Все вы одинаковы

— Ми-ха-эль… — нараспев произнесла Ева и сладко-сладко потянулась. Её стройное девичье тело натянулось как струна, подчëркивая плавные изгибы. Девушка провела длинными пальцами по нежной белой коже и прикрыла глаза.

— Евуся, опаздываем! Давай шустрее.

— Вечно ты весь кайф обломаешь, Иришка, — Ева нехотя открыла глаза, в которых ещё горели огоньки нежной истомы.

— Я не хочу за Груней бегать с зачёткой, а то что она отсутствующих валит всем известно. Поэтому или ты через десять минут стоишь на пороге или я иду на пару без тебя.

— Бегу, бегу. Накинь на кровать покрывало, плиз. Я быстренько умоюсь и готова.

— В трусах идёшь?

— Угу, — буркнула девушка и вышла из комнаты. Из ванны послышался шум льющейся воды.

Через пять минут, покачивая бёдрами, в комнату вошла юная леди. Пышущее здоровьем и красотой тело не нуждалось ни в каких дополнительных украшениях. Достаточно причесаться, распустив по плечам волосы спелой пшеницы и слегка взмахнуть головой, откидывая локоны назад. Одно это движение способно зажечь сотни мужских сердец. Взгляд по-кошачьи хитрых глаз смотрел лукаво и нежно. Он пленил, зазывал и обещал.

Натягивая джинсы, девушка улыбалась, в меру пухлые губы слегка раскрылись, показав ровный ряд белых зубов.

Без преувеличения — Ева была прекрасна. Такой красотой люди обладают в молодости. Она насквозь пропитана лëгкостью, присыпана беззаботностью и украшена мечтами. Можно на долгие годы сохранить внешнюю красоту, но не растерять именно это состояние — сложнее.

Подружки выбежали из подъезда, хихикая и подшучивая друг над дружкой. Оглушая задорным смехом улицу, поспешили в коллеж, забежав в здание на несколько секунд раньше прозвеневшего звонка.

Устроились на последней парте и первые десять минут честно делали вид, что слушают преподавателя.

— Ну, рассказывай давай, что там у вас… — зашептала Ирина.

— У нас всё хорошо, — также шёпотом ответила Ева, глаза её при этом заволокло нежностью.

— А подробнее? Целовались?

— И не только, — загадочно ответила подруга.

— Ты что, серьёзно? — округлила глаза подруга. — Давай рассказывай! Как всё прошло? Было больно? Страшно? А где вы…?

— Тише! Груня уже косится на нас, — зашипела Ева, но по всему было видно, что ей не терпится поделиться с подругой историей о своей первой взрослой ночи. — Родители уехали в Октябрьский, у тётки юбилей. Я сказала, что не поеду. Михаэль пришёл вечером с огромным букетом роз, с шампанским. Мы зажгли свечи и включили музыку. Танцевали, целовались. Всё было так красиво…

— И что, совсем не страшно было?

— Страшно, конечно, немного. Но Михаэль очень нежный, он меня зацеловал до самых кончиков пальцев и сказал, что если я не готова, то он будет ждать столько, сколько потребуется.

— Ого! Вот что значит, нормальный взрослый парень, а не прыщ из параллели. От них никакой романтики, у них денег на пиво только и хватает, и всё у них «быстрей-быстрей» — проворчала Ирина.

— Он сказал, что я самое лучшее, что было в его жизни! — не обращая внимания на подругу, продолжала Ева. — Потом мы пошли в душ и он так нежно помыл меня с гелем для душа, я просто балдела от его рук. И знаешь, крови почти не было. Наверное, потому что всё так бережно и страстно одновременно.

— Супер! Слушай, а у него друга нет, случайно? Такого же классного, как он?

— Спрошу, — хихикнула Ева, — Но думаю, что он один такой во всём мире.

— Да, тебе повезло. Прям завидую белой завистью.

