Всё как у всех

Михаил и Катерина уже семнадцать лет вместе. Немалый опыт для семьи.

Начиналось всё как у всех. Молодые были, «зелёные», хотелось всё и сразу. Влюбились, поженились, совсем скоро родили ребенка. И радости, и неприятности — справлялись со всем, ценили, любили друг друга и жизнь свою семейную.

 

Вокруг такие же молодые семьи, крутятся, что-то делают, куда-то ездят: в магазины вместе, в парк, к родителям. И Миша с Катей так же — ребенка у бабушки оставили, у самих ужин вдвоем, романтика. Хорошо ведь для поддержания здоровых отношений. А потом, год-другой и стало как-то холоднее.

Год за годом, а семья не крепнет. Наоборот, одному что-то не понравилось, другой обиделся, в ответ вспомнить двухлетней давности обиду. И понеслось — всё больше, всё чаще, сильнее и больнее. Говорят, если что-то не нравится, нужно высказать, поговорить об этом, найти решение вместе. Вот и высказывают. Да только не с целью понять друг друга и найти решение. А чтобы уколоть больнее. Каждый думает, что он вкладывает больше. Каждый думает, что другой ничего этого не ценит.

Спустя семнадцать лет совместной жизни стало понятно, что совместного ничего уже и нет, кроме детей и быта. Старшему сыну пятнадцать, пропадает на учебе или со сверстниками, не особо вникает, что между родителями происходит. Дочке пять, в садик ходит. Любит и маму, и папу. Но как будто по отдельности. Ведь вместе они теперь и не бывают.

Михаил рано утром на работу, по пути старшего в школу подбросить. После работы заскочить к старушке матери, помочь в делах. Потом ещё в гараж, в машине поковыряться. Напоследок перед сном сходить в спортзал, чтобы выбить из себя последние силы. Чтобы не осталось ничего из того, что можно было бы потратить на очередную порцию ссор и претензий.

Катерина с утра дочку в садик. А потом от безысходности пожаловаться подруге:

— Вчера опять этот козел поздно пришел, наверное с любовницей кувыркался. Я даже ужин не стала готовить, всё равно не дождешься от него ни цветов, ни подарков.

— Мой тоже поздно приходит, но если ужин не приготовлю, устроит нагоняй!

— Ничего себе! Мой устроил бы нагоняй, ага! Я бы сама ему устроила.

— Я в своем уверена, работает допоздна, без всяких любовниц. Сейчас добавили обязанности, но и зарплату подняли, хоть с долгами рассчитаемся быстрее.

— А у нас денег всегда не хватает. Ипотека, продукты и машина, которая хуже любовницы требует внимания. Забыли, когда последний раз куда-то ездили отдыхать. Детям на новую одежду еле выкраиваю. Про себя вообще молчу, наверное последний раз что-то покупала лет пять назад.

— Может тебе любовника? И радость, и подарки, и интим будет.

— Да ты что, я не могу так, — возмутилась Катерина.

 

— Тогда может развестись? Пусть работает, платит алименты. Ванька взрослый, с отцом останется. А вы с Лизочкой отдельно будете жить. Ни забот, ни хлопот.

— Не знаю, как-то не думала про это. Столько лет вместе, как разойтись…

Задумалась. И правда, если разводиться, что будет? Как дети это воспримут? Как самой жить? Она уже и не знает, что такое своя собственная жизнь. Всегда в уме галочка стояла, про мужа и детей. Всё для них.

Некоторые подруги живут «как у Христа за пазухой». Только не говорят, что мужья платят им за молчание. Мол, сиди дома, покупай что хочешь, детей воспитывай, и молчи — пока я с другими встречаюсь, люблю и любим. Так и живут, видимость благополучной семейной жизни. И их это устраивает. А для Катерины такая жизнь была бы неприемлема.

Сами поженились в двадцать. Думали, пора, чего тянуть? Полюбил — женись, строй дом, рожай детей. Но чувства утихли примерно на стадии фундамента. Вот и стены пошли кривенькие, ненадёжные. Мутные окна, двери скрипучие. Так и стали жить — новое, но заочно ветхое. И отношения такие же стали, ветхие. Чуть сильнее ветер, и вот-вот рухнет всё.

Наверное каждый ожидал чего-то другого, представлял свою счастливую семейную жизнь иначе. А тут не складывается картинка. Он не видит в ней женщины, заботливой и понимающей, которая всегда с улыбкой встретит уставшего мужа с работы, накормит вкусным ужином, расслабит, не будет грузить новой порцией проблем или своих выводов о том, что они как-то не так живут. Она в нем не видит мужчину, того успешного брутального, который живёт в голове у каждой женщины, который одним щелчком пальцев все проблемы разом.

Всё так обычно, неинтересно, пресно. Кто кому должен? Кажется, оба вкладывают слишком много, а от другого не дождешься. И так год за годом пролетают. Она своим долгом считает составление списков, что оплатить, что купить. А для него стало в порядке вещей самому себе готовить, стирать, и проводить основную часть жизни вне дома.

Что можно изменить? Да наверное, уже ничего. Возраст, привычки — кому мы нужны такие? Главное — это наши дети. Вот ради них будем дальше в том же направлении. Вырастут дети, тогда и подумаем, как изменить жизнь свою. Если она ещё будет. Вот сядут двое потом, бросят взгляд на прожитые годы, на пролитые слёзы. Теперь уже и не надо никуда, приросли друг к другу

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.35MB | MySQL:85 | 0,514sec