Всегда находила к чему придраться

«У всех дети как дети, а у меня же…» – привычно жаловалась Анастасия Петровна по телефону приятельнице, не думая о том, что ее единственная дочь Ирина слышит эти нелестные слова, сказанные в свой адрес.

Мама всегда подмечала малейшие оплошности и безжалостно критиковала Ирину, а папа предпочитал не вникать в методы воспитания супруги.

Правда заключалась в том, что Анастасия Петровна всегда очень строго судила свою дочь.

Например, Ирина хорошо запомнила, как в садике она в числе прочих детей нарисовала свою маму. Их незамысловатые рисунки, воспитатели, как обычно, повесили на стену в раздевалке группы.

 

Мама Иры, увидев свое изображение, лишь аккуратно сняла его со стены и, сложив пополам, спрятала себе в сумку. Всю дорогу домой она молчала и лишь дома дала выход своему гневу.

– Живо марш в комнату, художница! Чтобы глаза мои тебя не видели! – рявкнула она на дочь. А затем, ткнув мужу в лицо рисунок из садика, со злостью выкрикнула:

– Посмотри только, как меня дочь изобразила! Я, что ли, в жизни выгляжу как бочка на ножках? А волосы у меня, как у чучела торчат? Позорит меня!

– Другие похоже рисуют, наверное, – робко предположил Ирин папа.

– Нет! В том-то и дело, что другие просто нарисовали: палка, палка, огуречик. А наша же словно издевалась!

– Никто ведь эти рисунки завтра и не вспомнит.

– Я этот рисунок в жизни не забуду. Спасибо дочке!

Ирина старалась быть хорошей девочкой, но ее мама всегда находила к чему придраться.

В школьные годы отличные оценки Иры воспринимались как должное, зато любая четверка сразу вызвала шквал критики:

«Где же ты ошиблась? И не стыдно этого было не знать?»

За тройки же Ирину и вовсе запирали одну в темной комнате, демонстративно игнорируя несколько дней после.

«О чем мне, образованной женщине, говорить с троечницей?» – с презрением бросала мама и отворачивалась.

Ирина очень старалась быть отличницей, помощницей и просто умной и послушной девочкой, чтобы заслужить похвалу мамы. Но все всегда делала, по мнению Анастасии Петровны, недостаточно хорошо.

«Вот позор будет, когда замуж соберешься и со свекровью познакомишься! Так и представляю, что она тебе скажет! Мол, тебя, что ли, мама не учила? Горе ты мое!

Учу тебя, учу, а толку чуть! Вон у Анны Ивановны дочка такая шустрая и хозяйственная. Не то что ты. И в кого ты только такая уродилась?

Еще и сутулишься. Бывают девочки если не умные, то хоть веселые, а ты…» – без устали критиковала Ирину мама.

Иногда Ире некстати вспоминалась случай, когда она, рассматривая себя перед выходом в зеркале, поджидая маму, подумала, что у нее слишком большой нос и оттопыренные уши.

Чем дольше она смотрела на себя, тем больше убеждалась, что у нее масса изъянов во внешности. Помимо носа и ушей, неудачной казалась даже форма губ и бровей.

– Мама, я некрасивая? – не удержавшись, спросила Ира.

– Не страшнее прочих, – недолго думая, отчеканила мама. – Где твой портфель? В кого ты такая неуклюжая у меня! Наказание, а не ребенок!

Дома мама не позволяла сидеть без дела: если уроки были сделаны, то следовало пылесосить ковры, мыть полы, протирать зеркала или покупать продукты.

Если работы была выполнена идеально, это никак не комментировалось. Любое промедление или огрехи вызывало вспышки гнева, которые заканчивались тяжелыми вздохами:

«Ох, ты же знаешь, какое у меня здоровье хрупкое! И нервы мне треплешь, как назло!»

Ира находила спокойствие не дома, а в стенах библиотеки. Именно поэтому после окончания школы она собралась идти учиться на библиотечное дело.

Мама была совершенно не рада ее решению: «Придумать такую ерунду только ты могла! Даже на факультете психологии и то парни встречаются, а там, куда ты собралась, их днем с огнем не найти.

 

Будешь среди книг вечно пылью дышать да о принце мечтать. Всю жизнь одна проживешь. И в кого ты такая бестолковая? Учишь тебя, учишь!»

«Я и так знаю, что одна проживу. Не умница и не красавица. Невеселая и неинтересная. Только благодаря маме научилась домашними делами заниматься. Так какая разница, где я буду учиться?» – подумала Ирина и пошла наперекор материнской воле, связав свою жизнь с библиотекой.

