Ребёнку нужна мама. Часть вторая.

Раиса пришла домой уже под вечер. Родители вопросительно смотрели на дочь, но она молчала. Наконец мама спросила:

— Ты с Борисом встречалась, Рая.
Она сказала, что нет, с чего бы вдруг, у них на завтра встреча назначена.

— Телефон не взяла с собой. Он обзвонился. Просил перезвонить.
Но она не стала, а точнее, отложила этот звонок на потом. Сейчас в ее голове роились мысли о ее новых знакомых. Она никак не могла понять, как женщина, жена Андрея, могла так поступить.

Закрывшись в своей комнате, Рая прокручивала в мозгу то, что узнала от него сегодня.

Мама Шурика действительно актриса, мальчик был прав. Она завязана на постоянные гастроли, поездки, выступления. Сына она родила тогда, когда была еще на вторых и третьих ролях.

Но после декрета неожиданно стала востребована и, как оказалось, не только на сцене. В их театре сменился главный режиссер, с которым у них случилась «сумасшедшая любовь».

Она настояла на разводе, ей светила «головокружительная карьера», которую обеспечит ее будущий муж. Андрей отпустил ее, эту птицу, рвущуюся в небеса славы, не стал удерживать. И вот теперь она видит сына наездами, а Шурик слишком мал еще, чтобы объяснить ему все это.

— Но если бы вы знали, Раечка, как он скучает по ней. Да в принципе, по маме в доме. Каждому ребенку необходимо именно материнское тепло, отцовской любви и заботы недостаточно.
И как тут было не проникнуться всей этой историей! Поэтому она и согласилась на следующую встречу. Просто из чисто человеческого, а точнее, женского сострадания.

Хотя умом понимала, привязывать к себе ребенка нельзя, чтобы потом не травмировать. Одна встреча и всё, она извинится, и расстанется с ними навсегда. Ей свою судьбу решать надо.

На следующее утро вновь позвонил Борис. Оказывается он просто намерен отложить встречу, у него какие-то «ну очень важные» дела.

— У меня тоже важные, — ответила Раиса. – Когда мы сможем поговорить?
— О чем, Рая?! – возмутился он. – Ты ушла, тебя никто не гнал. Хочешь вернуться назад, ну нет, извини. Жизнь это не батут…
— Даже если звал, не пошла бы!!! – резко сказала она, отключив телефон. И разревелась.
Вошла мама, закрыла за собой дверь, села рядом. Обняла Раю и спросила:

— Что случилась, дочка? Ты в положении?
Скрывать не было смысла. Она все рассказала маме, и та, как ни странно, успокоила ее без охов и ахов. Ничего, справимся. Лучше никакого мужа, чем такой.

— А отец, мама? Ребенку отец нужен.
— Ребенку мать нужна, в первую очередь. А отца вон, дед заменит на первых порах.
Вечером был семейный совет. Решено было к Борису не лезть с этим вопросом, пока сам не поинтересуется. Дойдут же до него слухи, город небольшой. Тогда и решать будем.

Всю неделю Раиса переживала, нервничала, сходила к врачу, встала на учет. Тогда только немного успокоилась, пришла в себя.

А в субботу они встретились вновь в том же парке, Раиса, Андрей и Шурик. Мальчик радостный подбежал к ней и обнял за колени. Это было так трогательно, особенно его взгляд снизу вверх. Доверчивый, ласковый.

У Раи выступили слезы, Андрей взял ребенка на руки, и они пошли по аллее молча, слушая радостные возгласы Шурика: вон качели, а вон фонтан, где птички воду пьют. Слушать его можно было, не переставая.

Наконец Андрей спросил:

— Ну как вы, как неделя прошла?
Раиса отделалась обычным словом «нормально». Не рассказывать же ему про то, что она встала на учет и окончательно рассталась с Борисом. При мысли о нем у нее кольнуло в груди.

Целый день они провели вместе. Шурик был просто счастлив, Андрей очень доволен, а Раису мучили мысли о том, что будь она свободна от своего положения, от своей беременности, она пошла бы навстречу своим зарождающимся чувствам, своей женской интуиции.

