Не о такой невестке я мечтала

Терпеть не могу свою невестку. С чего бы мне ее любить? Будь моя воля, давно бы дала пинка под одно место, так ведь приходится мириться с ее фокусами ради сына и внука. Думала, воспитала прекрасного человека, у которого отличные шансы пробиться в жизни, распланировала его карьеру вплоть до президентского кресла, а это чудо пришло и заявило:

— Мам, поздравь меня. Я женюсь.

 

— На ком? – почему-то я подумала, что Стас шутит. Но нет, он говорил более чем серьезно. Глаза отвел в сторону и тихо так говорит:

— Я познакомился с одной милой особой, которую зовут Настя. Она – лучшая из девушек, с которыми я когда-либо встречался.

Вот тебе и раз, подумала я. То, что он встречается с девушками, разумеется, для меня не новость. Но я не ожидала, что его так быстро окрутят. Интересно, кто такая?

Стасик продолжал монотонным голосом:

— Настя – очень красивая и порядочная, я сразу подумал, что хочу видеть в качестве жены только ее.

— И сколько уже времени ты видишь ее своей женой? – спросила я, не скрывая собственной злости и обиды на него за то, что так долго молчал о своих планах на будущее.

— Мы вместе уже полтора года, — Стасик странно улыбался.

А я чуть на стенку не лезла от его улыбочки. В самом деле, чего он лыбится? Загнал меня в ступор и стоит, щерится. Делать больше нечего, но я ведь понимаю, что, если начну читать ему нотацию, мой влюбленный Ромео просто сбежит от родной матери. А я слишком много в него вложила, чтобы так глупо потерять из-за какой-то непонятной особы.

Стасик никогда не спорил ни со мной, ни с отцом. Смею надеяться, так было потому, что мы старались найти с ним компромисс, который бы всех устроил. Наш сын научился находить общий язык с разными людьми. Может, поэтому и сошелся со своей Настей, которая мне показалась не лучшей партией для Стасика. Она чрезмерно прямолинейна, лишена всякой тактичности и дипломатичности, ни намека на женственность в ней даже близко нет.

Как он мог влюбиться в такую, ума не приложу. Сколько ни пыталась заставить себя принять выбор сына, так и не смогла. Они настолько разные, насколько это возможно. Порой это просто сводит с ума – понимать, что отныне твой ребенок больше никогда не согласится с тобой, потому что на его мнение влияет другой человек. Который, к тому же, крайне тебе не симпатичен.

Самый главный минус взросления детей – это то, что они перестают смотреть на мир глазами воспитавших их родителей. Не спорю, многие через это проходят и неплохо адаптируются к жизни, но все равно, это такой жуткий стресс. Я вспомнила, как Стасик впервые показал, что наши вкусы с ним расходятся, и это было в третьем классе. Я тогда заказала роскошный торт из миндальной муки, потому что до этого у моего мальчика была аллергия на пшеничную. Привезли торт домой, это было настоящее произведение искусства. Я сама выбирала его дизайн и была уверена в том, что торт понравится Стасику. А этот маленький привереда заявил, что терпеть не может вкус миндальной муки с детства.

— Сынок, — объясняю ему, — тебе другое нельзя. У тебя же потом будет страшная сыпь по всему телу.

— Не хочу, — ведет себя просто безобразно. – Я пробовал обычный торт у Пашки, никакой аллергии тогда не было. Значит, мне можно есть не только миндальный.

Я была в ужасе. Знаю семейство этого Пашки, те еще бедняки. Ни приличного жилья, ни машины, вся семейка ходит не пойми в чем. Да наш дворник по сравнению с ними –настоящий модный денди. А почему? Потому что я лично контролирую, кто из наших работников в чем приходит. А что тут такого? Раз я плачу, то мне и диктовать, в каком виде они обязаны являться ко мне за распоряжениями.

