Доча

«Здравствуйте, дорогие радиослушатели! Надеюсь, что дождливое небо не помешает вам ощутить всю доброту этого вечера, ведь с вами Александр Ветров! И так, дорогие друзья, сегодня мы разыгрываем супер-термос, который можно взять в дорогу, на турбазу, на работу. Или заваривать хороший чаек дома и согреваться им в холодную погоду. В общем, отличный термос от нашего спонсора.

И чтобы стать его обладателем, надо всего лишь позвонить прямо сейчас и ответить на мои вопросы из истории термосов. Итак, вперед! Жду ваших звонков».

 

— Розыгрыш что ли? – в коридоре замаячила фигура дизайнера Лехи — как всегда взъерошенные волосы и удивленные глаза за стеклами очков. Творческая личность — что с него возьмешь.

— Термос хочешь? – спросила менеджер Кристина.

— Угу!

— Ну, так звони, может, выиграешь, Саня сегодня добрый.

Саня – это тот, который в радиорубке, и ему, между прочим, под полтинник. Но его по-свойски зовут Саня. Он не обижается. Джинсы, легкая щетина, улыбчивый взгляд (да, есть такое ощущение, что он улыбается глазами) абсолютно не обвислый живот придавали ему брутальности. Девчонки западали на него, не вдаваясь в детали возраста, а дамы постарше томно опускали глаза. Он не был красавцем, но был свободным — в смысле семейного положения.

Шла уже пятнадцатая минута эфира, Ветров (а это его настоящая фамилия) выслушал трех претендентов на термос. Никому еще не удалось ответить на каверзные вопросы ведущего. Но желающих хоть отбавляй — в эфир пытались дозвониться и «вырвать» этот термос у ведущего.

— Слушаю вас, вы – в эфире, — бодро приветствовал Ветров девушку (ну, по крайней мере, голос юной особы).

— Здравствуйте, Александр Федорович! – раздался звонкий девичий голос.

— Класс! Кто-то знает мое отчество! Приятно, но время терять не будем, а постараемся ответить на вопросы и получить подарок от нашего спонсора. То есть, вы постараетесь ответить, а я, увы, вынужден буду отдать вам этот замечательный термос. Как вас зовут?

— Меня зовут Анжела.

— Отлично, Анжела! Первый вопрос…

— Подождите, Александр Федорович, всего несколько слов, — голос девушки звучал серьезно и взволнованно. – Я недавно приехала в ваш город, снимаю квартиру и работаю. А приехала сюда только потому, что здесь живете вы, Александр Федорович. И именно вы – мой отец.

Ветров уже привык к неожиданным выпадам своих радиослушателей, поэтому ничуть не смутившись, сказал: — Если бы это был конкурс историй, я бы отметил оригинальность вашего сюжета, Анжела. Но сейчас розыгрыш призов и у вас есть шанс выиграть термос.

— Это не шутка, Александр Федорович, я – ваша дочь. Моя мама всю жизнь скрывала от меня правду, но я сама провела маленькое расследование и теперь точно знаю, что вы мой отец…

— Я понял, понял, вас, Анжела, — торопливо сказал Ветров. – Это другая передача, и у вас остался один шанс попробовать ответить на вопросы.

— У меня остался один шанс, позвонить вам в прямой эфир, чтобы вы обратили на меня внимание, вы же такой недоступный… А я хочу, чтобы вы знали, что у вас есть дочь…

— Ну, что же, дорогие друзья, бывает и так, кому-то позарез нужен термос, а кто-то хочет испытать свои актерские способности. Пожелаем Анжеле успешного поступления в театральное. А мы продолжаем, и я жду ваших звонков. Термос пока что стоит у меня, но мне хочется поскорее отдать его ответившему на мои вопросы.

— Алло, здравствуйте! – раздался женский голос

— Здравствуйте! Слушаю вас, вы прямом эфире.

