Крутые повороты

Вера считала, что её жизнь сложилась удачно. Замуж вышла после окончания института по большой любви за симпатичного парня. Они сразу решили, что жить с родителями не будут, снимали квартиру. Потом родился сын Павлик. Муж поднимался по карьерной лестнице, хорошо зарабатывал. Два года назад взяли ипотеку и купили квартиру.

Но на жизненном пути часто встречаются крутые повороты, к которым невозможно быть готовыми. Через год компания, в которой работал муж, обанкротилась, и ему пришлось всё начинать сначала.

 

Всё это сказалось на семейных отношениях. Денег хронически не хватало. Вера искала выход из создавшегося положения. Одна из коллег посоветовала найти удобную подработку, например, помогать одинокой старушке. Родственники по каким-либо причинам не могут взять её к себе, предпочитают платить чужому человеку, чтобы он ходил в магазин, в аптеку, убирал в квартире…

— Придёшь на два-три часа три раза в неделю, получишь деньги и все дела, — говорила она.

Вера просмотрела объявления, выбрала одно и договорилась о встрече.
Дверь ей открыла ухоженная женщина преклонного возраста, вполне здоровая на вид.

— Я звонила вам вчера на счёт работы, — сказала Вера.

— Проходите, милочка. Раздевайтесь. Наденьте. – Дама показала на тапочки в углу прихожей.
В искусственном свете люстры на полном пальце правой руки блеснул крупный перстень.

Вера подумала, что нужно ухаживать за старенькой мамой этой женщины, надела тапочки и прошла в комнату. Она оглядела дорогую обстановку, но никаких признаков старого немощного человека в квартире не обнаружила.

— Садитесь, – сказала хозяйка и показала рукой на стул, а сама села на мягкий кожаный диван.

Вера послушно села, сложив руки поверх сумочки на своих коленях.

— Напомните ваше имя, – попросила хозяйка, бесцеремонно рассматривая Веру подведёнными карими глазами.

Вера промямлила своё имя, глядя на роскошного кота, запрыгнувшего на колени к хозяйке и тоже уставившегося на гостью зелёными глазами.

— Элеонора Борисовна, – с королевским достоинством представилась хозяйка квартиры. — Это я искала себе помощницу, точнее – товарку. У меня никого нет на всём белом свете. Мой Барон не разговаривает, — она опустила глаза на кота, который при звуке своего имени повёл ухом, — а монологи мне порядком надоели. Сразу скажу, что соседи считают меня чудаковатой, потому что я не сплетничаю, не обсуждаю политику и пенсии.

— А зачем вам помощница? – удивилась Вера.

— Правильный вопрос. Платить я вам буду за потраченное на меня время. Время — это самый важный ресурс в жизни, не находите? Вижу, что деньги вам нужны. Одежда на вас более чем скромная, обувь не выдерживает никакой критики. Сами вы выглядите усталой, если не сказать, измождённой. Я долго живу на свете, в людях разбираюсь. Вряд ли одинокая женщина искала бы подработку.

Вера кивнула.

— Я замужем, сыну десять лет, — сказала она.

— Муж, сын, ипотека… — Элеонора Борисовна вздохнула. — Вы поможете мне, а я помогу вам. Справедливо, по-моему. А муж тоже на двух работах вкалывает?

— Нет, но…

— Понятно.

— Что понятно? – вскинулась Вера.

— Что у вас проблемы, милочка.

— Это на моём лице написано? – огрызнулась Вера.

Эта самоуверенная женщина начала её порядком раздражать.

— А вы не так просты, — усмехнулась Элеонора.

— Я лучше пойду. – Вера встала, собираясь уйти.

 

— Так вам нужны деньги или нет? – остановила её Элеонора. – Сядьте, – тихо, но властно приказала она. — Понимаю, неприятно слышать критику в свой адрес. А кто вам правду скажет? Подруг нет. Мужу на вас, извините, наплевать. Иначе не отправил бы вас на вторую работу. Близкие пребывают в неведении или берегут ваши чувства. Поэтому делайте выводы и пытайтесь что-то изменить в своей жизни, а не прятать голову в песок. Ну что, согласны?

— Что я должна делать? – Вера снова села на стул.

— Что вы заладили? Расслабьтесь. Делать ничего не надо. Мне не хватает общения. Я же сказала, устала от одиночества.

— За что же вы будете мне платить, если сами всё делаете?

— За ваше время. Время тоже денег стоит. А общение бесценно. – Вера поёжилась под бесцеремонным взглядом Элеоноры Борисовны.

Она понимала, что чудаковатая женщина во многом права. «Но какое она имеет право вот так в лоб критиковать? Сама выглядит так, словно гостей ждёт. Приятно посмотреть. А я действительно затырканная. Дома хожу в застиранном халате и спортивках с растянутой футболкой. Чего уж тут обижаться. Как с работой начались проблемы у Сергея, так мы не спим вместе, он…»

— Так вы согласны? – с нажимом спросила Элеонора, отвлекая Веру от грустных мыслей.

