Выгнала

— Я готов вернуться! Но только на своих условиях. Ты два раза в день начнёшь готовить свежую еду, всё равно из дома работаешь.
Кота этого, пылесборника несчастного, выгонишь. Он меня раздражает!
И, самое главное, ты должна извиниться перед моей мамочкой. Кто тебе дал право мамулю из квартиры выгонять? Она до сих пор обижена!

Лика вышла замуж 3 года назад. Роман на тот момент был перспективным молодым человеком, подавал огромные надежды, ему пророчили большое будущее.

По крайней мере, его мама Юлия Семёновна так говорила:

— Мой Ромочка, Лика, обязательно добьётся головокружительного успеха! Он у меня мальчик с особым складом ума!

Я верю, что рано или поздно сын станет великим учёным-биологом. Нужно только время.

Работал Роман лаборантом в частном учреждении. Ухаживал за Ликой красиво: устраивал романтические вечера, ходил вместе с супругой по выставкам фотографов — Лика увлекалась фотографией.

Невестой 24-летняя девушка была богатой. Родителей Лика ещё до знакомства с Романом похоронила, в наследство ей достались две квартиры: двухкомнатная и однокомнатная.

В двушке девушка жила, а однушку сдавала. Зарабатывала она более, чем прилично: создавала сайты, монтировала свадебные видео, подрабатывала фотографом на разных мероприятиях.

Поначалу Юлия Семёновна к невесте сына относилась хорошо. Они вполне себе мило при встрече общались, что-то обсуждали. Свекровь в дела сына и его второй половинки до поры до времени не лезла.

А проблемы в отношениях начались примерно год назад. Лика провела параллели, когда она стала достойно зарабатывать.

Рома почему-то возгордился и стал требовать к себе особого отношения, хотя сам при этом продолжал трудиться лаборантом за скромную зарплату:

— Как долго, Лика, мы будем питаться булками с котлетой и сосиской? Ты хочешь, чтобы я желудок угробил? На столе всегда должна быть свежая еда!

Мама, между прочим, у меня тоже работала, но кормила нас, как положено: на обед супчик, на ужин котлетки с пюрешкой и всё свежеприготовленное.

Никаких магазинных вареников и пельменей.

Лика, не отвлекаясь от работы, мужу объясняла:

— Рома, я могу, конечно, готовить тебе два раза в день, хотя ты и прекрасно знаешь, что занятия это я не люблю.

Я согласна, но доход тогда уменьшится значительно. Я буду каждый день терять примерно 4 часа — за это время я обработаю один свадебный фильм или два фотоальбома полностью.

Роману, конечно, не хотелось, чтобы жена зарабатывала меньше, но и питаться чем попало, надоело.

Как только речь заходила о деньгах, то Рома замолкал, дальше конфликт не провоцировал.

Кстати, претензии у мужчины к жене были ещё и по поводу уборки — он не понимал, почему Лика периодически заставляет его мыть посуду и пылесосить.

Лика и на это находила объяснение:

— Рома, смотри, ты работаешь до пяти вечера, возвращаешься домой и ложишься спать.

Встаёшь часов в восемь, плавно перетекаешь на диван, включаешь телевизор и проводишь перед ним остаток вечера.

Я в это время работаю. У меня банально нет времени на уборку: я стараюсь взять побольше заказов, чтобы деньги были.

Например, на машину отложить, чтобы домой что-нибудь купить — стиралку уже давно нужно менять, она старая.

Я не пойму, неужели тебе сложно ополоснуть две тарелки и две кружки? Дело 2 минут.

Я не заставляю тебя ковры в гостиной и спальне чистить щёткой — достаточно просто пройтись пылесосом.

От Васьки остаётся шерсть, её же убирать нужно.

 

Любимый кот Лики — Василий, тоже был предметом споров супругов. Роман от всей души его ненавидел.

Кот за несколько лет так и не принял нового хозяина. Романа Васька игнорировал, делал вид, что его не существует и, в довесок к этому, частенько пакостил: то когти о кожаный портфель поточит, то в ботинки напрудит.

Рома много раз просил супругу отдать шерстяного хулигана в добрые руки, но Лика категорически отказывалась:

— Это мамин кот. — объясняла женщина мужу. — Он, можно сказать, единственная память, которая мне от родителей осталась.