— Встретишь и ты свою любовь, Иришка. Я уверена! А мне кроме моего Михаэля никто не нужен. И он говорит, что я жемчужина его жизни.

****

Родители настороженно отнеслись к новости о том, что их семнадцатилетняя дочь встречается с мужчиной старше её на восемь лет. Но они понимали, что любовь неизбежна. Их девочка выросла, расцвела, ей скоро восемнадцать: пора быть готовым к тому, что она упорхнëт из семейного гнезда.

— Наверное, это лучшее, чем ровесник. Всё-таки в 25 мужчина серьёзнее, чем в 18, — рассуждала мама.

— Не знаю, мужики остаются детьми до сорока, — ворчал отец.

— Мы с тобой поженились в 22, и ничего, со всем справились.

— Времена были другие, в армию не ходить было стыдно, а оттуда возвращались повзрослевшими.

— Так, конечно, но Евулю замуж пока никто не зовёт. У них же иначе всё: повстречаются-расстанутся. Так что, может, зря переживаем. Она девушка целеустремлённая, думаю, пока профессию не получит рожать не станет. Это мы через девять месяцев после свадьбы в роддом шли, а сейчас всё иначе.

— Наверное…

Но спустя полгода Ева, захлëбывась от восторга рассказывала Ирине:

— Мы с Михаэлем решили пожениться! Я спросила сколько мы ещё будем встречаться в гостиницах, а он ответил, что подождём пока я окончу колледж и сразу поженимся!

— Ваааау!

— Я стала смеяться, что как будто бы сама позвала его замуж. А Михаэль ответил, что давно собирался сделать мне предложение. Мы пошли в ювелирный и, смотри, какое кольцо он мне подарил! — Ева протянула руку и показала подруге кольцо, украшавшее безымянный палец.

— Блииин, так круто! Евуся, я за тебя рада! — подруги визжа, обнялись.

— Михаэль такой классный, я думала, такие только в сказках бывают. Ни разу не приезжал без цветов, постоянно дарит милые подарочки. В субботу приедет и мы пойдём выбирать свадебное платье!

— Платье? Рано же ещё… — удивилась Ирина. — Нам ещё курс учиться.

— Думаешь, я не знаю? Михаэль так хочет. Хочет, чтобы его невеста была самой прекрасной на свете. Мы пока только примерять будем, чтобы понять какое платье нравится нам обоим.

— Ева, на тебя мешок из-под муки надень и ты всё равно будешь красавицей!

— Спасибки! Но в мешке я замуж не пойду. Вчера весь интернет перерыла, смотри какое хочу, — девушка протянула телефон подруге.

— Ни фига себе! Платье — отпад! А ты видела цену?

— Да, я Михаэлю ссылку кинула, он сказал, что купит любое, какое я захочу. Хоть за миллион. Но надо сперва примерить похожее той же марки, чтобы понять какой размер нужен. Здесь такого нет, но он съездит в Уфу и привезёт.

— Слушай, он прям принц!

— Да! Самый настоящий принц! Курбатова Ева…. Звучит?

— Офигенно звучит!

— Иринка, я такая счастливая, ты просто не представляешь!

Третий день Ирина ходила сама не своя. Надо поговорить с Евой, да только как? И промолчать она не может.

— Евусь, может, ко мне после пары? — решилась она наконец — Вчера после маминой денюхи торт остался. Вкуснющий!

— Давай! Только я с таким количеством сладкого скоро растолстею. Михаэль всегда в ресторане заказывает для меня десерт, — девушка захихикала, не заметив, как скривилась подруга при упоминании мужчины.

Девушки запорхнули в подъезд. Ева что-то щебетала, хохотала. Ирина сосредоточенно искала ключи в сумке и то и дело смотрела на экран телефона.

— Иришка, у тебя всё нормально? Ты чего дёрганная какая?

— У меня всё норм. Но мне надо кое-что тебе сказать.

