Зачем он вернулся. Рассказ.

Когда Люся выходила замуж, бабушка чуть не сорвала свадьбу, громко заявляя, что «в мае жениться – век маяться», и требуя перенести церемонию на две недели вперед. Но перенести было нельзя, потому что Люся выходила замуж за музыканта, который через пять дней уезжал в долгие гастроли, а Люся вместе с ним в качестве свадебного путешествия. Конечно, бабушка оказалась права – за восемь лет, что Люся прожила с Евгением, она только и делала, что маялась.

 

Муж ее любил, в этом она никогда не сомневалась. Но еще он любил и других женщин: первую скрипку, вторую виолончелистку и так далее. Первый год Люся по своей наивности ничего не замечала, на второй год, обнаружив в собственной постели чужую сережку, попыталась от него уйти, но не смогла: он плакал, умолял, каждый день приходил к ней с цветами и подарками, клялся, что больше никогда. И она поверила.

Оставшиеся шесть лет их жизнь была похожа на бразильский сериал, в котором постоянными героями были только два человека, а остальные смеялись с невероятной скоростью. Люся плакала, прощала, собиралась с силами и, наконец, ушла.

Во второй раз она вышла замуж в августе – бабушки уже не было в живых, иначе бы она порадовалась. Но то ли Люся была не очень удачлива, то ли женихов выбирать не умела, но через два года жизни муж сообщил, что некая девушка, по имени Дана, ждет от него ребенка. Он сильно извинялся, сожалел, что так вышло, но ребенка он бросить не мог. Так Люся развелась во второй раз.

Дальше были разные истории, короткие и более длинные, но ни одна из них не закончилась свадьбой. И вот Люсе сорок, и они с подружками сидят в ресторане, пьют шампанское и закусывают его клубникой — все как полагается, но праздновать ей не хочется, а хочется плакать.

Ее лучшая подруга Ира, которая знала ее с детского сада, сразу это почувствовала и предложила всей компанией отправиться в какой-нибудь клуб.

— А что – развлечемся, попляшем!

В клубе Люся почувствовала себя еще хуже – кругом были одни молодые дивы, прекрасные как весеннее утро, соперничать с которыми она просто не могла. Да и зачем – все эти кавалеры кругом ей чуть ли не в сыновья годились. Но в том-то и дело, что детей у Люси не было – первый муж, музыкант, был против детей, считая, что они помешают его карьере, а второй, видимо, больше был увлечен созданием детей на стороне. Вот о чем Люся всегда жалела – что она так и не родила ребенка, тогда бы ее одиночество не было таким безысходным.

Телефонный звонок раздался в духе голливудского фильма: она проснулась на следующий день разбитая и несчастная, взяла трезвонившую уже несколько минут трубку и услышала:

— Люся?

Этот голос она узнала сразу, и даже сейчас от его звучания немного сжалось сердце и сбилось дыхание. Но она быстро взяла себя в руки.

— А кому ты звонишь, Женечка?

— Ну мало ли, может, ты там не одна.

Это замечание от бывшего мужа прозвучало как-то загадочно, словно бы невысказанный вопрос. Но Люся не спешила на него отвечать.

— Прости, я не поздравил тебя вчера. Звонил весь вечер, но ты не брала трубку.

— Праздновала с подругами.

Только после того, как эти слова прозвучали, Люся поняла, что ответила на его невысказанный вопрос.

— Можно я приеду тебя поздравить?

— Приедешь? – удивилась Люся.

Дело в том, что после развода с Женей она вернулась в родной город, а он остался в столице, где было еще много первых скрипок и вторых виолончелей.

— Ну да. Я в городе, хотел тебя увидеть.

Тут же у Люси в голове пронеслось: в ванной сушится белье, плита не отмыта от борща, корни не прокрашены. Но все равно ответила:

— Приезжай, если хочешь.

Пока Женя ехал к ней, Люся сотворила подвиг – белье было спрятано обратно в стиральную машинку, волосы, пусть и наспех, но покрашены в любимый цвет «хельсинки», плита отмыта до блеска.

 

Женя приехал с цветами, тортом «Наполеон» (ее любимым) и двумя бутылками вина. Люся отметила, что он постарел, располнел и вообще как-то сдал. В разговоре оказалось, что из оркестра его выгнали (из-за истории с женой какого-то важного человека), больше никуда не взяли, он перебивался случайными заработками, и даже свой любимый контрабас продал. От всего этого Люся почувствовала себя куда лучше, чем вчера на дне рождении: она все еще была стройна и хороша, карьера после развода пошла в гору, и вот даже бывший муж вспомнил про нее. Все время, пока они говорили, Люсю мучил вопрос: зачем он приехал? Неужели хочет восстановить отношения?

