Гостья

Позднее февральское утро неприветливо заглянуло в окно, и это означало, что пора вставать. Хотя, почему пора? Сегодня выходной и можно побаловать себя с утра, валяясь в постели хоть до обеда. И все же Вера поднялась и отправилась на кухню.

Пару дней назад у нее была куча планов на эти выходные, но сейчас, глядя в окно на моросящую пыль вперемежку со снегом, ей расхотелось выходить из дома, а запах кофе так согрел душу, что она в своем уютном махровом халате и шерстяных носках почувствовала себя на вершине блаженства.

Звонок в дверь прозвенел резко и настойчиво. Вообще-то это был нормальный звонок, но просто она не ждала никого, тем более в это время. Вера открыла дверь, придерживаемую цепочкой. На нее внимательно смотрела какая-то незнакомка.

— Здравствуй, Вера. Я Шура Абрамова, твоя кузина, Марии Никитичны дочь, — приветливо проговорила женщина, и Вера распахнула перед ней дверь.

Она знала о существовании Марии Никитичны, сестре ее отца, но его самого она давно не видела. Вспомнила и про двоюродную сестра Сашу или Шуру, как ее все называли.

Но они встречались лишь в раннем детстве, да и вообще с родней отца она не общалась с тех пор, как он покинул их с мамой и уехал в свой родной город, откуда и прибыла эта кузина.

Шура прошла в квартиру, поставила у порога свою внушительную сумку и сказала:

— Примешь меня на пару дней? Мне мама дала твой адрес, сказала, что ты одна живешь, и я тебя не стесню, или…

Вера растерялась, но пригласила гостью на кухню, налила кофе. Та уютно пристроилась в уголке и внимательно посмотрела на Веру.

— Точно такая же, как на фото. Совсем не изменилась! А меня помнишь? Мы с тобой в детстве играли…

— Извини, почти не помню, плохо очень, — прервала ее Вера и пожалела, что открыла дверь, но теперь ведь не выгонишь.

— Ты по делу в наш город или просто повидаться? – спросила она.

— Мама просила кое с кем встретиться, это очень важно. Но сама она не смогла приехать, ей нездоровится. Вот, меня отправила. Да, я тебе тут кое-что привезла.

И Шура приволокла из прихожей две банки какого-то варенья и трехлитровую банку огурцов.

— Вот, мама передала, — радостно сообщила она и допила свой кофе.

Затем, к великой радости Веры, она ушла по каким-то своим делам и вернуться обещала к вечеру. Что-то ее настораживало в этом визите. Она позвонила маме и рассказала ей о своей нежданной гостье. Но та и слышать ничего не хотела.

Вера знала, что Мария Никитична, папина сестра, всячески оправдывала своего брата, когда он ушел из семьи и сказала маме, что это ее вина, раз муж ее бросил. От хороших жен, мол, мужья не уходят. Больше они, разумеется, не общались.

Вера усилием воли заставила себя сварить борщ и приготовить котлеты. Гость в доме, ничего не поделаешь, придется кормить. Вечером вернулась Шура с каким-то фастфудом и сказала, чтобы Вера не беспокоилась о ней. Снова села в уголок, поела, на нее почти не смотрела. После ужина попросилась в душ, а затем спать.

— Мне завтра очень рано надо быть в одном месте, все по маминым делам, а в понедельник после обеда поезд. В четыре часа, — уточнила она и спросила: — входная дверь захлопывается, или мне утром разбудить тебя перед уходом?

— Можно захлопнуть, — сказала Вера и проводила гостью на ночлег, постелив в гостиной на диване.

Сама поужинала, прибралась на кухне, и забралась с ноутбуком к себе в спальню. Ей не спалось. Непривычно как-то, чужой человек в доме. У нее вообще редко, кто ночевал, мама в другом городе живет, подруги никогда не оставались.

Только Илья ночевал иногда, когда они встречались. А последнее время Вера одна в своей квартире. С Ильей они расстались.

