Воспитание тещи

Слушать анекдоты про тещ Алексей не любит. Как-то слишком весело там все происходит.

Его отношения с Зинаидой Васильевной, мамой жены Оксаны, больше были похожи на триллер или фильм ужасов. Так, во всяком случае, считал он сам. До поры, до времени…

А началось все давным-давно, когда всеобщий любимец Лешка Петровский решил жениться.

– Правильно, женись, – подшучивали студенты, ‒ только с тещей подружись!

– Легко! – отвечал самоуверенный юноша, – она полюбит меня как родного сына! Уверен на 100 %!

Поэтому, когда девушка предложила познакомиться с ее родителями, Леша настроился на победу.

Зинаида Васильевна с порога приняла жениха в штыки. Весь вечер смотрела оценивающе, задавала кучу бестактных вопросов. Как ни старался парень ловко вывернуться из них – ничего не получилось. Подаренные цветы маме тоже не понравились – она, видите ли, не любит розы, ей – пионы подавай!

На прощание будущая теща одарила гостя небрежным кивком, целовать, разумеется, не стала. Даже «до свидания» не смогла из себя выдавить.

Парень шел домой, проклиная все на свете и ругая судьбу. Даже обиделся на Оксану, что не сумела его поддержать.

Следующая встреча прошла ничуть не лучше. Зинаида Васильевна мастерски нагнетала обстановку, манипулируя всеми присутствующими. В итоге, все сделали вывод, что именно Леша испортил вечер.

Походы к родителям Оксаны превратились для Алексея в пытку. Парень, который давно собирался сделать предложение, постоянно откладывал это мероприятие. Опасался подвоха со стороны тещи, не хотел попадать под ее бронебойный удар, да и задумался крепко: надо ли связывать свою жизнь с Оксаной, если ее мать так его ненавидит.

Поэтому Оксана стала женой Алексея только …через 5 лет.

Все это время Зинаида Васильевна капала дочери на мозги:

– Чего ты ждешь? Не видишь? Он же слюнтяй! Ни ума, ни решительности, ни совести! Столько лет тянет кота за хвост! Никогда он на тебе не женится! Гони его в шею!

Слава Богу, Оксана совершенно не походила на мать. Даже странно, в кого она такая удалась: спокойная, терпеливая, мудрая. Вопрос о браке, она подняла лишь тогда, когда узнала, что скоро станет матерью:

– Леша, нужно что-то решать. Я беременна. Нет, если ты не хочешь…

– Я хочу, очень хочу, чтобы ты стала моей женой! – воскликнул Алексей, – только давай все сделаем потихоньку. Никому не скажем. Поставим перед фактом. Иначе твоя мама может все испортить.

– Я согласна, – Оксана обняла Алексея, – ты прости меня за нее.

– Главное, чтобы мы с тобой были вместе! Заодно! Понимаешь? – эмоции Алексея били через край.

– Ну-ну, – это все, что сказала Зинаида Васильевна, узнав, что ребята расписались, – и так посмотрела на Алексея, что у того мороз пошел по коже.

«Не простит», – подумал он и не ошибся.

Когда мать Оксаны узнала, что скоро станет бабушкой, она рыдала не от счастья, а от горя.

Ей так хотелось развести дочку с «этим уродом»!

Дети! Это не входило в ее планы. Лишать внуков отца – это чересчур. И предприимчивая Зинаида Васильевна придумала другой план: решила уничтожить авторитет зятя перед его будущими детьми. Да так уничтожить, чтобы они его возненавидели!

Чем думала эта уже не очень молодая женщина, трудно сказать, но план она стала осуществлять, как только на свет появился первый сын Алексея.

С первых дней бабушка проводила с малышом массу времени – помогала дочери.

Чему такого кроху научишь? Правильно – любви и доверию к себе.

Малыш в бабушке души не чаял. До двух лет мало ступал по земле: все больше на бабушкиных ручках передвигался.

И все это время злопамятная теща нет-нет, да и шептала малышу на ушко, какой у него плохой папа.

Вскоре в семье появился второй сынишка. И его ждала та же участь. Бабушка старательно взращивала в мальчиках неприязнь к Алексею.

Денно и нощно.

А родители ничего не замечали. Оксана была счастлива, что обычно строптивая мама так привязалась к внукам. Алексей вкалывал, чтобы обеспечить семью. Постоянно брал подработки, поэтому приходил домой только ночевать. Глянет на спящих сыновей, чмокнет в макушки и замертво падает в постель: так уставал.

Когда случались выходные дни, и Алексей целый день проводил дома, он замечал, что сыновья держатся от него подальше.