Она обогрела бы этого мальчика нерастраченным материнским теплом и постаралась бы сделать их счастливыми: и отца, к которому прониклась нежными чувствами, и Шурика, которого пожалела и смогла бы полюбить.

Но ей нельзя прирастать к ним всей душой, слишком трудно будет отдирать от себя. У нее будет свой малыш, и она ни за что не захочет избавиться от него, как это сделала мама Шурика. Ее поступок, решись она на такое, будет даже хуже, так как она вообще лишит его жизни. Нет, это немыслимо!

Так они и расстались. Рая, ничего толком не объяснив, просто отказалась от последующих встреч. Шурик ничего не подозревал, конечно, а вот глаза Андрея, его взгляд, разочарованный и грустный, она помнила долго.

«Так вы замужем?» — спросил он тогда, но Раиса лишь отрицательно покачала головой, помахала мальчику рукой и ушла, не оглядываясь.

Они с Андреем встретились лишь в середине зимы, случайно, в супермаркете. Радости его не было предела! Он был один и тут же пригласил ее в кафе. Помог снять пальто, при этом внимательно оглядев слегка округлившуюся фигуру. Затем усадил за стол и попросил все рассказать.

Раиса расплакалась. И рассказала все без утайки, что с ней произошло. Да, она ждет ребенка от мужчины, который не желает связывать себя этими узами. Он так и заявил Раисе, когда она все же вызвала его на этот разговор после очередного обследования и по совету врача поговорить с отцом ребенка.

Расстроенный донельзя Борис лишь предложил оплатить aбopт в хорошей клинике. Но она ушла, сказав ему, что в его участии не нуждается и нуждаться никогда не будет.

Несчастная женщина не рассказала только одного: как она все это время скучала по маленькому Шурику и по нему, Андрею, мужчине, так любящему своего сына.

Она сравнивала его со своим Борисом, и от этого сравнения ей было очень горько и больно. «Почему, почему все так в жизни несправедливо!» — эта мысль мучила ее и часто доводила до слез.

Андрей долго молчал, выслушав ее исповедь, и вдруг произнес:

— Шурик постоянно спрашивал о вас: где тётя, почему не приходит? Эти же вопросы я задавал себе сам. Я искал вас, но не находил. И вот сегодня, случайно…
Он немного помолчал, глядя на Раису уже хорошо знакомым ей заинтересованным взглядом и спросил:

Ну почему, почему же мы не встретились раньше? Вы отказались тогда, и я подумал, что мы с Шуриком будем вам обузой. Настаивать не стал.
Наступила неловкая тишина, которую прервала Раиса:

— Как он? – спросила она, – Все хорошо, здоров и весел, маленький шарик?
— Да, он с мамой сейчас. Мы опять вместе. Ребенку нужна мама. Я не смог ее не пустить назад, хотя и не хотел. А теперь, встретив вас и узнав всю правду, очень об этом жалею.
Раиса опустила глаза и не нашлась, что ответить. А что тут скажешь? Что жизнь это не батут?

 

Нет, Андрей прав. Мама ребенку нужна. Даже такая кукушка, но зато родная мама, своя, а не чужая «тётя».

Они еще долго сидели в кафе, потом он предложил подвезти ее до дома с покупками, и у подъезда они расстались. А напоследок он сказал:

— Раечка, давайте телефонами все же обменяемся. Вдруг вам помощь понадобится? Я приду в любую минуту.
Она не отказалась. И уже поднимаясь в лифте вдруг почувствовала какое-то то ли душевное облегчение, то ли радость за то, что вот у них все хорошо, полная семья, счастливый Шурик, мама рядом с ним.

И у нее все будет хорошо! Она непременно встретит своего «Андрея», такого же любящего, заботливого и замечательного мужчину. И ребеночка будет любить так же сильно, как он своего Шурика.

В этом она не сомневалась, как и в том, что обязательно будет счастлива!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.53MB | MySQL:85 | 0,400sec