Ева выжидающе смотрела на подругу. Та суетливо расставляла чашки.

— Ириш, не тяни а…

Ирина плюхнулась на табуретку, вымученно сказала:

— Ты же знаешь, у меня папа в администрации работает.

— Ну…

— В общем, назначили нового главу администрации, через три недели должен переехать из Давлеканово. Папа говорит: молодой, амбициозный парень, далеко пойдёт

— Ясно. Я здесь при чём?

— Его зовут Курбатов Михаэль.

— Серьёзно? Мой Михаэль? А почему он мне не сказал? Наверное, сюрприз хотел сделать в выходные и отметить как-нибудь красиво. Он любит такие сюрпризы!

— Евусь, папиному отделу поручили найти для него квартиру.

— Вау, супер! Давай я скажу какая ему подойдёт? Желательно поближе ко мне, конечно.

— Квартиру ищут по определённым параметрам, — не обращая внимания на щебет подруги, продолжала Ирина. — Ему нужна не менее трёхкомнатной. Потому что у него двое разнополых детей.

Ева непонимающе уставилась на Ирину. Что за бред та несёт?

— Евусь, я всё проверила, это он. Твой Михаэль. Я пошерстила сайт администрации, нашла его в другом районе. Это он, точно он. Ну и имя… Мне кажется, Михаэлей в Башкирии по пальцам можно пересчитать. А уж чтобы и фамилия совпала.

— Иришка, такого быть не может! Какие дети? Откуда?

— Ну жена, видимо, родила.

— Какая жена? Ты о чём вообще?

Ева принялась ходить по маленькой кухне, то и дело теребя волосы. Наконец она остановилась посередине:

— Это какая-то ошибка! Неужели я бы не заметила, если бы он был женат? Я же пишу ему сообщения когда захочу, звоню постоянно, хотя он часто на совещаниях. Но это же админстрация! Неужели такое возможно с женой?

— Не знаю… Но разве может быть такое совпадение?

— Там точно что-то напутали.

— Имя нового главы?

— В общем, я думаю это неправда! Послезавтра Михаэль приедет, я у него и спрошу.

За два дня Ева придумала жениху сотни оправданий: это его племянники, родители которых погибли и он забрал их к себе — это очень на него похоже; или он живёт с сестрой, которую бросил муж и не может их оставить — да, он говорил, что у него есть сестра и они дружны; а возможно это вообще жена его друга, того, что погиб в автокатастрофе два года назад?

Не может быть, чтобы это было правдой! Михаэль не такой, он не говорил ей про эту ситуацию, боясь, что она будет против. Но в пятницу она скажет ему, что готова идти за ним куда угодно.

Если бы он был женат, разве писал бы такие нежные сообщения? Разве звал бы замуж и выбирал с ней платье? Разве проводил бы с ней ночи? Ну невозможно, невозможно всё это делать будучи женатым! Несколько раз она хотела спросить у него мессенджере, но каждый раз стирала уже напечатанное сообщение.

Как удачно родители уехали в гости, сегодня они с любимым вдоволь наговорятся, и она уверена, всё выяснят. А завтра она позвонит Иришке и расскажет, что её Михаэль не только лучший мужчина в мире, но и прекрасный человек. Такой будет замечательным главой их района.

— Евочка, я каждый раз смотрю на тебя и восхищаюсь: ты такая красивая! Не верится, что отдала своё сердце мне! — Михаэль протянул девушке розы.

— Заходи, милый. Я приготовила картошку по-французски, как ты любишь.

— Ты просто прелесть, душа моя.

Они сидели за столом и Ева ловила восхищённые взгляды любимого. Она знала, что означают эти взгляды, и её юное тело жаждало того же. Но лучше она всё выяснит сейчас, и без того два дня придумывает всякую чушь.

— Михаэль, прикинь, мне сказали, что ты женат!