Я его люблю и избавляться от него не собираюсь. Ты просто прекрати его шпынять исподтишка, тогда он тебе и так мстить перестанет. Он же всё понимает, он умный кот.

Рома по привычке постоянно жаловался маме на строптивую супругу. Юлия Семёновна приходила в ужас, когда слушала рассказы сына:

— Ромочка! Что себе позволяет твоя Лика?! Это куда годится — мужчина молодой в полном расцвете сил и голодает? Нужно немедленно исправлять ситуацию!

Может быть ты, сыночек, будешь приходить ко мне на обед и на ужин? Я сама тебя кормить стану!

— Нет, мам, это не выход! — отказывался Роман. — Я так буду на работу опаздывать, ты же живёшь в полутора часах от лаборатории.

Лику нужна как-то образумить, может быть ты с ней поговоришь?

Юлия Семёновна разговаривала и не раз. Только Лика на нытьё свекрови не обращала внимания:

— Меня всё устраивает. — отвечала Лика матери мужа. — Я не понимаю, чем Роман недоволен? Продукты я всегда покупаю свежие, доставку заказываю в проверенных местах.

Я ему предложила выход, но он его не устроил. Рома желает, чтобы я и зарабатывала прилично, как сейчас, и быт на себе полностью тащила, а так не выйдет.

Юлия Семёновна, у меня попросту времени на это не хватит физически, а по хозяйству Рома мне помогать отказывается. Поэтому всё останется так, как есть.

Мне ни Вам, ни вашему сыну больше предложить нечего. Ну, или пусть сам себе готовит.

— Но так нельзя, Лика! — ругала невестку Юлия Семёновна. — Ты что, не понимаешь? Он мужчина, твой муж! Ты должна следить за его питанием.

Что он себе приготовит? Он не умеет!

Лика, я тебя прошу, прекрати издеваться над моим сыном. Он такой молодой, а уже, наверное, проблемы с пищеварительной системой имеет.

Конечно, шутка ли — второй год подряд питаться, чем попало?

— Пусть к вам ездит, и вы его кормите. Мне кажется, это отличный вариант — как говорится: и волки сыты, и овцы целы.

— Так я предлагала. Он не хочет. Говорит, что на дорогу туда-обратно будет много времени тратить и постоянно опаздывать на работу.

Договориться не получилось. Лика терять заработки и идти на поводу у мужа не собиралась.

Ей в последнее время стало казаться, что Роман чересчур уж наглеет, зарабатывает меньше в разы, а гонору столько, как будто полностью её содержит.

Из-за постоянных конфликтов брак перестал быть счастливым. Лика от мужа начала уставать.

2 месяца назад Лике подвернулся выгодный заказ. Нужно было 2 дня подряд снимать свадебную церемонию — замуж выходила дочь очень обеспеченного человека, поэтому торжества планировалось два.

Сумма за весь пакет (съёмка плюс обработка фотографий и видео создание клипов и фотоальбомов) выходила более, чем приличной — заплатить Лике обещали 300 тысяч.

Она, не раздумывая, согласилась.

 

Мужа предупредила:

— Ром, я на 2 дня уеду. Сначала свадьба будет в городе, потом в коттеджном посёлке. Деньги у тебя есть, продукты тоже. Голодным не останешься.

— А почему так долго? — возмутился Роман. — Что я один два дня буду делать?

Ты, если уезжаешь, будь любезна еды приготовить хотя бы. Ты же прекрасно знаешь, что я не доверяю этим доставкам.

И вообще, Лика, я против — ты две ночи будешь ночевать неизвестно где, неизвестно с кем, а я здесь переживать за тебя буду.

— Рома, прекрати! — разозлилась Лика. — За те деньги, что я получу за этот заказ, тебе нужно будет работать минимум полгода. Что за выходки?! Я не пойму, а с каких пор ты ревнивым стал?

Готовить я не буду — мне нужно успеть уже имеющиеся заказы доделать и раздать заказчикам. Ты взрослый человек, что ты вопрос с питанием самостоятельно решить не можешь?

Рома решил. Когда Лика уставшая, но довольная, вернулась домой, в квартире застала свекровь.

В прихожей с ног буквально сбивал тошнотворный запах тушёной капусты, в квартире дышать было нечем.

Лика разулась и прошла в спальню — она решила сначала переодеться, а потом уже узнать у дорогой свекрови, что она здесь делает.

