Завистливый братец

Василий Николаевич сына Вадима всегда воспитывал строго. Отец твердил мальчишке, что ничего в этой жизни не бывает просто так:

— Если, сынок, ты что-то хочешь получить, то придётся долго работать над этим. Бесплатный сыр только в мышеловке! Тебе, кроме себя, надеяться больше не на кого.

Вадим с детства страстно мечтал о собственном автомобиле.

У Василия Николаевича была старенькая машина — ВАЗ-2107, в народе именуемая «пирожковозом». Именно на нём в тринадцать лет Вадим и учился водить.

Чтобы как можно скорее исполнить свою мечту, парень в четырнадцать лет начал работать.

 

Отец помогал, периодически подкидывал сыну деньги. И к семнадцати годам Вадим накопил сумму, достаточную для покупки жигулей пятнадцатой модели.

К тому времени машина Василий Николаевича окончательно сломалась, и гараж освободился.

Всё своё детство Вадим помогал отцу чинить «пирожковоз», и к семнадцати годам в автомобилях уже неплохо разбирался. В голове молодого человека оформилась идея, как заработать дополнительные деньги:

— Пап, давай в нашем гараже оборудуем что-то типа мини-мастерской? Знакомых, владеющих автомобилями, у нас много, сначала будем работать на репутацию, а потом, глядишь, и клиентскую базу соберём.

Василий Николаевич с сыном согласился. У близкого родственника мужчина взял в долг крупную сумму, на которую купил необходимое оборудование.

Поначалу клиентов было немного, но потом сарафанное радио заработало и к Вадиму стали обращаться не только соседи, но и жители других близлежащих микрорайонов.

Дело неожиданно пошло. Клиенты об отце и сыне отзывались хорошо, называли обоих мастерами своего дела.

Василий Николаевич рассчитался с родственником и стал откладывать деньги на подъёмник, который смог приобрести уже через год.

Вадим с заработанных денег выкупил соседний гараж, и автомастерская расширилась.

У Василия Николаевича был двоюродный брат, Григорий. Взрослый, но абсолютно не состоявшийся в жизни мужчина. Нормально он работать на благо семьи общества не мог — мешала «беленькая».

Он минимум раз в месяц уходил в десятидневный запой, поэтому отовсюду его сразу же увольняли. Никто не хотел связываться с таким недобросовестным работником.

Василию Николаевичу супругу Гриши было очень жаль. Люда и зимой и летом торговала в палатке на рынке, зарабатывала немного и на эти деньги тянула свою большую семью – мужа-алкоголика и четверых детей.

Чтобы хоть как-то помочь Григорию, Василий Николаевич стал приглашать его на работу, когда заказ был сложный.

Особого толку от Гриши не было, с собой мужчина обязательно приносил бутылку «для разогрева или хорошего настроения», быстро её опустошал, и помогать переставал.

Василий Николаевич злился, выгонял непутёвого брата.

Вадим, в какой раз уже наблюдая за дядькой, у отца спрашивал:

— Пап, зачем ты его постоянно зовёшь? С него же никакого толку нет! Налакался и спать завалился! Зачем он вообще здесь нужен?!

— Понимаешь, сынок, — объяснял Василий Николаевич,- Люда просто так деньги не берёт, я сколько раз ей предлагал! Она гордая, отвечает, что они не нищие и сами себе на пропитание заработать смогут.

Так Гришка создаёт видимость бурной деятельности, а я вечером Люде деньги передаю. Ему же их в руки не дашь, тут же по дороге пропьёт!

***
Григорий отчаянно завидовал двоюродному брату, за спиной мужчина родственника частенько оскорблял:

— Тоже мне, бизнесмен выискался, — зло шипел Гриша, — из грязи в князи! И кто к нему ездит? Что он там может? Наблюдал я несколько раз за его работой, так от него толку никакого!

Всё делает Вадим! Вот у парня да, действительно талант. Он машину как будто чувствует. А Васька… А Васька так, только деньги гребёт, на сыне зарабатывает!

 

Василий Николаевич не знал, как на самом деле о нём отзывается Григорий, и всё равно старался вытащить родственника из синей ямы.

Много раз он Грише предлагал:

— Давай я тебя лечиться отправлю? Только не на вот эту кодировку, а по-настоящему, как положено.

Ляжешь на годик в клинику, там тебе мозги на место вправят, выйдешь оттуда уже совершенно другим человеком. Устроишься на работу и мне потихоньку деньги, которые я на твоё лечение истрачу, вернёшь.

— Вот ещё! — начинал злиться Григорий. — Я что, алкоголик какой? Когда захочу — сам брошу!

Видя, что Григорий никак не собирается менять свою жизнь, Василий Николаевич от него отстал. В конце концов, каждый сам решает, как судьбу строить.

У Василия Николаевича и без двоюродного брата было дел невпроворот — заболела мать, попросила приехать, чтобы её забрать. В один конец на машине ехать нужно было десять часов.

На свой бокс Вадим повесил объявление, в котором написал:

«Вернёмся к работе через три дня (тринадцатого октября). Звоните по номеру…»

На обратной дороге домой Вадим встретил дядьку. Тот, увидев племянника, обрадовался:

— Васька, ты как раз кстати! Дай сотку, а? Трубы горят! Никак в себя после вчерашнего прийти не могу. А ты чего, не работаешь сегодня?