— Я по поводу предыдущей девушки. Почему вы прервали ее, может быть, она действительно ищет отца…

— Я понял вас, девушка нам перезвонит позже, и мы постараемся ей помочь. А сейчас у нас по времени реклама — ну куда же без нее родимой. Оставайтесь на линии, и после рекламной паузы мы продолжим.

 

Во время рекламы Александр выпил несколько глотков воды и вытер пот со лба.

— Федорыч, — услышал он за спиной, — в дверях показался директор радио Дмитрий Игоревич (за глаза его все называли Димой, за относительно молодой возраст, 38 лет, и за лояльное отношение к сотрудникам), — круто ты придумал, телефон разрывается, желающих дозвониться полно, очередь выстроилась.

— Что придумал? – не понял Александр.

— Ну, с «дочкой», — наверное, кто-то из твоих знакомых позвонил.

— Я ничего не придумывал, позвонила какая-то малолетка и наплела ерунды.

— А я думал, это ход такой, — удивился Дмитрий Игоревич, — ну, слушай, классно придумано, такой ажиотаж с этой историей…

— Я ничего не придумывал, — уже раздраженно сказал ведущий.

— Ну, ладно, ладно, пусть не придумывал, — директор прикрыл дверь.

Все последующие звонки начинались со слов: «найдите девушку, которая вам звонила, — она же ваша дочь». Практически все были женщины, принявшие звонок незнакомки, как свою личную драму.

Ветров кое-как разыграл термос и завершил передачу.

— Саня, круто! Вот это ход, — сказала менеджер Кристина, — звонки до сих пор идут, таким способом мы радио раскрутим быстрее, чем подарками.

— Какой ход? – улыбчивый Ветров был раздражен. – Ничего я не придумывал, это вы может там с какими-нибудь домохозяйками замутили эту глупость.

— Саня, ты что? Я вообще не в курсе. Просто понравилось, что слушатели зацепились.

— Чего все забегали? Подумаешь звонок! Первый раз что ли? Через пять минут забудут.

Но до конца дня звонки на радио продолжались. История девушки, которая позвонила в прямой эфир от отчаяния, «зацепила» женские сердца. Сочувствующих оказалось довольно много.

В отделе продаж менеджеры начали шушукаться: «Если это не розыгрыш, то неужели настоящая дочь объявилась?» Другие тут же опровергали: «У Ветрова сын уже взрослый». Но тут же появлялась новая догадка: «А вдруг дочка, о которой он не знал?»

***

Домой Ветров явился поздно — работа такая. Неля по привычке ждала его, сидя на диване и поджав ноги. Пилочка для ногтей мелькала у нее в руках, — она орудовала ею, как опытный мастер маникюра.

— Привет, — первая сказала она, слегка приподняв голову и «плеснув» на Ветрова своим синим взглядом, сразу напомнила о звонке на радио, — слушала твой эфир, девушка дочкой твоей назвалась. Правда что ли дочь?

Ветрова передернуло от вопроса — даже дома его достают.

С Нелькой Саня стал жить недавно, примерно полгода назад. Белокурой Неле тридцать семь, она младше Ветрова. Вообще-то для Сани это плевая разница, и после знакомства с Нелькой жить он с ней не собирался. Он вообще после развода, а потому решил поставить на женитьбе «крест», подумав, что свободное плавание для него лучший вариант. Имея свою тихую гавань, двухкомнатную квартиру, приводил девушек, не заботясь о серьезности отношений.

Предприимчивые дамы, едва освоившись, уже намекали на совместное проживание, но Ветров сразу обрубал такие отношения. С Нелькой у них затянулось на месяц — ее покладистый характер, даже в какой-то степени, равнодушие к Санькиным делам — симпатизировало ему.

