Нематеринский инстинкт

Виктория давно собиралась к подруге в Санкт-Петербург. Не то чтобы сильно соскучилась. Просто это был идеальный вариант побывать в Питере, подышать особенным воздухом, впитать необыкновенную духовную атмосферу. А встреча с Аллой, как дополнительный бонус, обеспечивала комфортный ночлег, вкусный ужин, приятное общение. Поэтому, отбросив кучу важных дел, Виктория взяла отпуск на пять дней, села в поезд и с воодушевлением отправилась на свидание с любимым городом.

Сначала ехала одна, расположившись на нижней полке и создав вокруг себя походный мини уют.

После очередной остановки в купе вошла моложавая на вид женщина лет пятидесяти. Увидев ее, Вика сразу почувствовала напряжение. И, хотя женщина нарочито приветливо поздоровалась, первое впечатление почему-то не исчезло.

─ Похоже поездка обещает быть тоскливой, ─ подумала Вика.

Поезд тронулся. Какое-то время женщины ехали молча. Тишину подчеркивал размеренный стук колес, который, как давно замечено, удивительно располагает к откровенному общению.

Наконец, попутчица оторвала рассеянный взгляд от окна, внимательно посмотрела на Викторию и доброжелательно сказала:

─ Давайте знакомиться. Меня зовут Галина Ивановна. Можно просто ─ Галя. Вижу, что я постарше, но пусть вас это не смущает. А как ваше имя, милая барышня?

Эта «милая барышня», произнесенная с легкой иронией, как-то сразу разрядила обстановку.

─ Виктория.

─ Ну что, Виктория, будем стол накрывать, или вы на диете?

─ Никаких диет! ─ Вика сразу переняла манеру общения, предложенную новой знакомой, ─ для настоящих леди ─ это нонсенс. Тем более в таком шикарном купе.

─ Вот и отлично, ─ Галина улыбнулась и стала доставать из сумки всякие вкусности.

Вика не была так подготовлена, однако баночку оливок, кусочек сыра и пару бутербродов на стол поставила.

Поначалу говорили обо все и ни о чем. Галина будто прощупывала собеседницу, пытаясь понять, можно ли с ней говорить о серьезных вещах. Видно было, что ее что-то гложет, но она не решается начать. А выговориться хотелось. Тем более, что разговор в поезде, со случайной попутчицей ни к чему не обязывает.

Вика решила ей помочь:

─ Галина, кажется, вы хотите о чем-то поговорить?

─ А ты проницательна. У меня и правда сложная ситуация. Вернее, не у меня. У моей внучки. Вот еду помочь, а как ─ не имею понятия.

─ Расскажите. Может, вместе что-нибудь придумаем.

И Галина Ивановна, немного помолчав и собравшись с мыслями, начала рассказ:

─ Я стала самостоятельной очень рано. Родители жили в деревне, весьма бедно, поэтому, когда я заявила, что поеду учиться в город, они только обрадовались. В то время не нужно было больших денег, чтобы попасть в институт. Главным условием было наличие мозгов, а не тугого кошелька. Абитуриенты из сельской местности плюс ко всему имели льготы. Словом, поступила я с первого раза, поселилась в общежитии и началась моя взрослая жизнь.

Училась хорошо, все время получала повышенную стипендию. Так что особо не бедствовала. К тому же родители продуктов из деревни подкидывали.

И вот, на третьем курсе угораздило меня влюбиться. Причем без памяти. Готова была идти за ним на край света! А он, когда узнал, что у нас будет ребенок, исчез в неизвестном направлении. Навсегда.

Ох, как же я страдала. Света белого не видела. Плакала день и ночь. А потом будто что-то надломилось внутри. Стала жесткой, непробиваемой, расчетливой. Любые чувства глушила на корню. Избавляться от ребенка не стала. Но твердо решила, что оставлю в роддоме. А что было делать? Я студентка, ни кола, ни двора. На стипендию вдвоем не проживешь. А родителей во все это вмешивать было нельзя. В те времена «принести в подоле» было страшным позором для всей семьи. Не знаю, как бы они это пережили.