– Не переживай, – успокаивала Оксана, – просто ты редко бываешь с ними, вот они и не привыкли к тебе. Подрастут ‒ все в порядке будет.

Шло время…

Мальчишки пошли в детский сад. И вот тут начались проблемы.

Если за ними приходил Алексей, сыновья устраивали дружный рев, отказывались идти с отцом. Приходилось звонить Оксане и срочно звать на помощь.

Когда это случилось первый раз, Алексей опешил. Не знал, что делать. Во второй – скрывая смущение, пытался договориться с мальчишками. А в третий – просто дал старшему подзатыльник, чтобы тот замолчал.

Ребенок вытаращил глаза, слезы мгновенно высохли.

– Правильно бабуля говорила: ты нас ненавидишь, – в словах четырехлетнего мальчика слышалась боль, которую он, скорее всего, даже не осознавал.

– Да ты что, сынок! – задохнулся Алексей, – я очень люблю вас! И тебя, и твоего братика! И нашу маму!

– А бабушка говорит, что ты хочешь отобрать нас у мамы и отдать чужому дядьке…

– Бабушка очень старенькая. Ты ее меньше слушай. Она что-то напутала, – Алексей пытался говорить спокойно, чтобы не напугать старшего сына еще больше.

Младший ‒ внимательно наблюдал и слушал…

– Ты с мамой поговори, – шепнул Алексей сыну на ушко, – она знает правду. Хорошо?

– Хорошо, – согласился ребенок и впервые протянул руку отцу.

Алексей еле дождался, пока уснут дети, чтобы поговорить с женой.

– Оксана, твоя мама переходит все границы, – начал он, – сеет ненависть между нами.

– Не преувеличивай, Леш, – отмахнулась Оксана.

– К тому, что она меня ненавидит, за человека не считает я уже привык. Но она учит тому же наших детей! Ты понимаешь, чем это может закончится?

– И чем же? – жена явно не понимала, чем так встревожен муж.

– Да чем угодно, Оксана! Мы же не знаем, что она им в уши вливает. Не забывай: это сейчас они маленькие, а когда им за двадцать стукнет, что будем делать?

– Ладно, я поговорю с мамой…

– Поговоришь? О чем? Научишь ее любить меня? Или хотя бы уважать?

– И об этом тоже…

– Это бесполезно, Оксана. Любовь и порядочность – это либо есть в человеке, либо нет.

– Ты хочешь сказать, что моя мама – непорядочный человек, который тебя ненавидит?

– А ты сомневаешься? Оксана, очнись! Она воспитывает в сыновьях ненависть ко мне! Представь, что моя мама станет им внушать, что ты – плохая, ненавидишь их, мечтаешь избавиться. Тебе понравится?

Оксана задумалась. Она никогда не рассматривала проблему с такой стороны.

– Да уж, – наконец обронила она, – не дай Бог.

– Вот и я говорю: надо что-то делать. Пока не поздно. Мальчишки растут, им необходим мужской авторитет. А Зинаида Васильевна развлекается, думая, что тайно мстит мне за все. Возможно, она до конца не понимает, что творит.

– Как же быть, Леш? – спросила Оксана, наконец разделив тревогу мужа.

– Не знаю. Может, к моей маме переедем? На время. Скажем, что приболела, нуждается в уходе.

– Представляю, какой скандал нас ожидает! – поежилась Оксана.

– Это для общего блага, поверь. Должна же Зинаида Васильевна понять, что калечит психику детей…

– Ладно, давай попробуем…

На следующий день Алексей поговорил с матерью, они продумали план действий, и операция «Ы» началась.

– Алексей прилетел с работы в середине дня:

– Оксана, мы переезжаем к моей матери!

– С какой это стати? – тут же вмешалась теща.

Оксана вышла из комнаты:

– Что случилось?

– Она тяжело заболела, – голос Алексея дрожал от волнения, – врачи говорят, что конец близок. Мама хочет повидать внуков, побыть с ними. Так что никаких вопросов: Собирайся! Мальчишек из садика привезу прямо туда.

– Хорошо, я быстро, – послушно отозвалась Оксана.

Зинаида Васильевна не успела ничего сообразить, как вещи были собраны (участники операции подготовились заранее). Оксана чмокнула маму на прощанье:

– Не переживай, я буду держать тебя в курсе.

Дверь за детьми захлопнулась. Зинаида Васильевна осталась одна. Она чуть не плакала от обиды, что у нее на этот раз никто не спросил разрешения, не посоветовался. Что она не напутствовала внуков «важными советами».

Через неделю, устав ждать внуков обратно, позвонила дочери:

– Оксана, вы когда домой?

