Почему прошла любовь

Максим женился на Люсе, миловидной стройной девушке сразу после института. Дружили они последние два курса, так что отношения устоявшиеся, прочные и любовь настоящая, временем проверенная.

Им никто не мешал, не отговаривал, что, мол, рано, не надо торопиться, и все такое. Наоборот, Люсины родители приехали на свадьбу. Сами давно на Севере живут, дочери с бабушкой трехкомнатную квартиру оставили. Но полгода назад бабушку похоронили, и квартира вся Люсина теперь.

А у Максима только одна мама, больная очень. Он жил с ней, пока к Люсе не переехал. Мама тоже рада была, что сын женился. Люся ей нравилась: хорошая девушка из приличной семьи. Мама даже дружна была с Люсиной бабушкой, пока та жива была.

В общем все у молодоженов сложилось удачно. И с работой повезло. Максим сразу устроился инженером в строительный трест на хорошую зарплату, а Люся клерком в стройбанк. Зарплата так себе, но ведь ни ипотеки, ни кредитов. Родители на первое время с деньгами помогли в виде свадебного подарка.

Максим с Люсей даже в свадебное путешествие съездили на Кипр. Молодые, счастливые, влюбленные. И через полтора года стали родителями, родилась дочка. Бабушка обрадовалась, только вот нянчиться не могла, здоровье не позволяло. Но Люся справлялась сама, девочка была спокойной, много не капризничала.

Но жизнь в молодой семье, конечно, изменилась. Много хлопот с ребенком, чего уж там говорить. Но Максим жалел жену, по выходным отпускал то в парикмахерскую, то к подружкам. А как годик дочке исполнился, Люся на работу засобиралась, ребенка в ясли устроили.

И опять свет забрезжил в их молодой жизни, скоро лялька совсем подрастет и поедут куда-нибудь все вместе, хоть в ту же Анапу для начала.

Но прошло еще полгода и Люся вновь забеременела. Максим приуныл. Анапа накрывалась «медным тазом», как он безрадостно сообщил друзьям. «Ну ничего, сразу двоих на ноги поднимем и заживем!» — добавил он, в душе надеясь на сына. Сын в семье нужен, чего уж там. Дочку он конечно любил, слов нет, но и сына хотел.

Разочарованию не было предела, когда на свет снова появилась дочь. Но он свое разочарование засунул куда подальше, будет две дочери. Разве плохо? Но пришлось тяжелее, чем с первой.

Малютка спала плохо, до шести месяцев постоянно плакала и успокаивалась только на ручках. Пришлось изрядно повозиться: бессонные ночи, постоянный плач, то животик, то зубки. Все успокоилось более менее к годику.

Максим измотался совсем и дома, и на работе. На Люсю тоже было страшно смотреть: исхудала, за собой следила редко, хотя Максим и не возражал против ее походов в парикмахерскую, но она отказывалась, предпочитая выспаться лишний раз.

«Ну ничего, — думал молодой отец, — все наладится со временем. Еще немного, и вторая малышка подрастет. Первая вон какая забавная, бойкая девчушка».

Но мечты мечтами, а неприятностей хватило. То старшая накормила младшую жареной картошкой, когда та еще ничего, кроме протертой пищи не ела, то у обеих ветрянка, то понос.

Мама Максима страдала от своей беспомощности. Да и ей нет-нет, да уход нужен: и в аптеку сходить, и продуктов закупить, да и прибраться помочь. Мама была слабенькая совсем.

Так и крутился Максим: работа – семья – мама. Ну ничего, мужчина сильный, он все выдержит! А тут его сделали менеджером крупного строительного проекта. Зарплату прибавили существенно, плюс премия по завершению работы. Все складывалось неплохо, но… Люся снова забеременела!

Максим впал в отчаяние. Даже мысль о возможном сыне уже не грела. Только-только начали спать спокойно хоть по нескольку часов без перерыва, только прекратились все эти бесконечные простуды и болячки, и на тебе! Неужели все сначала начинать, пеленки, распашонки, бессонные ночи?!