Так что ни о каком ребенке не могло быть и речи.

Родился мальчик. Я его ни разу не видела, не кормила, и не сомневаясь ни минуты, написала отказ. Ушла из больницы с твердой уверенностью, что поступила правильно. Что у этого мальчика обязательно будет семья, хорошие родители и он вырастет абсолютно счастливым.

Галина прервала рассказ, отхлебнула несколько глотков давно остывшего чая, и продолжила:

─ Институт окончила с красным дипломом. Никакие шуры-муры больше не интересовали. Решила сделать карьеру. Работала, как лошадь. Заочно поступила еще в один институт. Стала руководителем солидного предприятия, потом депутатом. И это в совсем молодом возрасте!

Своего человека так и не встретила. О сыне никогда не вспоминала, угрызений совести не испытывала. Когда пришло время обзаводиться семьей, высмотрела толкового мужчину, вышла замуж. Да, без любви. А кто сказал, что она необходима? Муж у меня замечательный, хозяйственный, я за ним, как за каменной стеной.

Родила дочь. Не успев стать совершеннолетней, она подарила мне внучку. Правда ее история оказалась с хорошим концом. Парень, узнав о беременности, сразу повел в ЗАГС.

Вчера позвонила Настена, внученька, которой всего шестнадцать, и сообщила мне под строгим секретом, что беременна. Просила родителям ничего не говорить. И знаешь, что самое интересное? Парень, как только она сообщила о ребенке, сбежал. Настя не знает ни где он учится, ни где живет.

Выслушала я ее, сказала, что приеду, помогу. А сама не знаю, что делать. Какое-то сплошное дежавю получается. Уже мозги набекрень. А ведь какие серьезные вопросы приходилось на работе, да и по жизни решать!

Галина замолчала. В купе повисла долгая пауза. Вика, пораженная услышанным, не знала, что сказать. Наконец, Галя спросила:

─ Ну что молчишь, шокировала я тебя своей историей?

─ Да уж, ─ Вика не стала скрывать своих чувств, ─ так вы, что, ни разу не пытались сына найти?

Галина посмотрела на нее с искренним удивлением:

─ Зачем? Парню далеко за тридцать. У него своя жизнь.

─ Что, если ему помощь нужна? Или жизнь не сложилась? Неужели вам все равно?

─ Никогда не думала об этом. Да и не в нем сейчас дело. Что-то нужно внучке посоветовать. Ее проблему решить. Она же совсем юная. Зачем ей ребенок? Как думаешь?

Услышав это, Вика опешила:

─ Вы хотите, чтобы она поступила так, как вы в свое время?

─ А что? Это выход, ─ Галина даже не заметила подвоха.

─ Только у нее современные родители, обеспеченная, судя по всему бабушка, ─ попыталась съязвить Вика, ─ и времена сейчас другие.

─ Действительно, времена другие. И что? Родит ─ крест на себе поставит. А ведь у нее вся жизнь впереди. Успеет детей нарожать.

─ Галина Ивановна, а ваша дочь знает, что у нее есть брат? ─ тихо, будто извиняясь, спросила Вика.

─ Нет, конечно. Зачем?

Вика не нашлась, что ответить.

Галина, заметив, что попутчица изменилась в лице, не скрывая раздражения, бросила:

─ Не понимаю, почему ты все время возвращаешься к нему.

─ Да потому что именно там, в вашей юности завязался узел, который повлиял на жизнь вашей дочери, потом внучки. Неужели не видите?

 

─ Допустим. И как это поможет решить проблему Насти? Мне что, сына искать? От этого беременность рассосется? Мне девочку спасать надо!

Вике на минуту показалось, что стало нечем дышать. Она встала, молча вышла из купе.

Когда вернулась, увидела, что Галина уже убрала все со стола, легла на свою полку и отвернулась к стене.

─ Слава Богу, ─ Виктория облегченно выдохнула, ─ говорить и правда не о чем…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.37MB | MySQL:85 | 0,524sec