это так, что вы сами не поймете, как все начнете спорить.

— Посмотри на антресолях.

— Я же не достаю до них… — выглянула мама, — Залезь сама.

— Сейчас, за табуреткой схожу.

 

Да, Настя на двадцать сантиметров выше миниатюрной мамы-дюймовочки. Настя высокая. О чем ей тетя Марина, конечно, тоже обязательно напомнит в очень негативном контексте. Тетя Марина ни о чем не даст забыть. Так папе она каждый год напоминает, что ему не надо ходить к парикмахерам – просто протирать тряпочкой. А маме… Настя вздрогнула, когда вспомнила, как Марина говорит маме о папе, да и о Насте тоже…

— А чего это вдруг она у нас гостить будет? – Настя встала на табуретку, — Она же говорила, что теперь всегда будет колесить по курортам? Мы бы не расстроились.

Было чудесно, когда несколько лет подряд тетя Марина их не навещала.

— Ну, у нее семь пятниц не неделе, — уклончиво ответила мама.

— А надолго – это сколько?

— У нее семь…

— Да-да, она непредсказуемая, но что-то же она тебе сказала?

— Что ее ждет на собеседование.

Тут-то табуретка и подломилась… Настя успела оттолкнуться и приземлиться на ноги, не потеряв равновесие, но мама, разумеется, перепугалась, вскрикнула и побежала к дочери.

— Не ушиблась?

— Нет. Какое собеседование? Это что, она надеется здесь жить?

— Поначалу – да, потом купит себе что-нибудь.

— Катастрофа…

— Настя, вы с папой ей не рады, я все понимаю. Марина… резковата в выражениях. Но я ей все объяснила, и она будет более учтивой. Ее характер стал лучше.

— Это невозможно просто. Она не выносит нас с папой. Его – за твой якобы неудачный брак, меня – за ее.

— У нас с папой прекрасный брак.

— Я-то в курсе, но ты ей это докажи.

— И ты, Настя, действительно, так сказать, поучаствовала в ее судьбе. Именно ты тогда сняла трубку, ответила на звонок и случайно сообщила ее жениху, что Марина улетела в Сочи совсем не с подружкой. Он и отменил помолвку.

— Мне было пять лет. Мам, пять! Я не разбиралась в этих нюансах. Он спросил – я сказала. Но мне было пять! Я помню, как она тогда хлопнула дверью. Еще и годами мстила мне, ребенку, за то, чего я никак не могла предусмотреть, потому что была слишком мелкой, а вы, никто из вас, мне заранее не сказал, чего нельзя говорить про тетю Марину.

— Она тебе не мстила.

— Ну да. Это же не она подговаривала Вику с Ирой со мной не играть. И это не она в седьмом классе оставила меня без поделки и без приза, а я могла тогда получить приз! Я этот кораблик из кабачка для конкурса неделю делала! Она его нарочно сбросила с подставки, еще и наступила на него… Сказала, мол, ее котик Маркиз опрокинул. Но я-то догадалась.

В общем, они с мамой не пришли к единому мнению по поводу приезда тети Марины.

 

Папа, с огромным скрипом, нес с чердака раскладушку, чтобы поставить ее в гостевую комнату. Дом у них большой, но, поскольку они пользуются только его частью, то не везде есть мебель.

С таким же скрипом он улыбался Марине.

Она нахваливала своего Мишутку (и обеспеченный, и щедрый, и остроумный), но для Насти потом отдельно добавила – “конечно, не настолько, как…”. Насте не нужны были еще аргументы, чтобы понять, что характер Марины ни капли не улучшился. Она снова припомнила племяннице тот несчастный телефонный звонок.

— Раскладушка! – причитала Марина, — Как же мы на ней уместимся? И тут северная сторона, а я без солнышка не могу. Настя, тебе же не составит никакого труда перейти сюда? Я тебе обогреватель принесу.

Р-р-р.

Тетя Марина оберегала свои шубы, заняв ими всю гардеробную, и подскакивала, когда Настя хотела взять там сапожки:

— Шубы мои! Шубы! Будь повнимательнее. Ну, и вымахала ты, Настя. Как шпала. Конечно, это тебе не красит… И в двадцать годков жить с родителями… Тоже такое себе. Не думаешь про женитьбу-то? Самой тебе отдельную жилплощадь не купить.

Появился у нее новый аргумент – “Насте уже двадцать, а она все еще в родительском доме”

Настя не повелась.

Тетя Марина бесцеремонно “подвинула” их всех: в гардеробной теперь ее шубы, занимающие все пространство, на кухне – ее коробки с готовой едой и хлопья, и убрать их нельзя, в гараже – ее машина (папа свою теперь оставлял под навесом и жутко сердился).

— Насть, переключи на теннис, — сказала Миша, чей самомнение только укрепилось из-за поддержки Марины.

— Но у меня…

— Неважно.

Все прятались по своим норам, где Марина курсировала реже всего.

— Настя! Настя-я-я! Настя, — будет вопить она, пока кто-то не отзовется и не придет, — Настя, куда провалилась?

— Я с Дианой разговаривала.

— Что тебе та Диана, — Марина принялась листать фотографии в своем мобильнике, — Как? Симпатичный? Нравится? Ямочки такие…

— Что это за парень?

— Это я подумала о твоих перспективах, раз родителям фиолетово. Красивый? Его мама – моя однокурсница. Люди они не очень богатые, но интеллигентные. С такими легко уживешься.