Я всегда была уверена, что наш сын найдет себе жену под стать. Как минимум – чтобы была из приличной, уважаемой и обеспеченной семьи. Но родители Насти, судя по тому, что я наблюдала во время знакомства в ресторане, привыкли перебиваться хлебом с водой. Они с таким удивлением изучали меню, что мне пришлось вмешаться. А то бы еще час просидели, глядя на ценники блюд. Я всегда стараюсь смотреть, как поведет себя человек, когда его приглашают на дармовой обед в ресторане.

Занятные у меня будущие сваты, чего уж тут говорить. Анна выглядит так, словно ее с утра подняли, но забыли при этом разбудить. Все время суетится, извиняется за что-то. Ее супруг Валерий, судя по его лицу, когда-то был очень хорош собой, но время и некоторые пагубные привычки сделали свое дело. Весь какой-то помятый, с неопрятной прической. При взгляде на его руки я чуть не потеряла сознание. Господи, и как он только ходит? Ногти настолько грязные, что поневоле начинаешь думать о шахтерах в черных катакомбах, а Валерий – это вроде как коренной горожанин.

 

— Простите, я вчера буквально разбирал двигатель машины одного клиента, весь день провозился, — виновато пробубнил мужчина.

Я сделала равнодушное лицо:

— О чем вы? Мы здесь не для того, чтобы обсуждать ваши руки.

— Вы разочарованы нашим знакомством, — мне понравилось, что этот тип сразу рубанул правду-матку в глаза. Прямолинейный, но честный. Такие мне по душе больше, чем те, кто только юлить и ускользать умеет.

— Если честно, то да, я разочарована, — я не стала тянуть кота за хвост. – Вы не нашего круга, и я не считаю Настю ровней моему сыну. Кто он и кто она? Надо выбирать равного по статусу, вот в чем проблема. А в нашем случае это явный мезальянс, что мне очень не нравится.

— Думаю, нам тогда не о чем говорить, — это уже Анна, вечно сонная клуша, решилась подать голос. Удивила, что уж тут говорить. Встала и спокойно так мужу говорит:

— Пошли, Валера. Нам не стоило сюда приходить.

Они встали и ушли, даже не оглянувшись. Мне оставалось только сидеть на месте, пытаясь понять, что это было. Через десять минут подкатил и мой благоверный, с букетом цветов. При виде меня, одиноко сидящей за столиком, поднял брови и направился ко мне. Мы обменялись дежурным поцелуем, после чего Юра спросил:

— А где эти… сваты?

— Смылись, — ответила я, выпив залпом бокал белого вина.

— То есть как смылись? – не понял Юра.

— Вот так и смылись, — мой смешок мне самой действовал на нервы. – Я им сказала, что не такой представляла себе будущую новую родню для сына, как они встали и вышли. Я бы постыдилась в таком виде приходить в ресторан, где обедают приличные люди. На мать этой Насти без слез не взглянешь, а папаша ходит с такими руками, словно моет их мазутом. Хорош наш Стасик, подсунул родственничков.

Юра молчал какое-то время, затем тоже поднялся и пошел к выходу. Я побежала за ним.

— Это еще что за демарш?

— Давай не будем здесь это обсуждать, — прошипел он и больно схватил меня за руку. – Дома поговорим.

Вечером у нас состоялся более чем неприятный разговор. Стасик просто взбесился, когда понял, что знакомства с будущей родней и обсуждения деталей свадьбы не было.

— Я все равно женюсь только на Насте, больше ни на ком! — орал он. Это меня возмутило до глубины души. И я сказала, о чем сильно пожалела:

— Если собираешься жениться на этой неприметной особе, то забудь про меня с отцом. После такого фееричного знакомства даже не собираюсь что-то организовывать здесь. Лучше потратить эти деньги на поездку в Малибу или Доминикану.

— Ну и вали в свою Доминикану, — Стасик выскочил из дома и ушел в неизвестном направлении. Я знала, что он все равно вернется. Ей-богу, как ребенок маленький, бунтовать он мне тут вздумал.