Спокойная, ненавязчивая, со светлыми кудряшками и голубыми глазами, — Нелька напоминала Барби, не внушающую ничего серьезного. Может поэтому, когда она спросила Саню: «Можно я поживу у тебя?», он, на удивление самому себе, также просто ответил: «Живи». Но тут же добавил: «Только недолго».

 

В квартире Ветрова как-то сразу все встало на свои места, как будто Неля всю жизнь жила с ним. Вечерами его встречал вкусный запах Нелькиных блюд. И Саня даже сомневался поначалу, Нелька ли это готовит. Макияж, маникюр, фитнес – это все было ее, она следила за собой и любила вечерами посидеть с пилочкой, подтачивая любимые ноготки.

Поэтому вкусные обеды и ужины ну никак не вязались с Нелькой, не похоже было на нее, чтобы стоять у плиты. В первые дни совместного проживания Саня даже подумал, что в кафе заказывает еду и ей привозят, настолько все было красиво и вкусно приготовлено. Но с такими заказами разориться можно, поэтому он решил, что кто-то ей помогает, возможно, мать приносит уже готовую еду.

— Сама готовила? – спрашивал недоверчиво Саня.

— Обижаешь, милый, конечно, сама, не соседка же мне готовит.

— А может мама тебе готовит и привозит?

— Мама с моими племянниками нянчится, некогда ей.

Вскоре Ветров убедился, что Нелька, такая воздушная, с красивыми ногтями, готовит сама, придумывая что-нибудь вкусненькое. Саня про себя отметил этот факт, но вслух ничего не сказал — не хотел баловать и привязывать похвалой к себе. А то похвалишь девушку, она сразу думает, что завоевала мужчину.

В этот вечер он молча сел ужинать, зацепившись взглядом за вазу с фруктами, — просто, чтобы куда-то смотреть.

— Санечка, ты не обижайся, — ласково заговорила Неля, — мне жутко интересно, что это за девушка звонила.

Саня посмотрел на нее исподлобья.

— Ну, правда, Санечка, расскажи, мне ведь можно. Если это твоя дочка, я совсем не против, дети – это очень хорошо.

То, что Нелька хорошо относилась к детям любого возраста, это было правдой. Когда сын Артем приехал в гости, Нелька накрыла такой стол, что ресторан позавидовал бы. Двадцатипятилетний Артем по просьбе Нели попробовал все блюда, а уже после сказал отцу: «Классная она, женись не глядя».

«Старею, наверное, раз уж сын мне невесту рекомендует, — усмехнулся Ветров, — нет, Артем, меня прикормить невозможно, так что не воспользуюсь твоим советом».

— Не обращай внимания, какая-то девчонка решила разыграть ведущего и позвонила в эфир. Нет у меня никакой дочки, так что забудь и не бери в голову.

Нелька вздохнула: — Везет вам, мужикам, вот так живете-живете, и вдруг сообщают, что ты отец. А вот я живу-живу и никто не скажет, что у меня где-то дочь растет. Потому что их нет, их в принципе не может быть.

Саня знал, что Нелька бездетная, и суровый вид сменился на более радушный: — Нель, ну перестань, не береди себе душу, пойдем лучше фильм хороший посмотрим. И, кстати, я помою посуду, так что иди на диван, точи свои коготки, кошечка.

__________________

На работу Ветров пришел бодрым и в приподнятом настроении, даже дизайнер Леха его не раздражал. И менеджеры, как наседки, нависшие над клавиатурой, вызвали лишь улыбку.

Но к обеду Саню позвали к телефону.

— Здравствуйте, Александр Федорович, — раздался в трубке голос девушки, позвонившей вчера в эфир, — это Анжела. Извините, что я вчера в прямой эфир позвонила, мне кажется, что это неудобно для вас…

«Ей кажется…» — подумал раздраженно Ветров.

— Раз уж я в этом городе, может, мы встретимся, и вы посмотрите на меня, вы все сразу поймете, мы с вами похожи.

