Три друга

Катя дружила с соседями по подъезду – Сашкой и Иваном. Все они учились в одной школе, мальчики были одноклассниками, а Катя младше их на год. Но тем не менее, девочка была заводилой всех игр.

Саша и Ваня заходили за ней гулять, дожидались её из музыкальной школы. Без Катьки они разве что могли покататься на велосипедах по парку. А в играх Катя была непревзойдённым организатором. Её звонкий смех звенел во дворе, и другие ребята подтягивались к дружной троице, собирались большие компании.

Играли и в лапту, и в прятки, и в вышибалы, и в «Казаки-разбойники» и в «Красочки», а когда уставали, садились на лавочки у подъезда и начинались «страшные рассказы». На улице темнело, и Катя выдумывала с ходу небылицы, истории, похожие на сказки, которых в её детской библиотеке было множество.

Сашка и Иван были заступниками Кати. Словно два мушкетёра, они были рядом с ней во всех играх, в одной команде. Иначе и быть не могло. Катька всё лето ходила с разбитыми коленками и локтями.

— Доченька, ты ведь не ходишь, а летаешь. Ну, просто как сорванец, — ругала её мать, заливая зелёнкой очередную ссадину. – Играла бы с девочками, вон они сидят с куклами на лавочке…

— Нет, мам, с ними скучно. А вот Сашка и Ваня – мои самые настоящие друзья.

И Катя снова торопилась во двор, потому что компания мальчишек ждала её возвращения.

Так шло время. Дети подрастали, дружба их крепла. Сашка и Иван даже начали ревновать Катю к мальчишкам-одноклассникам, которые пытались провожать её после школы.

Они встречали Катю у школьного крыльца и шли домой все вместе. Никто другой не осмеливался подойти к Кате.

Мать, видя дочку в окно, говорила отцу:

— Смотри, опять наша в сопровождении своей охраны идёт. Уже восьмой класс… а они не разлей вода все трое. Что же дальше-то будет?

Катя нравилась и Саше, и Ивану с годами всё больше. Ребята смотрели на свою подругу с обожанием, видя, как преображается девушка, становясь женственной, симпатичной и всё более притягательной.

Втайне оба парня любили Катю, боясь себе в этом признаться. Но никогда мальчишки не говорили об этом. Потому что были хорошими друзьями. Лишь однажды, вспылив из-за несостоявшегося похода в кино из-за того, что Катю не пустила мама из-за тройки по диктанту, Сашка сказал Ивану:
— Чего? Не пойдём на сеанс, что ли? А так хотелось…

— Да не знаю. Она может обидеться. Как думаешь? – сказал Иван.

— Может, конечно. Ну, тогда не пойдём. И вообще… Давай только мы никогда не будем с тобой ссориться из-за Кати, ладно? – вдруг сказал Саша.

— И не собирался. Ты это с чего?

— Да так, — с грустью ответил Саня. – на всякий случай. Мы же друзья…

Этим Саня практически признался, что влюблён. Но Иван не показал вида, что понял это, и не посмеялся над товарищем, потому что сам был в такой же ситуации.

Катя не выделяла ни одного из ребят. Она дружелюбно и тепло относилась к ним обоим. Все по-прежнему гулять ходили втроём, в кино – тоже вместе, а игры сошли на нет. Разве что тренировки на спортивной площадке и велопрогулки были как прежде.

После окончания восьмого класса Катя поступила в училище, а ребята остались в школе заканчивать старшие классы. Теперь они встречались реже, потому что Катя была занята и в самодеятельности, и студенческая жизнь ей нравилась больше, чем школьная.

Ребята погрустнели, но в их классы влились новенькие учащиеся, появились новые друзья, а Катю они всё так же ждали вечерами во дворе. Она выходила реже, потому что в училище было много предметов, а Катя решила учиться только на отлично.

Вскоре ребята закончили школу, и проработав год на заводе, ушли в армию. Катя узнавала об их службе от их родителей, передавала приветы, и несколько раз даже разговаривала с каждым по телефону, они звонили поздравить с праздником.

Когда время службы Саши подошло к концу, он сразу же пришёл к Кате.

— А Кати дома нет, она на вечерней репетиции. Теперь она танцует в клубе, в народном коллективе, — сообщила мама.

Сашка еле дождался встречи с Катей. Он очень скучал эти два года, но открыться Кате не мог из-за договорённости с Иваном.

Через две недели вернулся из армии Иван. Он пришёл к Саше. Друзья обнялись, пошли во двор. Много разговаривали, Иван то и дело поглядывал на балкон Кати. Заметив нетерпение друга, Сашка спросил напрямик:

— Что? Скучал по ней?

Иван взглянул на Сашу и кивнул, опустив голову.

— А ты? – тихо спросил он.

— Бесполезно говорить даже об этом, — как отрезал Сашка. – У неё хахарь в танцевальном кружке. Представляешь? Пока мы служили, какой-то попрыгун-плясун охмурил нашу Катьку.

— Откуда ты знаешь? – сипло спросил Ваня.

 

— Сама сказала. Весёлая такая, счастливая прямо. Ходит с ним под ручку. Оба сияют…

— Значит, любовь… — протянул мечтательно Ваня. – повезло плясуну. А мы такую девчонку с тобой прозевали.

— Вот именно. Но зато дружбу сохранили нашу. А? – Санька толкнул товарища плечом и рассмеялся. – Не грусти. Хороша Маша, да не наша… Не хмурься. Ведь у нас и не было с ней ничего. Ни у тебя, ни у меня. Только дружба.

— Верно, а девушка она хорошая. Таких поискать… — не переставал грустить Ваня.

— Она знаешь, что мне сказала? – сказал Сашка. – Видать у меня на роже было написано, что я не ожидал от неё предательства. А она и говорит: «Вы с Ваней мне как братья, обожаю вас. А его люблю…»

— Вот и всё тогда, — подвёл Ванька итог разговора. – Эх, Катя, ну, счастья тебе.

— Пошли-ка и мы с тобой на танцы сходим, Вань. Только не в самодеятельность, а в ДК на дискотеку. Не грусти, солдат…

И ребята улыбнулись.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.39MB | MySQL:85 | 0,402sec