– Ой, не знаю, мама. Месяца через три-четыре…

– Что?! – Зинаида Васильевна схватилась за сердце, – ты издеваешься?

– Нет, мам. Да ты не волнуйся, нам здесь хорошо.

– Позови моих внуков к телефону…

– Никак. Они с Лешкой на рыбалку уехали. Еще утром.

– Куда?! И ты с ним детей отпустила?!

– А что такого? Вообще-то Алексей – их отец.

– Да какой он отец?!

– Такой. Кстати, он сказал, что, если ты не угомонишься, мы останемся здесь навсегда.

– Да как он смеет! Я на него управу найду!

– Мама, смеет. Он – отец. Я – мать. Или ты хочешь лишить нас родительских прав? Так тебе мальчишек все равно не отдадут. Из-за возраста. Ты что, им сиротскую судьбу готовишь?

– Ты с ума сошла? Ты что несешь?

– Сошла, да. И ты меня послушай, мама. Телефон в этом деле – лучший друг. Ведь лицом к лицу поговорить с тобой невозможно.

Мы, действительно, остаемся здесь. Квартира большая. Мама Алексея – на пенсии. Она готова помогать с детьми, как только поправится.

–Ты не знаешь, что значит жить со свекровью! – завопила Зинаида Васильевна, – еще приползешь, да поздно будет!

– Сколько же в тебе злобы, мам. Придется тебе с ней и остаться. Прости. Мне нужно думать о семье, о детях. И о муже, которого ты так ненавидишь. Поверь, мне жаль, что так вышло.

Оксана положила трубку. Она больше не звонила матери. При этом, знала о ней все: соседки снабжали информацией.

Зинаида Васильевна тоже держалась. Сначала ежедневно на чем свет ругала зятя. Потом поливала самыми нелестными словами и его, и неблагодарную дочь. Потом плакала по внукам, которые, как ей казалось, попали под «дурное влияние» папаши.

А потом замкнулась. Поняла вдруг, что никому не нужна. Что все прекрасно живут без нее. Что она, оказывается, не центр вселенной.

Одиночество…Кто-то его обожает, кто-то боится. Кто-то из него вырастает в другую жизнь. Кто-то погибает.

Полгода, проведенных в одиночестве, сделали свое дело. Зинаида Васильевна решила, что нужно жить. Чтобы исправить ошибки.

А надоумил ее один батюшка, когда пожилая женщина все ему рассказала.

– Ты что это удумала? Разве можно детей против отца настраивать? Ведь, если они отца родного не уважают, то как будут Бога любить, которого никогда не видели? Эх ты, росомаха (была у батюшки такая присказка). А зять твой – правильный мужик. Все понял. Не дал души детские губить. Иди к нему мириться. И будет вам счастье.

Мальчишки, набегавшись за день даже не дослушали сказку, которую читал им Алексей. Заснули как убитые.

Оксана хлопотала на кухне.

Вдруг раздался звонок в дверь.

Оксана открыла.

На пороге стояла Зинаида Васильевна с огромным пирогом в руках:

– Ну что же ты, подхватывай, – скомандовала она дочери, – еле донесла. Ваш любимый. С абрикосами.

Алексей вышел в прихожую, настороженно посмотрел на тещу.

– Алексей, ты не против, что я так поздно? – спросила Зинаида Васильевна как ни в чем ни бывало, – так почаевничать с вами захотелось…

– Конечно, я не против. Проходите…

Когда ароматный чай разлили по кружкам, гостья встала. Все удивленно на нее посмотрели.

Зинаида Васильевна, немного смущаясь, начала говорить:

– Я…была…не права… Простите, меня за все. И за детей простите. Надеюсь, они забыли все, что я им со зла наговорила. Ведь маленькие совсем были. И вы все правильно сделали. Жестко, но правильно. Только теперь понимаю, что вы для меня значите. Так что, … милости прошу в гости.

Зинаида Васильевна села. Потом резко поднялась, повернулась к Алексею и глядя прямо в глаза, спросила:

– Ты простишь меня, сынок?

Алексей размашисто, от всего сердца обнял тещу:

– Да я давно простил, мама…

 

Потом повернулся к Оксане и улыбнулся:

– Завтра домой поедем. Хватит, загостились.

– Вот мальчишки обрадуются! Все уши про тебя прожужжали, – Оксана, не скрывая радости, обняла маму.

Светлая, удивительная радость охватила Зинаиду Васильевну. Украдкой, чтобы не нарушить ничей покой, она утирала слезы счастья и любви, которыми ее одарили … так неожиданно…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.57MB | MySQL:83 | 0,381sec