 

Стараясь быть спокойным, Ветров ответил: — Девушка, ваш розыгрыш затянулся, да и вообще он не удался.

— Это не розыгрыш. Вы же в Красноярске учились пять лет, там и с мамой познакомились, ее Вероникой зовут…

Если бы Ветров услышал название другого города, он бы просто положил трубку, но в Красноярске он, действительно, учился пять лет. Естественно никакую Веронику не помнил.

— Жанна, — обратился он к девушке.

— Я – Анжела.

— Ладно, пусть Анжела. Я не знаю никакую Веронику, это явно ошибка, если, конечно, вы серьезно ищете отца.

— Очень серьезно, очень! Мне хочется с ним поговорить, т.е. с вами поговорить. Вы не бойтесь, я работаю, и у мамы все хорошо. Разве вам трудно со мной встретиться?

— Милая девушка, расспросите свою маму получше, она вам что-то не договаривает, я точно знаю, что вы не моя дочь.

— Я видела вас, вы после работы в машину садились, мы с вами похожи.

— Таак, следим, значит? Ну, вот что, я и так уделил много времени, прощайте…

— Стойте, стойте, — раздался в трубке тоненький голосок, — я могу себя защитить, раз не хотите встречаться, я дам о себе знать, если не через эфир, то через прессу. Мне терять нечего, меня и так в детстве безотцовщиной звали, и если вы сейчас от меня откажетесь, в вашем городе все узнают, что у вас есть дочка.

Ничего нет проще, бросить трубку и не слушать весь этот бред. Угрозы показались ему детскими, и Ветрову было наплевать, что там она еще придумает, то ли артистка, то ли сумасшедшая. Хотя для молодой артистки такая игра была бы гениальной. Но ветров продолжал стоять и слушать этот незнакомый девичий голос — был в нем какой-то надрыв, как будто эта девчонка за соломинку хваталась.

— Слушай, Анжела, а ты приходи прямо на работу, ты же знаешь, где я работаю.

— Я уже приходила, меня не пустил охранник.

— Я договорюсь, тебя пустят.

— Александр Федорович, а можно вы на улицу выйдете, так будет удобнее, а то у вас коллеги там.

— Ты же хотела меня через прессу ославить, а тут вдруг коллег испугалась.

— Я буду вечером в парке напротив вас ждать, приходите, пожалуйста, — уже чуть не плача, попросила девушка.

— Хорошо. Приду.

***

— Саш, на свидание что ли собрался? – услышал он голос за спиной. Обернувшись, увидел Кристину с отдела продаж, — она стояла с кружкой чая и дула на кипяток.

— А любопытной Варваре знаешь, что оторвали? – то ли спросил, то ли ответил Ветров.

— Ну, во-первых я – не Варвара, а во-вторых, беспокоюсь о тебе, Саша. Кто ее знает эту Анжелу, которая тебя увидеть ломится, может их там банда, а Кристина- прикрытие.

— Нет у меня криминального прошлого, чтобы за мной банда охотилась, так что Кристинка, не переживай.

 

После работы Ветров прямиком направился в парк, поймав себя на мысли, что вечернее время не совсем удачное, уже начинало темнеть, и, хотя в парке фонари освещали аллеи, все равно днем было бы лучше. Листья шелестели под ногами, как будто кто-то обиженный разбросал их охапками и теперь они метались по тротуару, не находя себе места.

Показалась скамейка и на ней одинокая фигурка хрупкой девушки. Увидев Ветрова, незнакомка встала и пошла навстречу.

Он увидел девушку, почти девочку, похожую на школьницу, в курточке, с непокрытой головой. Ее большие глаза, прямой аккуратный нос, темно-русые волосы — все было для Сани чужим в этой девчонке. Слегка припухлые губы выдавали выражение обиженности.

— Здравствуйте! – она первой поздоровалась.

— Ну, здравствуйте, Анжела, кажется.