Прошло два часа, а от сына никаких вестей. Думаю, решил держать оборону до конца, характер показывает. Да что я не видела в этом характере? Подуется и вернется, думала я. Но Стасик не вернулся ни в ту ночь, ни на следующий вечер. Юра орал на меня, в ответ я орала на него. Словом, было нескучно. Через три дня позвонил Стас и объявил, что хочет забрать свои вещи, потому что собирается жить отдельно от нас, с семьей. Для меня его слова были как гром среди ясного неба. С семьей? А мы кто? Разве не семья? В том, что эти слова в его уста вложила Настя, я ничуть не сомневалась. Раньше Стас никогда не шел против нас с мужем. Могли поспорить, но таких принципиальных разногласий у нас не было.

 

«Вот тебе и раз», — думала я, наблюдая за тем, как Юра, выйдя на террасу, взволнованно разговаривает по телефону. Минут через десять он вернулся и выдохнул:

— Ну все, договорились. Он придет за вещами сам, тогда и поговорим.

— О чем с ним говорить? – я пробовала показать, что с моим мнением тоже надо считаться, но супруг включил домостроевского мужа. Пришлось сказать, что больше никуда не буду влезать, а я… столько всего успела надумать. Ну ладно, капля камень точит, и я согласилась с мнением авторитетного большинства.

Свадьба была более чем скромная. Родители Насти сидели с таким видом, словно дочь не отдавали за любимого, а принесли в жертву людоеду. Что бы там ни было, перед родней мы отметились, все поздравляли меня с невесткой. Только я не хотела понимать, с чем меня поздравляют. По сути, мне ее навязали. Может, я хотела кого-то другого для сына в качестве жены, но попалась именно эта простушка. Придется потерпеть, хотя пути господни, как говорится, неисповедимы.

После свадьбы мы с Юрой ожидали, что молодые переедут к нам, и мы будем жить вместе. Где это видано, чтобы единственный сын съехал от родителей и снимал квартиру в каком-то захолустье? А наш оболтус именно это и сделал. Как только свадебный банкет подошел к концу, пришел к нам в обнимку со своей, так сказать, новоиспеченной супругой, и сообщил:

— Ну все, поехали мы к себе. Мам, пап, спокойной ночи, созвонимся, если что.

— То есть как это «к себе» и «созвонимся»? – не поняла я. Юра молча переводил взгляд с меня на сына и обратно.

— Ну, это означает именно то, что я еду с женой к себе домой, а вы едете к себе, — весело подмигнул Стасик. Поцеловав Настю у нас на глазах, широко улыбнулся и помахал нам ручкой. Так и уехал, а мы с Юрой остались, молча уставившись на дверь ничего не понимающим взглядом.

Самое интересное началось после того, как выяснилось, что невестка беременна. Стасик недавно ведь устроился на эту работу, но пока не мог похвастать тем, что добился чего-то серьезного. А я ему сколько говорила пойти к отцу, тот бы его к любому блатному знакомому устроил на хлебную должность. Или помог бы, если бы сын захотел, открыть и раскрутить собственный бизнес. Но в этом отношении наш Стасик ни в чем не похож на родного отца, который в его годы не боялся что-то пробовать, набивая шишки. Собственно, я полюбила его благодаря именно этим качествам. Но мой сын ничего подобного в себе не обнаруживает.

Сколько раз я ему и звонила, и писала, что Настя ему не пара, но сын меня и слушать не хотел. Твердит, как заведенный, что ему никто не нужен, кроме этой малахольной, и это дико бесит. Как же ловко она прибрала его к рукам, слов нет. Настоящий мастер своего дела.

Перед первой годовщиной Стасик сообщил, что они с Настей собираются стать родителями. Я даже и вякнуть ничего не успела, как сынок повесил трубку и отключился. Подумала, что напился и вырубил телефон. Но ничего подобного не произошло.

