Хорошая для всех, кроме своих детей

-Замечательный человек, потрясающей души женщина, грамотный специалист, воспитавший не одно поколение молодых сотрудников, отзывчивая подруга, — такие теплые отзывы и тосты звучали на юбилее старшей сестры моей мамы Александры Гавриловны.

 

Женщина принимала поздравления с 55-ти летним юбилеем и лучилась счастьем и благодарностью, время от времени утирая глаза от слез умиления.

В середине стола сидела я и мои двоюродные брат с сестрой. И мы молчали, нацепив на лица дежурные улыбки. Гости были уже слегка разогреты, поэтому наших колючих глаз никто не замечал, изредка наклоняясь и уверяя, как брату и сестре повезло с тем, что у них такая мама.

В середине торжества мы просто встали и вышли из помещения кафе на улицу: проветриться и глотнуть свежего воздуха, а не приторных славословий.

-Просто цирк, — первой не выдержала Аня, дочь тети Саши, — и главное, что все эти люди говорят абсолютно не кривя душой. Для них мама хорошая, сделала немало добра, ни разу не отказала.

-Забей, — посоветовал Ане ее младший брат Женька, — отсидим юбилей, чтоб никто о нас дурного слова не сказал и вернемся к своей нормальной жизни.

Нормальная жизнь у Ани и Жени наступила сравнительно недавно, когда Аня переехала от мамы к своему мужу, а Женька с семьей взял ипотеку. До этого Аня с мужем жили у мамы с Женькой в трехкомнатной квартире.

-Собирайтесь все, — командовала тетка каждый выходной с апреля по октябрь, — едем на дачу.

И ехали, копали, пололи, поливали, убирали, закатывали заготовки и компоты на зиму. Для себя? Как же. Часть урожая Саша отдавала соседям у которых был точно такой же огород, но полоть там было некому и картошка родилась не крупнее гороха, часть банок увозилась по родне, часть закруток Саша относила на работу.

-Ой и мастерица ты, Саша, — нахваливали родственники и коллеги,- золотые руки, золотая душа.

А Саша принимала похвалы и комплименты, хотя вся ее роль сводилась к тому, чтобы нарезать задач дочери, зятю, сыну, а позже и невестке.

Аня съехала от матери к собственной свекрови после рождения первенца, когда вернувшись из роддома, обнаружила, что купленная ею и мужем кроватка исчезла в неизвестном направлении, а на ее месте стоит древняя развалюха из гаража.

-Марине Сергеевне нужнее, — сказала тетя Саша, — у нее дочь родила без мужа. Надо помогать людям. Твой ребенок растет в полной семье.

Конечно, подарить кроватку дочери коллеги у всех на виду — это потрясающе добрый и щедрый поступок, правда, подарок сделан не из твоего кармана, но об этом же никто не узнает.

На осободившееся место от семьи Ани, молодую жену привел в отчий дом Женька. Невестка Маша была умницей, знала языки, неплохо рисовала. И рисовала она потом года 2. Потому что сын начальницы тети Саши хотел выиграть со своими работами все возможные конкурсы, а бог талантом обделил. А потом еще по ночам переводила статьи с английского для мужа коллеги, учившегося на заочке.

Могла отказаться? Могла.

-Вы живет у меня, — упрекала тетка молодую семью сына, — значит обязаны помогать. Если я могу, почему бы не помочь людям?

Могла тетка, разумеется, за невесткин счет. А потом, когда Женька сцепив зубы накопил на первый ипотечный взнос и готовился нести утром документы в банк, обнаружилось, что сумма денег, снятая со счета два дня тому назад исчезла.

-Я дала Регине Петровне в долг, — сказала тетя Саша, — у нее сын на бюджет не поступил, срочно надо было оплатить учебу на платном отделении. Как это твои деньги? Ты с женой у меня живешь на всем готовом и за квартиру не платишь. Это не ваши деньги, а мои. Я тебя вырастила и воспитала. Регина Петровна отдаст, какой же ты корыстный!

Чтобы не упусить хороший вариант с выгодными условиями, Женька тогда занимал денег у меня и у свекрови собственной сестры.

Собралась дочь с семьей ехать на юг отдыхать, так мама распричиталась, что ей поставили серьезный диагноз поставили и требуется дорогое лечение. Дочь отдала всю сумму, отдых отложили, названивали маме чуть ли не по три раза в день.

-Представляешь, — рассказывала мне тогда Аня, — звоню, спрашиваю, что доктора сказали, когда она уже в клинику ляже? А она в Новосибирске на свадьбе у дочери своей подруги гуляет, и не болеет, просто деньги на перелет и на подарок молодым, и на гостевание в городе детства нужны были…

Теперь Аня и Женя с мамой практически не общаются. На дачу помогать не ездят, да и телефонную трубку берут неохотно, если мама звонит.

-Она на нас всю жизнь плевала, — говорит Женька, — ей гораздо важнее было, что о ней скажут и подумают посторонние люди.

-До смешного дошло, — соглашается с братом Аня, — на свой юбилей она нас уговаривала прийти, деньги предлагала. Не потому, что мы ей нужны. «Что люди скажут»: хорошие слова есть, а собственных детей на юбилее нет. Вот посидим еще полчасика, ради приличия, и по домам. Женькина жена пойти отказалась, а муж мой сейчас в командировке, ему повезло — не стал участником лицемерного спектакля.

Вот так бывает. Кто прав? Мама, готовая помогать кому угодно, кроме своих детей, а иной раз и помощь оказывать за счет детей,в ущерб им же? Зато теперь она для всех и добрая, и душевная.

Или правы сын и дочь, которые отказываются общаться с двуличной и лицемерной родительницей?

Почему люди готовы обижать самых родных, лишь бы выглядеть в глазах окружающих достойным и добрым человеком?

Ведь это очень глупое стремление, в старости те, кто произносит хвалебные оды, растают в тумане, а дети, не получившие душевного тепла, откажутся досматривать и помогать маме.

 

Источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.8MB | MySQL:83 | 0,279sec