Вера кивнула неуверенно.

— А сейчас, Верочка, пойдёмте пить чай. Разговаривать лучше за чаем. Тем более, вы с работы. – Она встала, сбросив с колен Барона на пол.
Кот осуждающе мяукнул, посмотрел недовольно на свою хозяйку и запрыгнул снова на диван, устроившись в тёплой вмятине, оставленной ею.

Элеонора Борисовна выставила на стол красивые чашки, расписанные красно-золотыми райскими птицами, вазочку с конфетами и печеньем. Разлила по чашкам крепкий чай.

— На меня не смотрите, я сладкого не ем. А вы угощайтесь. – Она пододвинула вазочку к Вере.

Хозяйка пила чай мелкими глотками и рассказывала, что муж у неё был военным, полковником. Деток Господь не дал. По стране поездили вдоволь. Жить бы и жить, да умер полковник три года назад в одночасье. Осталась она одна…

Вера боялась, что сейчас настанет её очередь рассказывать о себе, открывать свою душу. Но, похоже, Элеонору кроме себя самой никто не волновал.

Вера шла домой, и её не отпускало чувство нереальности происходящего. Ожидала увидеть больную, прикованную к инвалидному креслу старушку, а тут вполне здоровая женщина. «Понятно, что человеку одному плохо. Если я нужна Элеоноре в роли слушательницы, то мне-то что? Буду слушать и деньги за это получать. Кому от этого плохо?» — размышляла она, радуясь, что нашла такую лёгкую и необременительную работу.

Дома Павлик делал уроки, одним глазом глядя в телевизор.

— Сейчас ужинать будем. — Вера потрепала сына по ёжику волос на макушке и пошла переодеваться.

Она надела домашний халат, посмотрела на себя в зеркало и быстро его сняла. Из шкафа достала хлопчатобумажное платье в мелкий цветочек. Пояском подчеркнула тонкую талию. Вера покрутилась перед зеркалом и пошла на кухню жарить котлеты. Вскоре пришёл Сергей.

— А чего это ты вырядилась? У нас гости будут? – удивился он.

— А тебе не нравится? – спросила Вера.

— Нравится, — без энтузиазма сказал муж и сел к столу.

 

Вера позвала Павлика и разложила по тарелкам котлеты с макаронами. Павлик набросился на котлеты, а муж вяло стал ковырять вилкой макароны.

— Что, аппетита нет? – спросила Вера язвительно. – Извини, изысков не успела приготовить.

— Да мы с Володькой перекусили бутербродами на работе.

-Ну-ну. Володька давно дома. У его жены не забалуешь, — заметила Вера.

Муж исподлобья посмотрел на неё, бросил со звоном на стол вилку и вышел из кухни.

На следующий день ужин готовить Вера не стала. С Павликом доели вчерашние котлеты. Когда пришёл Сергей, она помогала сыну с уроками, делая вид, что не замечает мужа. Он постоял с минуту, глядя на них, потом пошёл в ванную.

Вера уже неделю работала у Элеоноры. Без дела она не сидела. Пылесосила пушистый ковёр и диваны от шерсти Барона, возила по полу шваброй, мыла люстру под хрусталь… Не могла она за разговоры деньги брать. Не правильно это. Потом они пили чай, и Элеонора Борисовна рассказывала про свою бурную молодость, а Вера слушала её рассуждения и думала о своей скучной жизни.

А дома муж за ужином начал выяснять отношения.

— Ты, случайно, мне не изменяешь? Чего ты наряжаешься? И выглядишь как-то по-другому.

— А ты чего пришёл так рано? Сверхурочные резко закончились? — Вера положила на его тарелку кусок пирога, который пекла вместе с Элеонорой Борисовной по её собственному рецепту.
Та пирог отдала Вере, сказав, что в её возрасте вредно есть мучное и сладкое.

Муж откусил сразу полкуска и заработал челюстями, предпочитая промолчать.

Элеонора Борисовна не только рассказывала Вере про свою жизнь, но и всячески старалась улучшить её внешность. В следующий раз, когда Вера пришла к ней, та познакомила её с парикмахером Лялечкой. Та оценивающе поглядела на Веру и поцокала языком. Попытка сопротивления со стороны Веры была смята деятельной и нетерпящей возражений Элеонорой. Лялечка отлично знала своё дело. Когда Вера осмелилась посмотреть на себя в зеркало, то ахнула. Стрижка очень ей шла и сделала Веру на десять лет моложе.

Муж встретил её тяжёлым хмурым взглядом исподлобья. Теперь она приходила домой позднее его.

— Ты где была? – прорычал он.

— Ты же знаешь, у Элеоноры.

— Не ври. Вместо работы на свидания бегаешь? По парикмахерским шляешься? – распалялся он. – Рога мне наставляешь?

