Второй номер

Она кинулась к нему и, встав на грудь передними лапками, пристально всматривалась в лицо. Его глаза были прикрыты, дышал он постанывая. Спасло Игоря то, что он не признавал бандану, а ездил в шлеме…

— Спасибо, Бабуля, я побежал! – Игорь вышел из-за обеденного стола и чмокнув бабушку в сухую, морщинистую щеку, кинулся в прихожку.

— Опять в гараж? Опять гонять до ночи? Вот голову себе снесешь, чем учиться будешь?! – за деланной строгостью Бабушки не могли укрыться любовь к единственному внуку и беспокойство за него.
— Бабуль, в нашем универе — все студенты безголовые, и половина преподов такие же! – смеялся Игорь.
— Ну, ну, — ворчала Бабушка, — ты все-таки поаккуратней там. Не нравятся мне твои гонки на мотоцикле, не дай Бог чего… Пирожки возьми и термос с чаем, да не забудь перекусить.
— Спасибо, Бабуленька! Все будет нормуль! – Игорь упаковал в рюкзак бабушкину снедь и вышел на лестничную площадку.
Да и что могло с ним случиться? С ним, полным жизни и энергии двадцатилетним парнем, студентом механико-технологического факультета. Вчера сдан последний экзамен летней сессии, впереди – два месяца беззаботной жизни, полной веселья и занятия любимым увлечением.

С детства, пропадая с отцом в гараже, он на всю жизнь полюбил машины. Ему нравилось копаться в чреве автомобилей, мотоциклов и прочей техники, доводя до совершенства ремонт и регулировку механизмов, и к своей радости с удовлетворением отмечать – заработало. Как положено заработало! Мерное урчание или тихий шепот двигателей словно благодарил мастера за хорошо сделанную работу.

Игорь переехал к бабушке после окончания школы. Казалось, что главной причиной было поступление в технический ВУЗ, но на самом деле он просто не хотел оставаться с родителями.

Оба они — мать и отец были прекрасными людьми. Вне присутствия второй половины. Когда же они оказывались рядом – даже в воздухе чувствовалось напряжение, которое неизменно выливалось в семейный скандал с обоюдными обвинениями и апеллированием к единственному сыну. Обоих он любил и ни чью сторону принимать не хотел.

Решив, что в его отсутствие они, может быть, смогут утрясти свои отношения, он отправился к бабушке – в соседний город, где и жил второй год. Это она, узнав об увлечении внука, однажды привела его в гараж покойного деда, открыла его большим ключом и, распахнув калитку, разрешила: «Владей»!

А владеть было чем! С любовью собранный слесарный инструмент и домкраты, цепная лебедка и наборы съемников, настольный токарный станок и прочие хитроумные приспособления.

А самое главное – в центре гаража обрастал пылью монстр полевых дорог 70-х годов, славное детище Ирбитского мотоциклетного завода – «Урал» с коляской! Надо ли говорить, что он завладел всем его свободным временем. Отныне он проводил его здесь. Коляску отставил за ненадобностью, а из всего остального создал чудо, иначе это творение назвать было нельзя.

Двигатель — отлажен, ходовая и трансмиссия – без люфтов, рама и крылья отливали свежей краской цвета «металлик», все, что можно было хромировать, включая спицы колес – сверкало зеркальным блеском.

Золотые руки и умения парня не остались незамеченными. Чаще и чаще обращались к нему соседи по гаражу за советом и помощью.

Дальше – больше: почти со всех краев города стали съезжаться владельцы техники за мелко-срочным, а потом и капитальным ремонтом. Игорь не отказывал никому, но – в очередь, теперь уже по записи. Увлечение стало приносить некоторый доход, на который им с бабулей можно было жить, не напрягаясь и не считая копейки до пенсии.

…Она пришла в один из первых дней лета. Просто вошла в гараж и присела, глядя на Игоря изумрудными глазами. Он, не отвлекаясь от дела, поприветствовал ее, а когда пришло время обеда, поделился с ней едой.