— Нет, не работаю, — протягивая купюру Григорию, ответил Вадим, — мы с батей на три дня уезжаем, тринадцатого числа только вернёмся.

— А куда это вы так надолго?

— Бабушка из деревни звонила, говорит, что совсем плохо себя чувствует. Просила, чтобы мы её сюда, в город, перевезли. Мол, одна ум.ирать боится.

— Да, тётя Клава не молодеет. Конечно, рядом с близкими людьми всё же не так стр.ашно. А что мы стоим? Пойдём, я помогу вещи спустить вам. Не с пустыми уж, наверное, руками едете в деревню?

Вадим согласно кивнул и Григорий последовал за молодым человеком. В голове у алкоголика созрел план, который позволил бы ему обогатиться.

***
Василий Николаевич двоюродному брату не обрадовался:

— Если ты, Гришка, за деньгами, то зря пришёл. Я тебе больше ни копейки не дам. Люда недавно звонила, говорила, что ты у неё оставшуюся часть получки выкрал и пропил!

— Да не, Вась, я не за этим. Вадика встретил, он мне рассказал, что ты к матери уезжаешь. Так давай я подсоблю? Вон сколько сумок нагрузил, втроём, наверное, быстрее управимся!

Ключи от обоих гаражей висели на крючке в прихожей. Григорий, подхватив тяжёлую сумку, выходя из квартиры, прихватил с собой и связку ключей — сегодняшним вечером они ему обязательно понадобятся!

Проводив машину двоюродного брата и племянника взглядом, Григорий тут же бросился к своему закадычному дружку – Борису. Сейчас они вдвоём и здоровье поправят, и дельце одно интересное обмозгуют!

Не успели Вадим и Василий Николаевич вернуться из деревни, как телефон молодого человека раскалился от звонков. Клиенты желали записаться на диагностику.

— Пап, — спросил у Василия Николаевича Вадим, — я, наверное, пойду в гараж? Люди звонят, спрашивают, когда мы вернёмся, уже машины около дверей столпились.

— Иди, — махнул рукой Василий Николаевич, — я чуть позже подойду, мамины вещи перенесу только.

 

У дверей гаража действительно стояло три автомобиля. Люди ждали возвращения мастеров.

Вадим, весело переговариваясь с клиентами, открыл ключом тяжёлый замок, распахнул дверь и онемел: все инструменты исчезли, остался только один подъёмник.

Вадим опрометью бросился домой:

— Папа, — вбегая в квартиру, крикнул парень, — пусто в гараже! Ничего нет!

— То есть как это – нет? — обомлел Василий Николаевич.

— Вот так. Обокрали нас, весь инструмент вынесли, даже станки электрические!

— Дверь взломали?

— Нет, замок висел нетронутый и на первой, и на второй двери. Это кто-то, папа, наверное, из своих.

Василий Николаевич прошёл в гостиную, опустился на диван:

— Гришка это, больше некому. Он ключи, наверное, прихватил, когда уходил. Ну-ка, глянь, мой комплект висит?

— Висит, но от второй двери. От первой нет.

— Вот как мы поступим. Навести-ка дядьку и аккуратно проверь карманы его куртки. Чёрной, в которой он к нам в последний раз заходил.

Не болтай, ничего заранее не рассказывай. Я сейчас следом за тобой к нему поеду.

***
Григорий сидел на кухне и вместе со своим дружком отмечал удачное окончание дела.

Племяннику он обрадовался:

-О Вадька, заходи! А мы тут здоровье поправляем. Тебе налить?

— Да мне бы чаю, — протянул Вадим, только что проверивший карманы своего родственника, — а у нас ЧП случилось.

— Что такое? — деланно удивился Григорий.

— Гараж обнесли. Все инструменты украли.

— Ой-ой-ой, как нехорошо, — незаметно подмигнув дружку, запричитал Григорий, — ну да ладно, раскрутитесь ещё. У бати-то твоего, наверное, тугая кубышка собрана.

Когда в квартиру вошёл Василий Николаевич, Григорий уже был достаточно сильно пьян.

Мужчина сразу позвал своего двоюродного брата в коридор и прямо спросил:

— Куда награбленное дел?

Дружок Гриши тут же нашёл благовидный предлог и сбежал, а Григорий попытался оправдаться:

— О чём ты, Вася? Ты что, считаешь, что это я вас ограбил?

— Конечно, ты. Что у тебя в кармане куртки бренчит?

 

Григорий побледнел.

— Доставай, — сурово сказал Василий Николаевич, — я наряд уже вызвал, теперь тебе не отвертеться!

Григорий, пока ехала полиция, на коленях стоял перед двоюродным братом, умоляя его простить, говорил, что детей кормить не на что, жена запилила из-за нищеты.

Василий Николаевич остался непреклонен.

В полиции нерадивый вор сразу признался, где лежат инструменты.

За своё преступление мужчина получил реальный срок, часть награбленного он всё же успел сбыть.

Василий Николаевич и Вадим от греха подальше взяли в аренду бокс, оснащённый видеонаблюдением и подключённый к пульту охраны.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.36MB | MySQL:85 | 0,790sec