С этим вопросом она сразу отправилась к Ире. Начала издалека.

— Ира, а ты знаешь пары, которые развелись, а потом поженились вновь?

— Ну… Не знаю. А, нет. Тетя моя с дядей развелась, а через полгода передумала, и они снова поженились. А почему ты спрашиваешь?

— Ты не поверишь… Женя приехал.

— Женя?

— Ну да. Вчера мне звонил. Не застал, вот сегодня дозвонился. Только что от меня уехал.

— Не вздумай! – закричала Ира так громко, что Люсе пришлось убрать трубку от уха. – Забыла, сколько нервов он из тебя вытянул?

— Да ничего такого, я же просто спросила.

— Знаю я твои «просто».

В общем, Ира не одобрила этих ее мыслей. Да и сама Люся не была уверена, что это такая уж хорошая идея – снова выйти замуж за бывшего мужа. Но эта идея крошечной бабочкой порхала в ее мыслях.

Женя позвонил на другой день и позвал ее в театр. Люся достала из шкафа красное платье и шпильки – уже и забыла, когда выводила их в свет. Вечер был прекрасным, а Женя, казалось, вместе с сединой и рыхлостью приобрел и некую степенность – на соседок в театре не глазел, актрисам комплименты не отвешивал. И Люся растаяла…

Следующую неделю они виделись почти каждый день. Между ними ничего такого не было, но искры летели ,и пришлось опять обращаться к Ире.

— Слушай, я не знаю, что делать. Он так изменился! Правда ,если бы ты его увидела, не узнала бы. И вчера сказал, что очень жалеет, что у нас не было детей. Теперь он очень хочет ребенка ,понимаешь? Может, дать ему еще один шанс?

Ира вздохнула.

— Ладно. Дай мне его номер, я с ним поговорю. Да не бойся ты, не буду я его прогонять – просто узнаю, каковы его намерения. Если несерьезные, лучше на корню это прекратить, а то точно без детей останешься – твой поезд не то что уходит, вот-вот умчится в туманную даль!

Люся согласилась – дала подруге адрес гостиницы, где остановился Женя. А сама уже все решила – видимо, им суждено быть вместе.

Через месяц Жене исполнялось сорок шесть, и Люся решила сделать ему такой подарок, чтобы он понял – все у них будет хорошо. И заказала ему контрабас. Довольная собой, она пошла в магазин, хотя с утра лил дождь. Там она купила свеклу и косточки для борща, и счастливая пошла домой.

Когда она переходила дорогу, прямо перед ней у молодой женщины с малышом в руках порвался огромный пакет, и все его содержимое вывалилось на дорогу. Женщина растерянно бегала от вилка капусты к пакету с молоком, явно не представляя, что ей теперь делать. У Люси, к счастью, всегда были с собой запасные пакеты, и она кинулась на помощь – собрала продукты и даже проводила ее до дома, хотя женщина уверяла, что справится сама.

— Брат должен был забрать, – объясняла она. – Он таксистом работает, и представляете, попал в аварию, пока ко мне ехал.

Женщина была очень миленькая, как и ее малыш – оба рыжеволосые, с мелкими веснушками и такими ярко-синими глазами, что, казалось, будто это цветные линзы. Но вряд ли линзы могли быть у ребенка.

 

— Сочувствую, – произнесла Люся. – Надеюсь, никто не пострадал?

— Нет, пустяковая авария. Но вы же знаете, как это все долго… А я уже оплатила покупки, глупо так получилось. У меня еще на плите кастрюля стоит, я борщ варю.

— И я борщ, – обрадовалась Люся. – Как говорится – путь к сердцу мужчины…

Женщина отмахнулась.

— Да ну их! Знаете, после того как меня папа этого сокровища бросил, только узнав, что я беременна, я решила, что больше не выйду замуж. А суп для брата, он очень нам помогает…

По дороге домой Люся думала, как странно устроен мир – ее второй муж ушел от нее, потому что какая-то девица от него забеременела, а от этой милой женщины, наоборот, ушел мужчина, не желая становиться отцом. Впрочем, Женя бы тоже так поступил, по крайней мере, раньше.

