«От вас не убудет, если поделитесь имуществом»

Подозрительным он не казался.

Может, слегка эксцентричным или жутковатым. Но ни в коем разе не подозрительным. Выпрашивал что-то у дамы с холщовой авоськой. Тип все-таки перешел в стадию “подозрительные”, когда его рука коснулась авоськи.

Дама повернулась.

Аня поняла – надо действовать.

— Мамуль, я тебя потеряла, — у Ани не было до этого инцидентов, где бы приходилось играть чью-то дочь. Женщина с авоськой некогда делила с тетей Ниной комнату в техникуме. Была вынуждена забрать документы. Иногда заходила к Нине домой, но это еще по молодости.

Спасать нужно было знакомую.

Бездомный вряд ли способен причинить серьезный вред, но… все люди выглядят неопасно, а потом как устроят такой спектакль, что не рассчитаешься.

— Хлеб дома есть? – подыграла Кристина.

— Да.

— Небось тот, который позавчера засох и уже окаменел там? – на фантазии Кристина была щедра. Очень щедра.

— Какой засохший? В зеленой упаковке. У 74 дома торгуют, там булочная.

— Значит, к ним.

Аня уже осознала, к чему оно все.

Скрылись из виду, Кристина аккуратно оглянулась – не преследует ли мужчина их. Нет. Тот пнул какой-то камешек и ушел восвояси, ни разу не обернувшись.

— Анечка, ты умной выросла, — похвалила Кристина.

— Кто из нас застрахован от незнакомых, да и от знакомых людей? – философствовала Аня, — Если бы это была ваша подруга? Или, скажем, моя бабушка? Или чей-то ребенок? Помогать людям неплохо, если мы в силах это сделать, то надо.

— А я после фабрики стою – глаза закрываются, хочется уже упасть. И этот еще. Спасибо. Сама-то как? С работы?

— Нет, я с детьми сейчас. За творогом ходила.

— Дело полезное. А ты с родителями или как?

— Да там же, только с мужем. Родителей-то нет давно.

— Бедная ты, бедная. Не спишь, наверное, сутками? Муж хоть с тобой, не уходит по ночам?

Вот, хоть что можно сказать, но не смотрелась Кристина, как человек, который просто доволен, что ему протянули руку помощи. Что-то в ней было иное.

— Уходит, но на вторую работу.

***

В царстве снов было замечательно. Аня не крутилась, не ерзала и не вскакивала каждый час. Степка перерос этот возраст, когда к нему надо вставать регулярно. Лена и засыпала хорошо после сказки. Так что Аня безмятежно спала у себя. Сначала она подумала, что звон – это не в реальности, что провалилась в новый, более правдоподобный сон. Звон присутствовал и там.

— Откройте!

От безмятежности ничего не осталось.

Аня посмотрела, что дети продолжают посапывать в кроватях, и пошла, чтобы узнать, в чем же дело.

— Анна, к нам поступил вызов, сообщили, кто вы, и что у вас в квартире плач и крики. Откройте, пожалуйста, мы должны удостовериться, что все хорошо, — и коренастый парень достал удостоверение.

Она бы открыла.

Если бы на кухне не лопнули бокалы.

— Анна, вы не можете открыть?

Девушка переложила Степана в комнату к Лене – та дальше и дверь крепче, велела дочери закрыться изнутри. Сама же позвонила по настоящему номеру. И ей подтвердили – никого на этот адрес не отправляли.

 

Снаружи начали ломиться, но опоздали. Уже выехали настоящие сотрудники.

Преступников увозили, Аня услышала отрывок воплей:

— Мы не хотели, но нам сказали, что все гарантировано, что тут наивная девчонка с детьми, мужа дома нет, родственников нет.

Аня от ужаса застыла.

Она же сегодня сама делилась информацией с посторонней, которую посчитала надежной.

Кристина не постеснялась:

— От вас не убудет, если поделитесь имуществом. А ты на меня еще и заяву накатала??

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.35MB | MySQL:85 | 1,011sec