Пришла она и на следующий день, а потом уже ежедневно встречала его у ворот гаража и проводила с ним все время. Молоденькая, едва перешагнувшая подростковый возраст, она вела себя скромно, но с таким достоинством, что Игорю даже льстило, что она выбрала его среди множества окружающих мужчин.

Но как ни мечтал Игорь, до общей постели дело не дошло, хотя он очень хотел засыпать, чувствуя рядом ее тепло. Воспротивилась Бабушка:

— Куда еще одну кошку? А вдруг она мою Мусеньку будет обижать? А Мусенька у меня уже старенькая, она тебя еще нянчила. Нет! Не надо нам второго хвоста в доме!
Возразить бабушке у Игоря не хватило духу, побоялся обидеть, да и давление у нее того и гляди подпрыгнет от волнения.

Так они и остались в своих постелях: он – дома, она – в гараже, где Игорь устроил ей мягкое, уютное ложе в коляске от «Урала». В воротах гаража пришлось проделать лаз, чтобы Бася, как он ее назвал, могла приходить и уходить, когда пожелает. Запас корма и свежей водички был всегда.

А вечером, закончив дела, они отправлялись на «базу» — место сбора байкеров. Бася запрыгивала на место пассажира – сзади, и, сидя на задних лапках, передними намертво цеплялась за куртку Игоря.

По этой причине он не надевал «косуху» — кожаную короткую куртку, непременный атрибут принадлежности к мотоклубу – боялся, что она не сможет крепко вцепиться в плотную кожу. Так они и прибывали к месту сбора под всеобщий смех и приветствия. Не всякая мото-леди удостаивалась такого внимания братов, как Бася.

Сегодня Сержант – предводитель местных байкеров, был в приподнятом настроении. Собрав мото-братию вокруг себя, он вещал, восседая на своем крутом чоппере, который Игорю уже неоднократно приходилось чинить.

— Братва! Через пару часов сюда прибывают гастар-байкеры из областного города. По этому случаю устраиваем большой сейшн! Железяки у нас у всех в порядке, только вот Игорек подкачал. Не в обиду, брат, — обратился он к Игорю, — но в нашей банде только у тебя совкоцикл. Выглядит, конечно, получше чем некоторые «Харлеи», но совок – есть совок. Да еще твой хвостатый второй номер… Засмеют нас гости, хватит с нас той рекламы по зомбоящику, где байкер — с козлом в коляске хомячат печенье. В общем – сегодня отдыхай!
Игорю стало обидно за себя, за свой «Урал» и за Басю тоже. Не говоря ни слова, запустил двигатель, кликнул Басю. Та привычно вскочила на место пассажира за его спиной и вцепилась в куртку. Байкеры проводили их молчаливыми взглядами.

— Зря ты так, Сержант, — заметил один из них, — Игорек правильный брат, а такого второго номера я и сам бы хотел иметь. И плевать, что там скажут областные. Дружба – дороже!
Мотобратья поддержали его глухим ропотом. Назревало толковище…

А Игорь с Басей неслись в сторону города. Обида заставила Игоря забыть об осторожности и на очередном повороте, когда заднее колесо заюзило на рассыпанном щебне, он, пытаясь выровнять «Урал», вылетел с трассы в придорожный молодой лесок.

Потом – удар! «Урал» обиженно взревел и заглох. Игорь лежал на спине и медленно приходил в себя. Из ближних зарослей вышла Бася, слегка оглушенная, но невредимая – широкая спина Игоря смягчила удар.

Она кинулась к нему и, встав на грудь передними лапками, пристально всматривалась в лицо. Его глаза были прикрыты, дышал он постанывая. Спасло Игоря то, что он не признавал бандану, а ездил в шлеме.

Приоткрыв глаза, он увидел Басю и облегченно улыбнулся — «Живая». Бася, убедившись, что жизни Игоря ничего не угрожает, стала продираться сквозь густой бурьян на трассу.

