Флюгер настроения

Ветер здесь всегда
Дед Федос сидел на своей любимой скамейке, когда к его дому подкатил УАЗик участкового.

— Привет, Антошка, — тут же поприветствовал человека в форме дед, и даже уважительно приподнял рукой шапку на своей голове.

— Привет, Федос, — хмуро сказал участковый, вылезая из автомобиля. — Всё сидишь?

— Днем-то, чай, только пьяные лежат, — как всегда отшутился дед. — Ты чего такой пасмурный?

— Да вот, приехал к тебе разбираться. – Участковый тоже присел на скамейку. – Недавно анонимка на тебя поступила. И не одна.

— Ну? — Федос сделал вид, что сильно удивлён. — И какой поклёп на меня анонимы возводят?

— Какой, какой… — участковый поднял голову и внимательно посмотрел на крышу дедовой хаты, туда, где на самом коньке красовался флюгер в виде дракончика. — А такой. Давай рассказывай, что это за флюгер у тебя там торчит?

— Где?

— А там! – участковый показал рукой на конёк. – Не придуривайся только, Федос. Дело-то серьёзное.

— Ах, ты про этот флюгер… — Федос пожал плечами. – Так это обычный флюгер.

— Обычный? — Участковый сделал подозрительное лицо. — А чего это он у тебя сейчас вдруг завертелся. Ветра-то нет. И когда я подъехал, он тоже торчал как мёртвый. И вдруг мы с тобой говорить начали, он заметался в разные стороны. Правду что ли люди пишут?

— Люди или анонимы?

— Да не всё ли равно? Пишут, и всё.

— А чего пишут?

— Ты мне тут дурочку не валяй! — разозлился участковый. — Сам знаешь, что пишут. Откуда у тебя эта штуковина?

— Внук привёз, — признался Федос. — Из своего института. Это, Антошка, экспериментальный флюгер настроения. Новейшая разработка.

— Чего? – У участкового взлетели брови вверх. – Какой ты говоришь флюгер?

— Флюгер настроения. Вот ты сейчас обо мне всякую гадость думаешь, настроение у тебя пакостное, и он завертелся. А подошёл бы ты по-дружески, так он бы направление ветра только и показывал, как другие флюгера.

— Ты хочешь сказать, что этот твой флюгер может улавливать мои мысли.

— Ну, да, — кивнул дед. — Настроение-то у нас от наших мыслей. Ну-ка, подумай чего-нибудь доброе.

— Про кого? Про тебя?

— Да про кого хочешь. Про сына своего, хотя-бы.

— Ну, подумал. И чего? Гляди, флюгер опять вертится в разные стороны.

— Правильно, — кивнул Федос. — Значит ты и на сына своего злишься. Так?

— Ну, так, — признался участковый. — Со школы сегодня позвонили, сказали, двойку получил. Приду домой, всыплю ему по первое число. – Он вздохнул, потом вдруг придумал: — А давай я про дочку подумаю.

Участковый замолчал, задумался, и вдруг флюгер замер.

— Чудеса… — Участковый уставился на флюгер. — Значит, ты не врешь, что ли?

— Любишь свою дочку? — улыбнулся Федос.

— Обожаю, — улыбнулся и участковый. Но тут же его лицо снова стало строгим. — Слушай, Федос, а это законно такие опыты над населением проводить? Этот твой флюгер облучения никакие не выделяет?

— Ни единого облучения. — Федос перекрестился. — Клянусь. От него только
польза.

— Какая от него может быть польза? — не поверил участковый.

— А ты посуди сам, Антошка. Флюгер этот висит уже месяц. И за это месяц в нашем селе никто не подрался, все конторы и учреждения работают как часы, без опозданий, и даже на соседней ферме коровы стали больше давать молока. Думаешь, почему?

— Почему?

— А потому что народ флюгера моего опасается.

— С чего ты взял?

— Антошка, ты чего? – Федос хитро засмеялся. — Ну-ка, скажи, почему на меня анонимки стали писать? Ты же умный, догадайся.

— Погоди, погоди… — Участковый опять задумался и вдруг тоже засмеялся. — Ты хочешь сказать, народ опасается, что твой флюгер их дурные мысли фиксирует, и куда-то записывает?

— Точно, Антошка. Да и сам посуди, ежели ты на работу опоздал, или кому физию собираешься начистить, какое у тебя будет настроение? А мысли какие? А если коровам недодал кормов? Флюгер мой в безветренную погоду иногда так мечется, что народ опасается мимо моего дома проходить.

— Да… — Участковый опять уставился на флюгер. — А эксперимент этот долго будет продолжаться?

— Нет, — вздохнул дед. — Внук сказал, в конце лета закончат.

— И что, флюгер с крыши снимут?

— Флюгер оставят. А вот аппаратуру, которая к нему прилагается, отключат и увезут изучать.

— Слушай, Федос, — участковый заговорщически наклонился к деду, — а ты ещё никому не говорил про конец эксперимента?

— Нет. А зачем?

— И правильно. И не говори. Пусть народ твоего флюгера подольше опасается.

— Зачем это? – Дед сделал вид, что не понимает намёков участкового.

— А затем, — участковый перешёл почти на шёпот. — Глядишь, люди и привыкнут держать свои дурные мысли под контролем. Понимаешь, о чем я?

 

— Понимаю. Только сомневаюсь я, Антошка, что людей переделать можно. Их же такими сделал сам Бог.

— Ну, на Бога надейся, а сам… — Участковый встал со скамейки и пошёл к автомобилю, сел в него, и уже из кабины договорил. – Так что, Федос, надо попробовать. Может, так наш район станет самым культурным районом в области. А может и не только в области, но и во всей стране. — На этих словах участковый нажал на газ, и УАЗик сорвался с места.

— Нет, Антошка, людей не переделаешь… — пробормотал Федос и весело посмотрел вслед.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.48MB | MySQL:81 | 0,331sec