Позже я узнала, почему сын отказался жить с нами. Причина была в том, что он считал меня… излишне давящей на него. Как будто в трехэтажном особняке площадью больше двух сотен квадратов места не хватало. Когда Стас сообщил, что стал отцом, мы с мужем потеряли способность говорить и соображать.

Юра тут же выдал:

— Я тебе никогда не прощу, если не смогу увидеть внука. Ты уж постарайся закопать топор войны, которую тебе никто не объявлял.

Пришлось подчиниться. Для начала это означало, что, даже если есть что сказать, придется держать язык за зубами. Куда сложнее было отказаться от привычки давать советы, потому что невестку всю перекосило. Она так и сказала, что не нуждается в моих наставлениях.

Вначале я тоже не горела желанием встречаться с Настей на ее условиях, но затем пришлось согласиться. Это было здорово – понимать, что малыш нуждается в твоей помощи и опеке, жаждет твоей заботы. Я решила убрать гордость куда подальше и поехала на съемное жилье сына.

Боже, как можно жить в таких условиях? Квартира, которую снимают Настя и Стасик, больше похожа на приют для бездомных. Я вспомнила, как уговаривала молодоженов пожить с нами. Оба уперлись рогом, хоть кол на голове теши. А ведь они сейчас молодые родители, почему не думают о здоровье и безопасности малыша?

 

Хуже всего оказалось, что квартира была не съемной, а купленной родителями Насти. Да, вы только представьте, эти бедняки купили для дочери на свадьбу страшную однушку, ремонт в которой порядком затянулся. Никаких приличных обоев на стенах, грязные окна и двери, пахучий лоток с кошачьими отходами прямо напротив входной двери. То есть, как только заходишь, сразу получаешь щедрую порцию отборной вони в лицо.

Сама Настя с милой улыбкой отвечала только одно:

— Зато не в кредит, она уже наша.

Представляю, в каком состоянии живет мой сын, которого я так холила и берегла. Он лишь успевает только на работу, на родных родителей у него времени просто нет. Повезет, если сам позвонит и спросит, как у меня дела. Обычно звоню я, но на разговоры со мной у Стаса нет времени. Как нет и возможности приехать повидаться, он все время занят. Только и разговоров, что делает жена, как ей тяжело с ребенком, и все такое. И что я тут должна поделать, если он сам выбрал себе такую головную боль?

Мне каждый раз плакать хочется, когда приезжаю к ним. Квартира похожа не на квартиру, а обычное съемное жилье, в котором всем плевать, в какой обстановке жить. И в таком ужасном месте будет расти мой единственный внук? Просто ужас, как заставить этих двоих поменять их мнение? Невестка не оставила мне выбора. Честно говоря, если есть проблемы, то я так и говорю. Но Настя выбрала другую стратегию. Для нее нет никаких проблем, как нет и авторитетов.

Она мне не позвонит, чтобы спросить, как у меня дела. Такого ни разу не было со дня нашего первого знакомства. Зато, как я подозреваю, звонит своей побитой молью матери, чтобы обсудить меня и пожаловаться. Придется поговорить с Настей и ее родственниками, чтобы как можно меньше было разговоров про наши нелегкие отношения. Настю послушаешь, кажется, что она – святая, а мне выпало стать ее личным демоном, отравляющим ей жизнь.

Вот за что я не люблю невестку – так это за то, что она отлично все понимает, но ведет себя так, словно ничего не происходит или она ничего не знает. Например, Настя отлично знает, что мне неудобно к ним ездить, потому что я не любительница приезжать в этот район. Он из тех, которые по всем статьям считаются неблагополучными, там нет такого понятия, как парковка. Вы только представьте, каково это на новеньком «Порше» парковаться среди этого убожества прямо на тротуаре? А какие люди там живут и ходят? Сплошной негатив, не имеющий ничего общего с понятием нормальных людей. Того и гляди, что кто-нибудь нападет сзади или долбанет по лбу. Сплошной стресс, когда езжу к ним. Если бы эта фифа уговорила сына переехать к нам, была бы просто сказка! Мне кажется, я никого не могу любить сильнее, чем сына своего единственного отпрыска.