Он серьезно поговорил с женой. Надо срочно принять меры. Сейчас ведь с этим проще, современные методы, мини-операции, вакуумные, какие-то еще. Он готов оплатить любую лучшую и безболезненную, но Люся была непреклонна. Мысль о том, что она должна убить своего ребенка доводила ее до истерики, она отказывалась категорически.

— Ты же сказала, что у тебя все в порядке, ты в полной безопасности? – возмущался Максим. – Как, как такое могло произойти?!
Люся пыталась что-то объяснить, но честно говоря, он ничего не понял, лишь махнул рукой и напился до бесчувствия. Убедить Люсю сделать aбopт не удалось. Даже его мама попыталась поговорить с невесткой, мягко, без нажима, но та лишь расплакалась и сказала свое твердое «Нет»!

Так на свет в этой молодой семье появился третий ребенок, и опять дочь, такая же беспокойная, часто болеющая девочка.

Ну и понятно, две старшие сестренки постоянно приносили из садика микробы и вирусы, и уберечь грудного ребенка от них не помогали ни витаминчики, ни закаливание, ни изоляция в родительской спальне, где спала малышка.

Люся превратилась в тень, худую и жалкую, с темными кругами под глазами, с вечно неприбранными волосами, за которыми некогда было ухаживать. Утром Максим отвозил дочерей в сад, а вечером Люся с коляской ходила и забирала их домой. Постоянная стирка и глажка, готовка, кормление, уборка…

Максим работал, как проклятый, брался за любой проект, за любую подработку. И не только из-за денег, ему просто не хотелось возвращаться домой, в своё беспокойное семейство с вечными проблемами и к замотанной, совершенно непривлекательной жене. А что он мог поделать?

Он говорил ей иногда:

— Люська, приведи себя в порядок, опустилась совсем.
Но она лишь отмахивалась, говорила, что ей не до этого.

— Тебе я все равно давно безразлична уже, я же вижу.
И это была правда. Люся не вызывала у него никаких чувств, ни как женщина, ни как… да чего там говорить. Спал он по большей части на диване в гостиной, чтобы хоть высыпаться как-то.

Интимная близость случалась так редко, что порой он и не помнил, когда. И всегда строго под его контролем! Больше он решил не пускать это дело на самотек, раз уж Люся не смогла предохранить себя сама.

Один раз, правда, он сплоховал. Пришел домой поздно и с мальчишника. Его молодой подопечный жениться собрался, дурак! Ну и устроили ему мальчишник с сюрпризом, а если точнее, то со стриптизом. Вот и явился Максим домой в винных парах и «на крыльях любви». Все произошло быстро, и лишь наутро Люся сказала, что он был неосторожен.

А спустя три месяца с этого события она прибила его к стенке своим очередным известием: я снова беременна, Максим.

И он озверел, в буквальном смысле этого слова! Он орал так, что соседи стали стучать по батарее. Люся пыталась объяснить, что была у врача, когда заподозрила, он не был уверен, послал на УЗИ, но она не сходила, так как дочки заболели, запустила… а теперь поздно. Она будет рожать четвертого.

Это был конец. Максим знал, что не справится с очередной нагрузкой ни на свою пошатнувшуюся психику, ни на семейный бюджет, так как Люся практически не работала. А если родится еще одна дочь, да такая же беспокойная, как последние две, то он за себя не ручается.

 

Он собрал свои вещи и переехал обратно к матери. С ней был долгий, почти на всю ночь, разговор. Больная, немощная женщина убеждала сына, что он не прав, что так нельзя, что Бог посылает ему детей, нужно принимать, как благо. И все же он был в отчаянии.

Конечно, он вернулся в семью, конечно, вынес все испытания и в итоге был вознагражден долгожданным сыном. Только вот жену Люсю разлюбил. Ценил как мать его детей, хозяйку семейного очага, но совершенно не желал, как женщину. А посему избегал близости, панически боясь последствий.

Но Люся смирилась. Такая у нее судьба, быть матерью четверых детей и просто числиться женой своего мужа, которого она в глубине души все так же сильно любила и продолжала надеяться на лучшее.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.4MB | MySQL:85 | 0,705sec