Ира после разговора с Женей одобрила их отношения: согласилась, что он изменился и перспектива у них с Люсей есть. Она даже пустила Женю в свою пустующую квартиру, потому что жизнь в гостинице была ему не по карману.

— Можете делать детей в моей квартире, – благословила ее подруга.

Люся просто летала! Давно она не была так счастлива – казалось, вернулись их первые месяцы брака, когда все еще было хорошо и не было никаких скрипачек и виолончелисток.

В день его рождения они договорились встретиться вечером в ресторане. Но нужно было вручить ему контрабас, и она заказала доставку утром, решив сделать ему сюрприз.

Контрабас она оставила на площадке, чтобы завязать ему сначала глаза ,а потом занести подарок, после чего позвонила в дверь.

А дальше снова случился голливудский фильм – дверь открыла заспанная Ира, обернутая в мятую простыню.

Люся поняла все разом ,и не дожидаясь унизительных объяснений, бросилась прочь.

Только внизу она вспомнила про дурацкий контрабас. Чуть ли не на цыпочках поднялась обратно, спустила контрабас вниз, потащилась с ним к соседнему подъезду и вызвала такси. Люся думала, что сейчас расплачется, но слез не было.

Приехавший таксист отказался ее везти.

— Как я эту бандурину в салон помещу? – возмутился он.

Отказался и следующий таксист.

«Вот теперь, – подумала Люся, – я заплачу».

Но нет, слезы не шли.

Третий таксист тоже начал о том, что контрабас не войдет в салон, но тут Люсю осенило — у него были ярко-синие глаза, рыжие волосы и мелкие веснушки.

— А у вас нет сестры Оксаны? – спросила она. – Я как-то помогла ей, когда вы попали в аварию.

Странно, но она попала в яблочко – это оказался тот самый брат, и Оксана рассказала ему про добрую женщину, которая помогла ей собрать продукты и донесла их до дома. Таксист вздохнул, откинул переднее сидение и принялся затаскивать контрабас.

Когда они поехали ,он и интересом спросил:

— А разве девушки играют на контрабасе? Я думал, обычно мужчины.

И тут Люсю прорвало: она рассказала про бывшего мужа, который свалился как снег на голову, про свой глупый подарок и лучшую подругу ,которая не смогла устоять перед обаянием стареющего ловеласа. А потом она расплакалась, и таксист протянул ей пачку салфеток. Тушь поплыла, нос распух, и Люся чувствовала себя самой глупой, самой некрасивой и самой несчастной женщиной в мире. Поэтому когда таксист предложил ей помочь и затащить контрабас в ее квартиру, она расплакалась еще больше.

 

Конечно, Ира звонила и просила прощение. Конечно, Женя обещал, что это в последний раз. Но Люся не отвечала и бросала трубку. Что ж, будет ей урок. Может, Оксана права и не стоит вообще связываться с мужчинами. Но ей легко говорить, у нее есть ребенок, а у Люси нет. И, видимо, уже не будет.

Через два дня раздался звонок в дверь, и Люся затихла, понимая, что это либо Женя, либо Ира, решила притвориться, будто ее нет дома. Но любопытство распирало ,и она не утерпела – на цыпочках подкралась к двери и посмотрела в глазок.

Там стоял таксист. Она удивилась – что он тут делает? Может, она тогда что-то забыла в машине? Пришлось открывать дверь.

— Здравствуйте, – сказал он. – Помните, я подвозил вас два дня назад.

— Конечно, помню, как такое забудешь, – ответила Люся. – Я что-то забыла в машине?

— Да, – обрадовался он.

Люся посмотрела на его руки – и где это, то, что она забыла. Он понял, что она сейчас спросит, и ответил:

— А теперь я забыл, в машине. Может, это и не ваша – помада, такая красная.

Люся даже засмеялась.

— Хорошо, что не зеленая. Так что, мне самой спуститься или вы принесете?

Таксист пожал плечами и сказал:

— Ну, может, вместе сходим? Заодно можно покататься.

— Покататься? – не поняла Люся.

— У меня сегодня выходной, – объяснил он, а потом поднял на Люсю глаза и серьезно сказал. – Я понимаю, что это глупо прозвучит, но я все время думаю о вас.

И только тут Люся догадалась – ничего она не забыла в машине. И можно было бы закрыть дверь, ведь она только что решила, что больше не впустит никого в свою жизнь. Но она улыбнулась и сказала:

— Ну что же – пойдемте посмотрим, моя это помада или нет…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.59MB | MySQL:89 | 0,367sec