Увидев автомобиль, она встала на задние лапки, но водитель в сумерках вряд ли заметил серый комочек на обочине. Второй автомобиль также проскочил мимо нее, вылетевший из-под шин камешек пребольно щелкнул ее по боку. Скорчившись от боли, она едва отдышалась.

Сообразив, что шанс привлечь внимание водителей, стоя на обочине — минимальный, она задумалась, а потом решительно направилась на середину полосы.

Три байкера мчались по трассе, пытаясь догнать Игоря. Единством голосов братья выразили несогласие решению Сержанта, а подъехавшие гастар-байкеры поддержали их — человек важнее железяки!

Тут же были высланы посыльные с заданием – вернуть Игоря и Басю, чтобы извиниться и забыть недоразумение.

Мчавшийся первым байкер предупреждающе поднял руку. Братья снизили скорость и остановились на повороте трассы… в метре от стоящей на задних лапах Баси с поднятыми вверх передними лапами. Ломанные кусты ясно показали, где искать Игоря. Тот медленно приходил в себя, но ступить на ногу не мог.

В травмпункте дежурный доктор диагностировал наличие трещины в малой лодыжечной кости. Сооружая лангету, он ворчал на Игоря и Басю, которая не отходила от хозяина ни на шаг:

— Шлемы вам, байкерам, надо не круглые, а кубические – чтобы голова после аварии далеко не укатывалась. Легче будет потом найти…
Неделю Игорь передвигался по квартире на костылях. Бабушка ругала его на чем свет стоит:

— Ведь предупреждала, предупреждала! Спасибо ребятам — привезли, не забыли, не бросили! А если бы не Басенька, что бы с тобой было? – Игорь видел, как бабушка ворковала над ней, наглаживала ее, кормила чем повкусней.
Престарелая Муся на правах хозяйки и старшей по возрасту, вылизала Басю, позволила прилечь рядом с собой и что-то мурлыкала ей в ушко, будто рассказывая и наставляя:

— Я этого негодника с пеленок знаю, было время – нянчилась с ним. Теперь твое время пришло. Береги его…
А Игорь с Басей тоскливо смотрели на улицу в окно. В гараже дожидался ремонта «Урал», а во дворе вечерами останавливались братья, суровым своим видом пугая соседей, и кто-нибудь обязательно забегал справиться о здоровье Игоря и настроении Баси.

Постель у них теперь была общая. Когда Игорь засыпал – она осторожно ложилась на больную ногу и лечила ее древним, только кошачьему племени известным методом.

Родители Игоря примчались на следующий день. Выглядели они виновато, хотя в том, что произошло, вины их не было никакой. Пробыли с Игорем и бабушкой пару дней. Игорь заметил изменения в их отношениях, о чем оставшись наедине с отцом и спросил его.

— Любовь у нас, сынок. Любовь. Как второе дыхание открылось…
Через пару недель, выпросив у Бабули ее запасную трость и выслушав монолог о своих умственных способностях, он осторожно спускался по лестнице, неся в рюкзаке пирожки, неизменный термос с чаем и Басю, без которой бабушка отпускать его не хотела.

 

Навстречу поднималась молоденькая девушка – соседка с верхнего этажа. Молодые люди коротко поздоровались и двинулись каждый своим путем. И только Бася долгим, внимательным взглядом провожала девушку. Она чувствовала… Она уже все знала заранее… И, ускоряя события, громко мяукнула вслед девушке, а потом с хитрым прищуром наблюдала, как оглянулись молодые люди и впервые улыбнулись друг другу.

— Меня зовут Игорь, — сказал он.
— Оля, — ответила она.
И если бы они могли понять Басю, то услышали бы:

— А я – Бася. И я знаю, что когда-нибудь я буду мурлыкать вашим деткам сказки…
Автор ТАГИР НУРМУХАМЕТОВ

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.61MB | MySQL:85 | 0,387sec