Лишь под утро она заснула крепким сном и не слышала, как Шура ушла. Вернулась она вечером, с бутылкой хорошего, дорого вина, чем удивила Веру. Женщиной она была простоватой на вид, не скажешь, что хорошо разбирается в винах, а поди ж ты!

Пришлось накрыть на стол, сели, разговорились.

— Не знаю, что там между моей мамой и твоей произошло, но она потеряла все контакты, созвонилась с братом, твоим папой, он дал этот адрес. Ты давно его видела?

Адрес этот отец знал, конечно. Это была его квартира, когда он ушел, оставил ее маме и Вере. Потом мама вышла замуж и уехала, а Вера так и жила здесь.

— Да давно, — ответила она на вопрос немного с запозданием, не желая продолжать этот разговор.

Просидели за столом около часа, и Вера почувствовала страшную усталость.

— Мне завтра утром на работу, — сказала она новоявленной кузине, давая ей понять, что придется уходить вместе.

— Вера, ой, чуть не забыла, даже не знаю как сказать, — начала Шура, вытащив из сумки конверт. – Я привезла деньги, тут пятьсот долларов. Мама сказала, что это ее долг твоему отцу. Она хотела ему их вернуть, но твой папа… он просил передать их тебе, раз уж я еду.

Лиду это очень удивило, особенно такое решение отца, но от денег она отказалась. Не хотелось ей вступать в какие бы то ни было денежные разборки.

— И все-таки, я их оставлю тебе, а то мама меня заругает, она у меня очень строгая, ты же помнишь.

Вере спорить не хотелось, ее страшно клонило в сон, то ли от вина, то ли сказалась вчерашняя бессонная ночь. Она попрощалась и ушла.

Утром Шура еще спала, когда прозвонил будильник. На кухне было тщательно прибрано, посуда вымыта, на столе лежал пресловутый конверт с деньгами, который вызвал у Веры раздражение.

Она сварила кофе, аромат которого, вероятно, разбудил кузину. Шура пришла на кухню в розовой пижамке с зайчиками и расстроилась:

— Ой, я проспала, нам ведь уходить нужно.

За окном мела метель, было еще темно и совсем неприветливо. Вера подумала, что ей придется везти эту Шуру на вокзал, чего совсем не хотелось по утренним неминуемым пробкам, и она сказала:

— Да ладно, ты оставайся. Уйдешь, когда нужно, не будешь же ты на вокзале полдня поезда ждать? Дверь захлопнешь и деньги забери, — сказала Вера напоследок, а Шура лишь взглянула на нее укоризненно. Затем подошла, обняла и сказала: спасибо, сестренка.

На работе Вера закрутилась: как всегда в понедельник дел по горло, а тут, как назло, заверещал ее мобильный. Номер высветился незнакомый, надо бы не отвечать, некогда, но вдруг это Шура?

«Черт!» — подумала про себя Вера и ответила на звонок.

— Здравствуйте, Вера, — прозвучал незнакомый женский голос. – Это Александра, ваша двоюродная сестра, звоню сообщить, что ваш отец умер. В четверг похороны. Я звонила вашей маме, она дала ваш номер. Если хотите, приезжайте, адрес я скину.

 

Вера со всех ног бросилась домой. Ее телефон разрывался, звонила мама, но она не отвечала ей. Дома, конечно же, никого уже не было, похищено было все, что только можно: все ее украшения, мамино столовое серебро.

Но самое главное – это старинная бабушкина икона, 17 век, которую она хранила в небольшом несгораемом сундучке вместе с приличной суммой денег на ее реставрацию.

Сундучок был надежно спрятан, но тем не менее, найден ловкой аферисткой. Конверта с деньгами, который притупил бдительность Веры, разумеется, тоже не было.

О существовании иконы и всю историю с этими родственниками знал один единственный человек, Илья, ее бывший мужчина. Но он бесследно исчез из города, и розыски пока результата не дали.

Вскоре, правда, икона всплыла на черном рынке. Дело по поимке преступников продолжается по сей день. Хочется пожелать всем: будьте осторожны, когда пускаете в дом малознакомых «родственников».

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.54MB | MySQL:85 | 0,397sec