Новогодняя стрижка (рассказ)

Началось всё с того, что Иван решил постричься перед Новым годом. По дороге с работы заглянул в парикмахерскую.

Парикмахерская
— Здравствуйте, я постричься хотел…

Парикмахерша, которая крепко держала за голову какую-то замершую в кресле женщину, обернулась на голос посетителя, подумала немного и неторопливо ответила:

— Я занята.

— А когда освободитесь?

— У меня все расписано, — важно ответила парикмахерша, а потом неожиданно и громко, так что Иван невольно вздрогнул, закричала: — Люба! Люба!!

На этот крик явилась откуда-то изнутри, из полутемных задних комнат, вторая парикмахерша, на первый взгляд ничем не отличавшаяся от первой. Но когда она приблизилась, Иван разглядел на ее носу крупную бородавку — у первой ничего такого не было.

— Здравствуйте, — повторил Иван. — Мне бы постричься.

— Сейчас все постригаться хотят, — парировала Люба.

— Э-э…

— Сегодня никак. Завтра приходите.

— А когда завтра?

— В шесть, — ответила Люба, подняв глаза к потолку. Иван тоже поглядел на потолок, но ничего особенного там не увидел.

— Я в шесть не могу, — сказал он извиняющимся тоном, — я работаю до семи.

Люба равнодушно пожала плечами. Мол, не мое дело. Но смилостивилась:

— Приходите послезавтра, если хотите. Запишу вас. На семь? Или полвосьмого?

— Да, на семь или полвосьмого, — поспешил согласиться Иван.

— Тогда послезавтра в семь, — Люба потянулась за обтрепанной общей тетрадью с котятами на обложке. — Как вас зовут?

Иван назвал свое имя. Люба с бородавкой отметила что-то в своей тетрадке и удалилась вглубь парикмахерской.

Иван неловко развернулся, чуть не уронив стоявшую у двери вешалку, пробормотал «До свидания» и вышел. Едва не упал на скользком крыльце и выругался шепотом, чувствуя облегчение — полдела, можно сказать, сделано!

В назначенный для стрижки день Иван попытался справиться с работой вовремя, чтобы не опоздать. Однако когда до конца рабочего дня оставалось всего полчаса, явился шеф с несложным, но срочным заданием. Иван, пытаясь подавить раздражение, взялся за дело, но… В общем, у дверей парикмахерской он был в начале восьмого.

Стрижка
— Добрый день… вечер, — сказал Иван, на ходу разматывая шарф, — Извините, опоздал немного…

Люба с бородавкой стригла какого-то мужчину. При виде Ивана она выпрямилась и уперла руки в круглые бока.

— Я записывался, — напомнил Иван.

— Вы опоздали! — парикмахерша глядела на Ивана с плохо скрываемым презрением.

— Я…

— ВЫ ОПОЗДАЛИ!

— Извините, меня задержали на работе…

Люба возмущенно фыркнула.

— Как же быть? — спросил Иван робко, наблюдая за тем, как мелькают стальные молнии ножниц, яростно кромсая волосы клиента. Пряди, как хлопья снега — или пепла — беззвучно падали на пол. В глазах мужика, вжавшегося в кресло, отразился испуг.

Парикмахерша молчала.

— На завтра можно записаться?

— Попробуйте, — побормотала бородавчатая Люба.

— А когда вы свободны?

Лезвия замерли. Люба оценивающе поглядела на Ивана.

— В двенадцать, — выдержав долгую паузу, сказала она.

— Я смогу! Это хорошо, я смогу в двенадцать! — обрадовался Иван. — Запишите меня, пожалуйста!

 

— Только вы уж приходите, — скривилась Люба.

— Обязательно приду! Обязательно! — пообещал Иван и с легким сердцем отправился домой.

На следующий день он встал пораньше. Принял душ, дважды промыв голову шампунем. Побрился, надел свежую рубашку.

Перед походом в парикмахерскую Иван волновался, словно подросток, впервые собирающийся на свидание. Вышел загодя, несколько раз по дороге смотрел на часы. Явился на место за четыре минуты до назначенного времени.

Дверь в парикмахерскую оказалась заперта.

Не веря своим глазам, Иван несколько раз дернул ручку на себя. Приглядевшись, за мутным от мороза стеклом разглядел кривую табличку с надписью «Закрыто». Растерянно улыбнулся, огляделся вокруг.

Закрыто?

Иван еще раз дернул дверную ручку. Озлившись, пнул дверь ногой. За дверью что-то мелодично зазвенело. Тогда Иван торопливо сбежал по ступенькам вниз и отправился домой.

Повернув за угол, ускорил шаг: ему в голову вдруг пришла мысль. Жгучая мысль, мстительная, нетерпеливая.

Войдя в квартиру, Иван поскорее скинул куртку и, даже не переодевшись в домашнее, схватил ножницы. Подбежав к зеркалу, срезал клок волос. Еще один, и еще… Через несколько минут из зеркала на Ивана глядел почти лысый человек. Голова теперь казалась маленькой, а шея — слишком худой и длинной.

Иван сунул голову под струю воды, а затем выдавил на макушку пену для бритья. Так он стал походить на какой-то диковинный десерт.

— Деньги? — бормотал Иван, соскребая бритвенным станком остатки волос. — Вот вам мои деньги! Ни рубля… Ай!

— Деньги? Вот вам мои деньги!
Из пореза сочилась кровь, расплывалась розовым в мягких разводах пены.

— Ни копейки моей больше не получите!

Иван смахнул слезу и продолжал яростно скоблить свою голову, пока она не превратилась в сверкающий под лампой розовый шар.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.45MB | MySQL:79 | 0,396sec