— Да-да, — кивнула она, — Анжела.

Они сели на скамейку, Саня оглянулся вокруг, не следит ли за ним кто. Только сейчас пришла на ум мысль, что девчонка может быть несовершеннолетней, кинется на него, а потом закричит и из кустов выскочат «помощники», — докажи потом, что не виноват.

Но Анжела смотрела на него с каким-то трепетом, с едва скрываемой радостью, хотя очень хотела быть гордой и независимой.

Через пять минут разговора Ветров понял, что перед ним несчастная девчонка, которой мать, наверняка, наплела историю про отца, бросившего ее. И можно было бы в два счета разубедить, что она ошиблась, но выражение лица Анжелы, ее глаза с наращенными ресницами были настолько искренними, ожидающими чуда, что Ветров не решался нагрубить этой девушке-тростинке.

— И что, фамилию тоже мама назвала? – наконец спросил он.

— Конечно, она хорошо вас помнит, ведь она вас любила.

— Анжела, я жил в Красноярске, но очень давно, и когда ваша мама повстречала вашего биологического отца, меня уже там не было. Ну, никак мы не могли с ней встретиться. А то, что имя и фамилия совпадают, так это неудивительно — Ветровых в России полно.

— Я понимаю, — продолжала Анжела, — у вас семья, жена, дети, вам не хотелось бы афишировать свое прошлое.

— Смешная ты, — сказал Ветров, — и говоришь смешно, хочешь казаться взрослой. Да разве дело в том, есть ли у меня семья, дело-то в другом – не могу я быть твоим отцом, вот просто не могу, потому как ничего не сходится. И даже никакой ДНК не поможет, потому что, когда твоя мама тебя зачала, я очень далеко был от Красноярска.

Анжела, кажется, начала что-то понимать, худенькие плечики опустились. Ветрову вдруг стало жаль эту девчонку, которая так нуждается в отце.

— А чего мы тут сидим, мерзнем? – бодро спросил он. – Вон кафе через дорогу, пойдем, чай или кофе выпьем.

Кафешка была маленькой, но очень уютной, и они сели у окна. Ветров предложил поужинать, не потому что сам хотел есть, а чтобы девчонку накормить.

— Где же ты работаешь? – спросил он.

— В кафе, только в другом кафе, официанткой.

— Мать честная! Стоило тебе ехать сюда, чтобы официанткой работать.

— Ну, я еще не успела куда-нибудь поступить, — сказала Анжела, опустив глаза.

— А квартиру на какие деньги снимаешь, зарплата у официантки небольшая…

— Мы с подружкой снимаем на двоих, так дешевле. Нет, я не стану просить у вас деньги. И никогда не стала бы, даже если вы мой отец.

 

Только здесь, в кафе, он разглядел цвет ее глаз – зеленые, как у русалки в обрамлении длинных ресниц. Ветров подбирал каждое слово, чтобы разочарование девушки было не столь великим. Но все же упустил момент, — Анжела захлопала ресницами, зашмыгала носом и опустила голову, как провинившийся ребенок. И эти слезы появились как раз после того, как она поняла, что Ветров вовсе не ее отец.

— Мы похожи с вами, — тихо сказал она.

— Такое бывает, Анжела, люди похожи, но это не значит, что они родственники. А знаешь что? – Ветрову вдруг пришла неожиданная мысль: приходи завтра ко мне на работу, просто на экскурсию, я покажу, где работаю, познакомлю тебя с коллегами.

— Хорошо, я приду, надо извиниться перед вашими коллегами за тот звонок на радио.

— Дурочка, да разве мне или коллегам это нужно, я просто хочу показать, как там, на радио, — тебе же интересно.

Анжела повеселела, даже улыбнулась.

— Ну вот, завтра утром и приходи, ты же с двенадцати работаешь, успеешь как раз.