— Тетя Марина, вы намекаете, что мне пора с кем-то знакомиться и съезжать?

— Я прямо говорю!

— Чтобы я не потребовала обратно свою комнату?

— Настя, — поцокала она, — Как бестактно. Нет. Ничего мне тут не нужно. Но девица ты взрослая, а все с мамой…

 

Ясно. Настю собираются отсюда выжить.

Тетя Марина уже пыталась проделать этот фокус с Настиным папой, когда он ее не устроил в качестве зятя. Перестал устраивать. Марина-то думала, что они разбегутся сами, а у них сложился крепкий брак. Что не давало ей управлять сестрой. Хорошо, что папа вовремя сообразил, кто является незаметным зачинщиком всех их ссор с мамой. Сообразил и выпроводил ее тогда. Но от Марины так просто не отделаться. Она, как ни в чем не бывало, приехала снова.

— Как твоя учеба, Настя? – спросила Марина при маме, — Красный диплом будет? Отличница?

— Нет, есть и тройки.

— Так необычно это слышать. Если студент не перегружен семинарами и лекциями, то он хоть подрабатывает – курьером, например.

— Теть Марин, а как, кстати, ваше собеседование?

— Они мне не понравились.

— Понятно. Не взяли, значит, — с улыбкой ответила ей Настя.

Но того-то Марина и добивалась.

— Ах, как твоя дочь меня не уважает, — скупая слеза, — От нее это особенно обидно.

— Настя, зачем ты это сказала? – нахмурилась мама.

— Но ведь правда же! Почему мне про учебу можно говорить, а про неудачи тети Марины говорить запрещается?

— Настя, да что с тобой!

— Ничего!

— Ну, собеседование не пройдено, — влез папа, — Ничего не найдено. У нас вам уже, наверное, надоело. Может, пора и честь знать?

— Милый! – мама смотрела на всех с недоумением, — Родственникам такое не говорят.

— Я уже привыкла, — драматично заявила тетя Марина и покинула их.

— Видите, это вы на нее наговаривали, — сказала мама, — Я верила, что она резковата, но, оказывается, вы и сами хороши. Сами подначиваете. Сами задеваете. Ты, Настя, вообще забываешься. Она в два раза старше тебя.

— Ты купи для Насти надувной матрас, — папа отказался продолжить трапезу, — Потому что скоро, я так чувствую, Марина твоя окончательно займет ее комнату. Ты, доченька, адаптировалась уже в гостевой?

— Почти, — прошептала Настя.

— Продолжай в том же духе. Ты оттуда вряд ли переедешь. Потому что твоей маме на нас…

— Я не намерена это выслушивать.

И почти три дня мама ни с кем, кроме Марины, не разговаривала. А Марина и рада стараться. Щебетала там что-то о прощение, о нерадивых детях, о неблагодарности. Вроде, и утешает, но как бы заодно и настраивает.

 

Папа уходил в отапливаемый гараж.

Настя ютилась на раскладушке. Она была вынуждена стучаться в свою же спальню, чтобы ей разрешили взять ее конспекты, ее ноутбук, ее подушку… И это выводило Настю из себя.

Папа уступил.

Он съездил за цветами и пришел к маме.

Они даже сподобились поехать куда-то на свидание.

— До утра нас не ждите, — сказал отец.

— Я тогда на вечеринку, — Насте не хотелось оставаться с тетей.

— А отпрашиваться уже у родителей не надо? – буркнула Марина.

— Кстати, да, — мама посмотрела на Настю, — Ты отпрашиваться не планируешь? Если такая самостоятельная, то, может, пора взрослеть?

— Жить одной, например, — улыбалась Марина.

— Хотя бы посуду за собой мыть, — это уже мама.

— Я мою. И за вами, тетушка, тоже. Вы, в принципе, не знаете, что это такое.

— Неправда.

— Никаких гулянок! – запретила мама, — Сиди теперь дома.

Ну, это Настю не остановит!

Родители уехали, а она тут же обулась и пошла на электричку. Тетя Марина как-то подозрительно усмехнулась. Настя-то не представляла, что ее сейчас собираются масштабно подставить. Марина накупила конфетти, всякую мишуру, банки и все это разбросала по дому. Настя вернется под утро. Когда увидят, что она учудила, то Настя, конечно, будет все отрицать, но ей никто не поверит. Тогда ее либо выгонят. Либо она сама уедет, не простив родителям недоверие.

И в доме станет просторнее.

— Дорогая, это не детский сад? – Миша открывал банки, — Напоминает подростковую ерунду.

— Да! Это так. Но, чем больше у них поводов поругаться, тем скорее проживающих тут поубавится. Я не хочу платить кому-то за аренду. Вот Настька съедет и заплатит. Ничего. Переживет.

— Они догадаются.

— Что это сделала не обиженная девица, в умная тетя? Нет, конечно. О такой глупости никто и не подумает.

Только вот приехала не Настя. И, как Марина не увещевала сестру, что ничего плохого не хотела, та ее не послушала.

источник

Новогодние подарки:
Праздничные теплые носки со стильными ёлками https://www.wildberries.ru/catalog/192105869/detail.aspx и вот здесь носки-тапчули зимние теплые персикового цвета, ну очень милые в виде зайчиков.

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.44MB | MySQL:85 | 0,463sec