Мужчина не пошевелился. Но по тому, как изменилось выражение лица и взгляд стал сурово-жёстким она поняла: правда.

— Кто сказал? — дожёвывая картошку и, не меняясь в голосе, спросил он. Всё тот же уверенный, спокойный голос с лёгкими металлическими нотками.

— Не важно. — её голос напротив звенел тысячей слёз, бьющихся о дно души — Это правда?

— Да, — Михаэль смотрел насмешливо и с вызовом.

— Ты… Ты её любишь? — Господи, хоть бы он ответил, что нет, не любит. Но мужчина усмехнулся:

— Все вы одинаковые, все помешаны на любви. Вам достаточно наплести про любовь и вы согласны на всё.

Ева молчала, стараясь удержать катившиеся из глаз слёзы, но у неё не получалось. Оттого ей было стыдно и унизительно. Его надо выгнать, накричать, обозвать, может даже ударить. Но то, что он говорил ей парализовало всё её нутро и она не могла ничего сделать.

— Детка, да ты мне ещё спасибо потом скажешь. Когда подрастëшь, конечно, — он противно ухмыльнулся. — Нет никакой любви в этом мире, всё это сказочки. Для таких наивных дурочек как ты. Ну, и такой как моя жена. Но у неё помимо смазливой мордашки ещё и хорошие связи отца. Ну что ты плачешь, глупышка? Разве нам было плохо вместе? Вспомни, как ты кайфовала ночами… Разве твой ровесник способен подарить тебе такое блаженство? Да если бы не я, тебя трахнул бы какой-нибудь одногруппник, на вечеринке. Ты бы потом секс возненавидела. Я тебя всему обучил, ты теперь знаешь, что такое наслаждение. Постарше станешь, поймёшь о чём я. Когда попадётся в жизни пара дровосеков! А сколько всего я тебе подарил? Ты теперь знаешь, что одними словами сыт не будешь. Хочет тебя — пусть добивается, пусть тратит на тебя деньги. Ведь ты этого достойна, красавица моя.

— Почему ты звал меня замуж, если уже женат? — просипела Ева.

— Потому что стоит вас позвать замуж, как у вас крышу начисто сносит. Все вы одинаковые! Ведëтесь на белые платья и туфли. Вы на всё ради них готовы. Любую мужскую фантазию удовлетворите лишь бы замуж. Разве нет? Вы все одинаковые! — повторил Михаэль, самодовольно ухмыльнувшись.

— Уходи. — собрав последние кусочки гордости, прошептала Ева.

— Уйду. Но ты мой номер знаешь. Звони, если передумаешь. Мне было здорово с тобой, я не против повторить. Тем более теперь, когда не надо от тебя скрывать. Ну и то, что я теперь буду жить здесь, удобно. Правда?

— Уходи из моей жизни…

Михаэль поправил галстук, взял ключи от машины. Несколько секунд смотрел на девушку, коснулся пальцем кончика её носа:

— Не грусти, красотка. Поверь, так лучше для тебя, — и он навсегда закрыл дверь её квартиры.

Но не только её. Он закрыл дверь, ведущую в сердце Евы. Ей тридцать. Дважды замужем. Дважды в разводе. Смеётся. Откидывает пшеничного цвета волосы назад, одним движением зажигая сердца сотни мужчин. Всё так же прекрасно её тело, и гладка кожа.

 

Но сердце закрыто ото всех. Не помнит, когда в последний раз плакала над фильмом. Не помнит, когда было желание сделать для кого-то приятное. Зачем? Зачем всё это, если все люди одинаковы? Свою жизнь называет одним словом — функционирование.

А любовь? Что любовь? Нет её в этом мире.

*****

Увы, основано на реальных событиях. Говорят, если Бог дал испытание, значит, ты в силах его пройти. И стать счастливее.

Кого-то сломает, кого-то научит чему-то. Все мы разные 🌹

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.37MB | MySQL:85 | 0,771sec