Вот и он, крохотный Даниил. Глазки, как у Юры –темно-серые, а волосы –как у меня, пшеничного цвета.

— Сразу видно породу, — удовлетворенно заметила я.

Хуже не придумаешь, чем походить на тех, кто по жизни выглядит не как нормальный человек. Я не о таком мечтала для внука. Но ничего, надеюсь, все изменится в ближайшее время, надо только правильно задать направление общего движения.

Один раз приехала, смотрю, малыш спит на грязной простыне в своей кроватке, рядом прикорнул Стасик. При виде его футболки мне стало дурно – настолько грязная и заношенная, что слов нет. Я уже не хочу ходить по их квартире, чтобы не поймать сердечный приступ. Кругом грязная посуда вперемешку с пеленками, а самого Данечку явно очень давно не выносили на свежий воздух. Смотрю, сидит в своем манеже весь грязный, лохматый и старательно тискает всякую живность, чем не ветеринар? С той разницей, что за его лечение придется тратиться на кругленькую сумму, в отличие от кота.

— Настя, — спрашиваю у невестки, — когда Даня гулял в последний раз? Он кажется очень бледным.

— Недавно, — небрежно отвечает она.

А я ведь по глазам вижу, что нагло врет. Не может быть, что недавно, там по коже видно, что ребенок не видел солнца как минимум месяц. За кого она меня держит? Только приходится терпеть ради внука, потому как натура моей невестки очень уж обидчивая. Неприятно ее отношение ко мне. Я же не веду себя, как санэпидстанция, не ищу пыль и грязь, хотя в этой халупе и того, и другого хоть отбавляй. Я всего лишь хочу, чтобы мой внук рос, а сын жил в нормальных условиях, чего здесь категорически не хватает. Насте-то что? Она привыкла жить в таком хлеву, для нее нормально переступать по липкому полу и натыкаться на мусор везде, куда упадет взгляд.

 

Небось, пригласит мать, и они обе сидят, поливают меня грязью за спиной. Уверена, что сватья ничего хорошего про нас не скажет, как и того, что не признает неправильного воспитания собственной дочери. Оно и понятно: вырастила неведомо кого и сбагрила моему сыну, чтобы я мучилась.

Помню, как у меня давление один раз поднялось, когда сын проговорился, что теща у них частенько бывает. Еще хватило наглости упрекнуть, что мало помогаю с ребенком. Да куда мне помогать? Я, как приеду сюда, полчаса кружу по кварталу в поисках парковочного места. Здесь не работает даже принцип, что на безрыбье и рак рыба. То есть я должна приехать, помучиться с поиском парковки, целый день развлекать малыша, пока его мамашка отсыпается? Не слишком ли многого хотят? Сами бы попробовали в таком режиме. Хотя… сын, насколько я понимаю, уже знает, что такое совмещать работу с уходом за ребенком. Потому что ему рано вставать, а тут еще и маленький, у которого начинают резаться зубки.

Понятное дело, в тесной однушке не развернешься, приходится жертвовать сном. Я с ужасом думаю, надолго ли хватит моего Стасика? Он ведь раньше не был подготовлен к таким испытаниям, и чувствую, что моя неприязнь к Насте увеличивается чуть ли не в геометрической прогрессии.

Потому что я понимаю, что сын не мог бы отказаться жить с нами. Это все Настя его настраивает против нашего с Юрой предложения. Как вообще с ней строить нормальные отношения, если она чуть что, грозит бросить сына и никогда не показывать Даню? Сижу, ломаю голову и все равно не могу придумать ничего подходящего. Кто бы предупредил, что будет так сложно, когда единственный сын станет взрослым и вздумает завести семью?

Ольга Брюс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.38MB | MySQL:83 | 0,492sec