_________________

Появление Анжелы в десять утра приковало внимание всего офиса. Хотя от Ветрова можно было ждать чего угодно — неординарный он человек. Еще позавчера отнекивался, что нет никакой дочери, а теперь привел девчонку на радио, нисколько не заботясь, что о нем подумают.

— А здесь у нас дизайнер Алексей, у нас ведь не только радио, — Ветров завел Анжелу к Лехе, который вновь удивленно уставился на Саню и еще более удивленным был его взгляд, когда увидел Анжелу.

— Ой, как здорово! – воскликнула Анжела, увидев на экране монитора наброски будущего макета. – Я тоже немного умею.

— Тааак, с этого места подробнее, пожалуйста, — заинтересовался Леха, — нам позарез еще один дизайнер нужен, а то я тут зашиваюсь.

— Да я еще не очень хорошо умею, — засмущалась Анжела.

— Ну а что, можно попробовать, — предложил Ветров, — а вдруг тебе понравится, станешь дизайнером. Давай-ка смелее, «доча», — он с улыбкой подтолкнул девушку вперед.

Все оставшееся время Анжела была рядом с Лехой, который что-то рассказывал и показывал свои работы. А потом пошел к Дмитрию Игоревичу предлагать еще одну кандидатуру.

— Александр Федорович, а если я поучусь маленько, пройду стажировку у Алексея, вы не будете против, если я устроюсь сюда?

— Вообще не против, главное, чтобы тебе здесь нравилось.

— Нравится! – в глазах Анжелы, по сравнению с прошлым вечером, появился интерес к жизни. — Я даже не знала, что мне понравится.

«Ну вот, — подумал Саня, — помог человеку найти интересную работу, может хоть это отвлечет девчонку от поисков отца».

Ветрову вдруг захотелось сделать для этой девочки еще что-нибудь хорошее, и ему пришло в голову пригласить ее к себе домой; Нелька стол накроет, пусть девчонка домашней еды поест.

____________

— Санечка, так эта девочка теперь твоя коллега? – спрашивала Нелля, делая салат.

— В каком-то роде да, пусть пробует, может, найдет себя в жизни.

— Ох, не понимаю я, — вздохнула Неля, — такую молоденькую из дома отпустить, куда мать родная смотрит.

— Не знаю, куда она смотрит, если девчонка в другой город отца искать отправилась.

— Саш, а мне песня эта нравится, про мамонтенка, когда он на льдине плывет «к единственной маме на свете». Песня про то, как маму ищет мамонтенок, есть, а вот, чтобы папу искать — нет.

Саня пожал плечами: — Наверное, потому, что мама важнее.

 

Встречать Анжелу Саня спустился вниз, чтобы подъездом не ошиблась. Но девушка уже была там, не решаясь войти. Было заметно, что она волнуется и стесняется.

— Анжелочка, я так рада, что ты с Сашей теперь работаешь, — засуетилась Нелька, — у нас даже на работе за вас переживали, когда вы в эфир позвонили, все вам добра желают.

— Мне теперь неловко из-за того случая, и Александра Федоровича тогда чуть не подвела, назвав отцом. Извините, наверное, вам неприятно было.

— Неприятно, когда ждешь-ждешь ребенка, а его все нет, — с грустью сказала Нелька, но тут же махнула рукой, — не слушай меня, Анжела, это я о своем. Ты лучше кушай, а то совсем худенькая.

— Спасибо вам, вы такая хорошая.

— А что же мама твоя, как она без тебя?

— Мама домой зовет, скучает, — Анжела опустила голову.

— Значит хорошая у тебя мама, — снова вздохнув, сказала Неля, — но я бы свою дочку молоденькую никогда и ни за что не отпустила бы в другой город.

— А у вас тоже есть дочь? – спросила Анжела.

— Нет, ни дочки, ни сыночка, а у Александра Федоровича сын взрослый, — вот и все дети.

— Ой, извините, я не знала, что у вас нет детей.

