В ожидании чуда. Птичья сказка.

Было это лет 20 назад. Жила-была девочка, лет пятнадцати. Жила она с родителями и братишкой в спальном районе. А вы знаете, что такое спальный район из панельных девятиэтажек? Сплошная скука и серость. На весь двор — облезлые качели, одна унылая берёзка и два тополя. Последних постоянно подстригали, поэтому к зиме торчали вместо деревьев странные обрубки. Птиц во дворе было мало: ведь присесть отдохнуть негде. Даже хлопотливых бесстрашных воробьёв было очень мало.

Девочка скучала по старому бабушкиному дому. Бабушка и дедушка жили в панельной хрущёвке, с тонкими стенами и скрипучим полом. Но ведь фокус-то в том, что это для взрослых полы скрипучие, а для детей — музыкальные. Девочка точно была уверена, что это самый уютный дом на свете! Жили бабушка с дедушкой на первом этаже. Зимой за окно вешалась кормушка из картонного пакета из-под молока. В неё каждое утро дедушка клал семечки и хлебные крошки. А потом прилетали птицы: желтопузые звонкие синички, зинзиверги, как их звал дед, и деловые воробьи. Эти нахалы, если завтрак задерживался по их мнению, стучали в окно и громко возмущались. В будни дедушка шёл на завод, поэтому вставал рано, но из-за пернатых прихлебателей и в выходные не залеживался. Девочка же любила следить за птицами, как они снуют туда-сюда с добычей, как вертят головками, сидя на краю кормушки или о чём-то судачат на своём, на птичьем. Ещё иногда за форточку вывешивалось сало, вот тогда у синиц был настоящий праздник! Можно было часами сидеть у окна, обняв колени, и наблюдать за птичьим царством.

В панельном районе вешать кормушки было бесполезно. Их постоянно кто-то срывал. Только птички освоятся, привыкнут, а кормушки уже и нет. Девочка жила на четвёртом этаже, поэтому и за окно вывешивать кормушку было бессмысленно, высоко, деревьев нет вокруг. И всё же, скучала она по своим птицам. Ведь бабушка с дедушкой умерли, квартиру продали и, наверное, воробушки уже разочаровались, не стучат в окно по утрам. Однажды зимой девочка заметила на незастекленном балконе парочку замёрзших воробьев. Она принесла немного крошек и высыпала в форточку. Воробьи оценили.

Теперь каждое утро начиналось снова с птичьего завтрака. На балконе расчистили небольшую полочку, туда выкладывали семечки, крупу и хлебные крошки. Воробьев стало больше, они звонко пищали, ссорились и копошились, наполняя жизнью унылый панельный балкон.

… В канун Нового года выпал снег, мягкий, пушистый, он заставлял верить в чудо. Шапки снега лежали на карнизах, ветках деревьев, скамейках, заборах. А вслед за снегом, как водится, потеплело. Снежные нахлобучки то тут, то там съезжали вниз, с обманчивой мягкостью падая на землю.

Девочка шла из школы, обнимая кулёк с конфетами — новогодний подарок из школы. Праздника, правда, в душе не было. Мальчик, который нравился, не обращал внимания, а злая на язык одноклассница в очередной раз наговорила гадостей. Радовали только предстоящие праздничные выходные. Девочка шла уже совсем близко к своему дому, прям под балконами. Наверху надрывно пищали воробьи. «И чего им неймётся, «- подумала девочка, — «Кормила ведь с утра! »

Внезапно с балкона прям ей в лицо спикировал один из воробьев. Это было так неожиданно, резко, что девочка отшатнулась. И тут же на её место упала огромная тяжёлая снежная шапка с крыши. Пернатый спаситель давно уже улетел и смешался с толпой шумных приятелей, а девочка всё стояла и пыталась осознать произошедшее. Как раз за несколько дней до этого в городе при похожих обстоятельствах погибла женщина, детям даже на уроке напоминали об опасности, которую таит в себе снег. И взяли обещание, что будут осторожны во время каникул. Девочка же по рассеянности забыла об опасности и шла слишком близко к дому. Если бы не воробьишка…

 

Наконец, медленно девочка пошла домой, там взяла дополнительную порцию семечек, а ещё поломала сдобное печенье и кусочек батона. С угощением в трясущихся ещё до сих пор руках вышла в неурочный час на балкон. Воробьи были тут как тут, пищали, пихали друг друга и вели себя как ни в чем ни бывало. Маленький спаситель никак себя не выдавал. К добавочному же обеду птицы отнеслись благосклонно.

А девочка… А что девочка? Выросла. Но по-прежнему кормит птиц зимой. А вдруг, среди них ещё чей-то спаситель?

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.53MB | MySQL:87 | 0,453sec