— А ты ужинал где? И как зовут твою сверхурочную работу? По себе судишь? – парировала она, дерзко глядя ему в глаза.

За три месяца работы у Элеоноры Борисовны Вера изменилась. И муж не мог этого не заметить. Раньше она бы начала оправдываться, а теперь перешла в наступление, во взгляде появилась уверенность. Одеваться стала интереснее, хотя ничего нового не покупала. По совету Элеоноры то шарфик красиво завяжет на шее, то брошку на кофту приколет.

Муж поворчал ещё немного для порядка, а потом стал расспрашивать про Элеонору. Вера без задней мысли рассказывала.

Осень сменила зима, но часто моросил дождик, превращая снег в грязное месиво. Вера торопливо шла после основной работы к Элеоноре, обходя лужи. Отошла в сторону, уступая узкую мокрую дорогу выезжавшей со двора скорой помощи. У подъезда она увидела полицейскую машину. Сердце тревожно ёкнуло. Она бегом поднялась на второй этаж и заглянула в приоткрытую дверь квартиры Элеоноры Борисовны. Двое полицейских в штатском тихо разговаривали с какой-то женщиной.

 

Барон подошёл и потёрся о Верины ноги, мяукнул, словно жаловался на кого-то. Вера взяла его на руки, и кот благодарно замурлыкал.

Полицейские заметили Веру и засыпали её вопросами.

— Как зовут? Когда последний раз заходила к хозяйке квартиры? Где была вчера днём?
Вопросы, вопросы… Вера не успевал отвечать на них.

— А что случилось? – Сердце ухало в груди, отдавая в горло и виски.

Полицейский рассказал, что соседка услышала вчера крики из квартиры, а под утро кот истошно мяукать стал. К обеду соседка не выдержала, подошла к двери, хотела позвонить, а дверь оказалась незапертой. Элеонора Борисовна лежала на полу…

— Вы работали у неё?

— Да, помогала. Одинокая она была, общения ей не хватало. – Вера не понимала, куда он клонит.

— Значит, наследников у неё нет?

— Ни о чём таком мы с ней не разговаривали, — вспыхнула Вера.

— А ваш муж, знал, что вы подрабатываете здесь?

— Конечно, — Вера замолчала и прикусила губу.

— Мы должны с ним поговорить. Фёдоров, заканчивай тут, а я с Верой проеду к ней домой.

Когда Вера вошла в квартиру с мужчиной, муж сразу напрягся, глаза налились кровью. Но когда полицейский представился, то он сразу сник и во всём признался.

— Когда Вера рассказала про Элеонору, у меня созрел план. Я решил уговорить её составить завещание на квартиру в пользу Веры. Проследил за Веркой, узнал, где живёт. Я ведь думал, что Верка мне изменяет. В тот день я отпросился с работы. Острожная она была, эта Элеонора. Не сразу в квартиру впустила, — рассказывал Сергей.

— Мы разговаривали, и я намекнул ей про завещание. Мол, у Веры сын растёт, а у неё наследников нет, квартира государству отойдёт. Она упёрлась, стала меня выгонять. И тут нервы у меня сдали, я прикрикнул на неё. Я даже пальцем её не тронул! Она сама… Вдруг закатила глаза и грохнулась на пол. Я испугался и убежал.

— Испугался, значит? – полицейский поднял глаза от листа бумаги, куда записывал показания мужа Веры. — Но свои отпечатки не забыл стереть с дверных ручек и мебели. В квартире мы нашли только отпечатки вашей жены. Подставить её решил? Если бы сразу «скорую» вызвал, женщина живая бы осталась. Собирайтесь, вы задержаны до выяснения обстоятельств дела.

Вера прижимала к себе испуганного Павлика, когда полицейский уводил мужа. Через месяц его осудили на год лишения свободы.

Вера вышла из зала суда, не понимая, как жить дальше. К ней подошла молодая беременная женщина и сказала, что любит Сергея и будет его ждать. Что это она виновата во всём. Всё время торопила Сергея, чтобы он ушёл из семьи. А жить негде. Вот он и решил…

Вера не стала слушать, ушла. У неё своих проблем хватало. Как теперь выплачивать ипотеку?

Она хотела отказаться от квартиры, но родители отговорили, обещали помогать.

Вера подала на развод. Сына перевела в другую школу, боялась, что узнают про отца, будут Павлика третировать.

Она прожила с мужем довольно долго и совсем не знала его, на что он способен. Считала, что всему виной деньги. Всё зло от них, вернее, от их недостатка.

Через год Сергей вышел из тюрьмы и женился на своей любовнице, которая родила ему дочку.

Вера хорошо усвоила уроки Элеоноры Борисовны, следила за собой и хорошо выглядела. Но решилась на новые отношения только через шесть лет. Сын окончил школу и поступил на юридический факультет университета. Он считал, что отец ни в чём не виноват.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.39MB | MySQL:85 | 2,090sec