Считать чужие деньги

Граффити ее возмущали. К чему пачкать хорошую стену? Есть же нормы. Надписи, занимающие иногда половину видимой части дома, отвлекали от созерцания бытовой красоты.

Рядом с плакатом о выходе нового фильма кто-то создал салют. Не в прямом смысле. А нарисовал. Но зрелищно.

И девушка подумала, что жаль было бы закрашивать такое.

— И не закрасят, — прочитала ее мысли пенсионерка с тросточкой, — Администрация подписала. Люди восхищаются. Плакат бы еще скорее сняли, не вписывается.

Алина направилась в банк.

Выберите сумму. Введите сумму.

— 4500 р., — набрала девушка.

Неверный код.

— Какого…

Нажала на клавиши. Неверный код. И хоть что с этим теперь делай. Чтобы вдруг не заблокировали карту за подозрительные действия, лучше не трогать больше. Потом будет выяснять. Бесцеремонный человек протиснулся перед Алиной.

— Девушка, если вы бедная, то не занимайте понапрасну банкомат.

Переводя дух перед аудиторией, Алина разукрашивала поля тетради формата А4. Это она насмотрелась на чужой талант.

— Волнуетесь?

— Есть немного. Я не знакома с такими платформами, технические штуки вообще — не мое, как прежде казалось. А сейчас… ищу себя. Пробую. Но не умею.

— Вы для этого сюда и пришли. С теории полегоньку перейдем к практике.

К аудитории подтягивались люди. Женщина, которая будет у них преподавать, и поддерживала Алину, чтобы девушка расслабилась.

— Какое направление сейчас самое перспективное? – когда все расселись, дама запустила проектор, открыла слайды и отвинтила крышечку с коробки сока, — Прошу меня извинить, пересохло.

От графики до бухгалтерии – Алина изучила много чего. Она хотела стать особо ценным специалистом. И были несмелые идеи насчет своего предприятия, где надо тоже разбираться во всех мелочах.

Дома муж конструировал башню из небольших брусочков, которых не удерживало ничего, кроме энтузиазма. Он собирал ее долго. Не впервые. В прошлый раз башня рассыпалась почти на стадии “последний штрих”. Витя сделал другую.

У него выспросила:

— Из банка не звонили? Карту не блокировали? Что-то она не функционирует.

— Карта работает. Я код поменял.

— Сомнительные действия?

Алина щеткой соскребала засохшие масляные пятна со скатерти. Утром их еще не было.

— Чтобы ты поменьше тратила. А то сидишь без работы, а оплачиваешь без моего разрешения курсы за 20 тысяч.

— А я обязана спрашивать разрешение?

— Если не работаешь.

— Деньги-то в дом тоже приношу. И не меньше тебя. Почему я не могу ими пользоваться?

С пассивного дохода Алина получала средства. Для того и надрывалась, чтобы дать себе возможность устроить передышку, пройти профессиональную переподготовку и приступить к более серьезному этапу. Карта была общей. Хорошо, у Алины есть иные счета, на которые поступают средства. Эта карта была для ежедневных нужд. Но… что он несет?

— Дома сидишь.

— Учусь. И по-прежнему имею доход. Что для тебя-то изменилось?

— Раньше у меня была жена работающая, к ней и вопросов был минимум. Стала жена домохозяйка, у нее, соответственно, домашние обязанность. И к расходам надо привлекать меня. Всегда. Я еще за питание не спросил. Разнообразила бы.

— Я не сижу дома. Учусь. За свой счет. Вкладываюсь во все, что мы покупаем.

— На курсы всякие денег не получишь. Другие карты тоже давай. Если я один работаю, то я за все отвечаю.

Переубедить не получилось. Поругались. Для него доход без постоянного посещения офиса – это не доход. Алина проводила домашние беседы, делясь своими перспективами. Витя не принял к сведению. Не сработала и то, что она так-то собирается вновь идти работать, только посерьезнее. Ее имеющийся заработок не устраивал. Конечно, она пойдет. Просто есть моменты, требующие детального внимания.

 

Витя принял статус кормильца в семье. Его родня восхищалась – содержит неработающую жену.

— У тебя сколько карт?

— 3.

— Я заберу.

— Ты берегов не видишь, Витя. Я чего-то не делаю для семьи?

Башня разлетелась. Как и то, что было между ними.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.36MB | MySQL:85 | 0,481sec