Ветров встал из-за стола и вышел на балкон. Он вдруг снова задумался об отношениях с Нелькой. Другая давно бы закатила истерику по поводу мнимой дочки, а она привечает, кормит, даже переживает за чужого ребенка. Саня снова вспомнил свой зарок не жениться и вообще старался не прикипать душой, воспринимая Нельку, как просто женщину, временно проживающую.

Но сейчас ему не хотелось так думать, теперь он размышлял о том, как он будет без Нельки. «А почему я должен быть без нее»? – мысленно спросил сам себя. Он вдруг представил опустевшую квартиру, когда в ней не будет Нели — такой милой, уютной, наивной и искренней.

______________

Как ни странно, но к мысли, что он хочет остаться с Неллей, его подтолкнула история с Анжелой. Он, действительно, помог девушке сменить работу, и теперь она перезнакомилась и подружилась со всеми. И частенько заглядывала в радиорубку, одаривая благодарным взглядом Ветрова.

— Ну, что, «доча», как дела? – спрашивал он, когда прошел еще один месяц после того, как Ветров пригласил Анжелу домой.

— Отлично, Александр Федорович! – весело отвечала она.

«Вот же стеснительная, могла бы и шутки ради «папкой» назвать», — подумал Ветров.

После работы он заехал в цветочный павильон и попросил сделать самый красивый букет. Цветы предназначались Неле. Он уже давно разучился делать предложение, поэтому пока ехал, прокручивал подходящие фразы.

Увидев огромный букет роз, Неля испугалась, — странная реакция на цветы. Она нерешительно приняла их, пошла ставить в вазу, даже не улыбнувшись Ветрову.

— Что с тобой? — спросил он.

— Я знаю, что ты умеешь расставаться красиво, — сказала Неля, — не беспокойся, соберу вещи без истерики.

— Какие вещи, Неля? Я тебе цветы подарил! И… и предложение хочу сделать, в общем, выходи за меня.

Неля села на диван и по привычке поджала ноги: — Ты это пошутил? Не надо со мной так шутить, ты же знаешь, я люблю тебя, очень сильно люблю.

 

Ветров подошел к дивану и сел прямо на пол, положив голову Нельке на колени: — Все совпало, я тебя тоже люблю, так что сдаюсь тебе на милость.

— Значит это правда?

Санька резко подскочил, стащив Нельку с дивана, поднял на руки: — Конечно, правда! Созрел Ветров, наконец-то! Женюсь!

______________

На регистрации были самые близкие и друзья. Когда подходили поздравлять, то в числе последних гостей подошла Анжела с букетом белых роз. – Спасибо, Анжелочка, — сказала Неля.

— Смотри, нас с Нелей не забудь на свадьбу пригласить, — пошутил Ветров.

— Обязательно, Александр Федорович, только позже.

____________

Ветров о детях никогда не думал всерьез, ему было достаточно, что есть взрослый сын, еще немного и внуки появятся. Поэтому от Нельки он ничего не требовал и даже не намекал о ребенке. А напротив, даже успокаивал ее, объясняя, что отсутствие детей – не повод расстраиваться. И что женился он на ней не ради потомства, а чтобы жить с любимой женщиной долго и счастливо. И Неля приняла свое новое ощущение, свыкшись с бездетностью. И даже в свою неожиданную беременность не сразу поверила.

— Ты только аккуратненько ходи, а гулять мы с тобой каждый вечер будем, — обещал Санька, — с ума сойти, я снова отцом буду.

— А я мамой, — улыбаясь, ответила Неля, — первый раз мамой.

— А нянька у нас уже есть, Анжела уже пообещала помогать и нянчиться с малышом.

— А ты кого хочешь, мальчика или девочку? – спросила Неля.

— Дочку! – ни на секунду не задумавшись, ответил Ветров.

Татьяна Викторова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.66MB | MySQL:87 | 0,550sec