Годы шли своим чередом, а Ирина продолжала жить с родителями. Мамины подруги все чаще пытались помочь скромной девушке познакомиться с какими-нибудь достойными парнями, приглашая ее к себе в гости на семейные праздники.

В ответ Анастасия Петровна неизменно говорила что-то вроде:

«Ой уж и не знаю, нужно ли ей идти! Такая она у меня к жизни не приспособленная. Библиотекарь! Сколько труда в нее вложила, надеялась, что она в жизни состоится. А она свой выбор сделала. Теперь уж что выросло, то выросло».

Казалось, Ирине не суждено было устроить свою личную жизнь, но однажды коллега пригласила ее на свой день рождения, а там в числе прочих гостей оказался молодой и веселый парень по имени Михаил.

«Какой он энергичный, яркий и симпатичный. Совсем на меня непохож. Так легко со всеми общается и успевает еще и мне улыбаться», – с удивлением отметила Ирина.

Молодые люди сидели рядом, и Миша ухаживал за Ириной, а потом вызвался проводить ее до дома.

В компании этого веселого и общительного парня Ирина поняла, что не боится сказать что-то не так. Словно подстроившись под жизнерадостного Михаила, Ирина, сама от себя не ожидая, вдруг принялась смеяться и шутить.

От мамы свое новое знакомство Ирина тщательно скрывала. К тому времени Ирин отец ушел из семьи, и Анастасия Петровна, оказавшись одинокой, стала еще более ворчливой и придирчивой.

Вскоре Михаил пригласил девушку познакомиться со своими родителями. Это было настоящее испытание для Иры.

«Его мама, наверное, взглянет на меня и рассмеется. Или скажет что-нибудь обидное. Как страшно! Может, отказаться? Сказать, что, например, заболела и не могу!

Нет! Надо хоть раз попробовать. Только бы не убедиться, что мама была права и ни одна потенциальная свекровь не будет мне рада».

Опасения Ирины были совершенно напрасны: мама Михаила оказалась очень милой и дружелюбно настроенной женщиной. Больше всего Иру удивила ее искренняя любовь к своему сыну.

Демонстрируя девушке большой альбом с детскими фотографиями Михаила, его мама охотно рассказывала:

«Смотри, какой сын серьезный тут в три года. Не любил в садике улыбаться! А вот грамота за сбор макулатуры. А это его рисунок из третьего класса, как он на нем отлично закат нарисовал, правда?

Нет, в художественную школу не захотел идти, но у него определенно талант! А это грамота участника в школьных соревнованиях по легкой атлетике. И вот сочинение на пятерку написал. Я его сюда тоже сложила, жалко было выбрасывать.

Так-то у него четыре по русскому языку было, но это его сочинение даже перед всем классом учительница читала, представляешь?»

Ирина с любопытством разглядывала фото, подмечая про себя, что ни медалей, ни грамот о призовых местах в этой подборке не было.

«Он не был чемпионом, ни в чем значимо не отличился. Но как же мама его любит и гордится им! И как это здорово!» – внезапно осознала Ирина.

 

Когда Михаил сделал Ире предложение, скрывать жениха от мамы больше было нельзя.

«Столько ты выбирала, а выбрала… А выбрала не того! Умная бы девушка сразу поняла, что слишком уж он хитровато улыбается!

Эх, да что я тебе говорю! Хочешь замуж сходить – иди», – мрачно сказала мама Ирине после знакомства с ее женихом.

Лишь встречаясь с Мишей, Ирина услышала, какая она красавица и умница. Став его женой, она с еще большим изумлением узнала от свекрови, что она отличная хозяюшка.

«Никогда бы не подумала, что именно свекровь, которой меня с детства пугала мама, научит меня быть уверенной и ценить себя», – по прошествии нескольких лет брака с благодарностью думала Ирина.

– Я забегаю к маме ненадолго. Выслушиваю жалобы. Успокаиваю ее, уговариваю следовать назначениям врача. Мне жаль ее, но не очень сильно. И я в душе радуюсь, что скоро уйду.

Она смотрит на меня с укором и выговаривает, что, мол, я слишком сейчас часто ей возражаю. Говорит:

«В детстве ты такая не была. Помалкивала и делала, как скажут».

А мне в ответ иногда так хочется сказать ей то, что не отважилась в детстве и юности. Понимаешь? – однажды призналась Ирина мужу.

– Да. Только нужно преодолеть это желание. Ты ведь понимаешь, что мама и так очень одинока и несчастна. Отсюда все ее проблемы и жалобы. Иногда отрицательный пример тоже пример, – ответил Михаил.

– Точно. Я вот нашу дочку стараюсь всячески поддерживать и люблю не за что-то, а просто так. Уж я-то знаю, как это важно.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.39MB | MySQL:85 | 1,255sec