В углу в спальне небольшой горкой лежала её дорогая аппаратура, небрежно сваленная в кучу, а один объектив, совсем недавно купленный за приличные деньги, был разбит.

У Лики зашумело в голове. Она аккуратно положила рюкзак с фотоаппаратом на кровать и бросилась на кухню.

Юлия Семёновна выглядела невозмутимо:

— О, явилась уже труженица наша! Ну и бардак ты здесь развела, я тебе скажу!

Вчера весь день на уборку потратила. Пылища по углам. Клоками валяется шерсть от этого поганого кота везде абсолютно: на креслах, и на диване, и на кроватях.

Холодильник пустой, еды нормальной нет. Я вообще не пойму, как с тобой живёт мой сын?

— Техника… Почему МОЯ техника валяется на полу?!

— Я её по комнате пособирала и всё в одном месте положила, чтобы тебе проще искать было, чтобы ты не носилась потом и свои детальки не искала. Спасибо, между прочим, могла бы сказать.

— Объектив… Разбит дорогой объектив! — еле сдерживаясь, произнесла Лика. — Кто мне будет ущерб возмещать?

— Рома, Ромочка! Иди сюда! — тут же позвала сына Юлия Семёновна! — Ты слышишь, что она говорит?! Что-то я ей там якобы разбила, она теперь с меня деньги требует!

— Ты края-то видь! — укоризненно покачал головой Роман. — Не наглей! Разбрасывать нужно было меньше стекляшки свои, тогда, глядишь, ничего не разбивалось бы.

Мама, между прочим, со вчерашнего утра здесь порядок наводит. Где твоя благодарность?

Лика разъярилась. Еда, любовно приготовленная Юлией Семёновной, отправилась в мусорку, а свекровь невестка, не церемонясь, схватила за шкирку и вытолкала прочь из квартиры, не обращая на вопли.

Роман отправился следом за матушкой.

— Чтобы ноги больше здесь вашей не было! — орала Лика. — До смерти ты мне надоел, маменькин сынок! Живи со своей мамой и не смей сюда даже носа показывать! Пошёл вон!

Выгнав мужа и свекровь, Лика приняла душ и завалилась спать. Проснулась рано утром, навела в квартире порядок и, неожиданно, почувствовала себя счастливой.

Никому теперь она ничем не обязана — с мужем разведётся и станет наконец-то свободной.

Лика выбирала в приложении завтрак, когда ей позвонил Роман.

Женщина сначала сомневалась, стоит брать трубку или нет, но потом всё же на звонок ответила:

— Я, Лика, готов тебя простить. — начал Роман. — Только для этого ты должна выполнить несколько моих условий.

С сегодняшнего дня ты становишься настоящей хозяйкой: поддерживаешь чистоту в квартире, готовишь мне нормальную еду из свежих продуктов, наконец-то учишься правильно гладить рубашки и от своего кота избавляешься.

Мне без разницы, куда ты его денешь. А еще ты прямо сейчас приезжаешь к моей маме и лично приносишь ей извинения за своё недостойное поведение. Мама готова их принять, только просить прощения нужно искренне, от всей души.

 

Лика застыла с телефоном.

Минуту она переваривала услышанное, а потом спросила:

— Я становлюсь домохозяйкой? А ты у нас, наконец-то, начинаешь зарабатывать деньги? Я правильно понимаю? Раз я домохозяйка, то ты берёшь на себя обеспечение нашей семьи?

— Нет. Конечно ты продолжаешь работать — заказы можно и ночью делать. Ты всё равно допоздна не спишь. В общем я сейчас приеду — собирайся, мама тебя ждёт.

Лика открыла рот и на Романа полился поток отборной брани. Женщина раньше и не подозревала о том, что знает такие слова:

— … Своей мамочке тоже самое передай, понял?! Катись колбаской по Малой Спасской вместе со своими условиями!

Я на развод прямо сейчас подам, чтобы за километр меня обходил!

Ишь ты, простить он меня готов! Да кому ты нужен, … ?! Забудь этот номер телефона и исчезни из моей жизни!

Лика на развод подала. Роман через несколько дней после разговора явился к теперь уже практически бывшей жене под предлогом забрать вещи и попытался остаться.

Лика его еле выставила.

Жизнь у фотографа наладилась — теперь она на самом деле ценит свою свободу!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.31MB | MySQL:85 | 0,700sec