Замуж за гeнepaлa

С раннего детства бабушка напророчила Вере, что выйдет она замуж за гeнepaлa…

То есть было не совсем так: сперва такое пророчество услышала сама бабушка, Анна Федоровна, когда была еще маленькой девочкой Нюркой, средней из трех сестер. И самой красивой — по утверждению её крёстной матери, которая очень девочку полюбила и, зайдя в гости, всегда ахала:

— Ох, Аннушка-то у нас какая красавица! Замуж выйдет не меньше, как за генерала!

Мать сестер только морщилась:

— Чего девке зря голову дурить? Где ты этих генералов видела?

 

Жили-то в селе, хоть в большом и богатом, но генералов там отродясь не водилось. Да и рядовых не было! Но Нюре слова крёстной в душу запали, и она частенько спрашивала: кто же это такие ― генералы ― да где их берут. Крестная, судя по всему, и сама не очень-то знала. Говорила, что генералы — это которые богатые, красивые, с усами и все в орденах! А какой же девочке не захочется за такого выйти замуж?

Так что головёнка Нюркина, видать, задурилась, и потому замуж она чего-то не спешила — видимо, ждала своего генерала. Тем более, что когда ей ещё и десяти лет не было, переехали они с матерью и сёстрами в большой город, где, конечно, генералов гораздо больше, — так считала Нюра, ― и ждала… Сестры, Даша и Зина, которые, видимо, в красоте ей не уступали, уже замужем были, а она все ждала.

Потом все-таки к тридцати годам поняла, что не дело — уже племянники большие подрастают, а она все в девках сидит! Плюнула, вышла замуж за того, кто предлагал — за неплохого, в общем, человека. Но прожили недолго — как только родился сын Володя, так муж этот и пропал неизвестно куда. Нюра, конечно, поплакала, но, с другой стороны, посчитала, что это место для генерала освободилось.

И ведь надо же такому случиться, что уже на пороге пенсии, но ведь дождалась же! Как раз Володенька её в армию ушёл, она одна осталась, тосковала очень — не привыкла к одиночеству! И тут появился некий отставной военный. Может, и не совсем генерал, а может и совсем не генерал — полковник какой-нибудь или капитан, но и с усами, и с орденами-медалями, то есть, все, как предсказано! И с серьёзными намерениями — хотел именно жениться, а не просто так. Она, действительно, видная женщина была, даже в таком немолодом возрасте, и, само собой, стало бы она какой-никакой, а генеральшей!

Да тут вернулся из армии Володенька, да не один, а с женой. Поначалу Нюрка, ставшая к этому времени уже Анной Федоровной, даже довольна была невесткой — Володя ей и из армии писал, что познакомился, жениться собирается на хорошей девушке, живет в деревне, но учительницей работает. Стало быть, не какая-нибудь свинопаска деревенская — учительница! То есть, жизнь налаживалась: и сама будет женой, пусть отставного, но военного, и у сына жена интеллигентная. Есть чем гордиться!

Пока молодые приехали, пока свадьбу справили, пока то да сё — не до собственной свадьбы стало Анне Федоровне. А тут еще выяснилось, что невеста сына беременна… А у жениха, который генерал, своих детей аж трое, и внуки уже есть, и всем помогать надо — то есть самой Анне от этого генеральства толку ноль — как бы еще эти генеральские дети ей же на шею не сели. А она была женщиной неглупой, потому, подумав, сказала своему «генералу:

— Уж простите, но не до этого нам! Пора внуков воспитывать, а не женихаться.

Но от своей мечты отказываться было обидно, и потому она, когда домой принесли внучку Верочку, сразу сказала:

— Теперь я судьбу ей передаю! Мне не удалось, пусть она за генерала выходит!

С мнением невестки на этот счёт она не особо считалась, потому что всякого уважения к ней быстро лишилась. Выяснилось, что учительницей-то она была, видимо, подходящей для деревенской школы, где и работала, а в городе её и воспитательницей в детский сад едва-едва взяли — у нее даже высшего образования не было, курсы какие-то окончила и все! В общем, разочаровала. И внучкой занималась по большей части Анна Федоровна — боялась, что Катька-неряха из девочки такую же чумичку вырастит! А бабушка Верочку учила:

— Это мамке твоей только горшки выносить, ни на что больше не годна! А тебе другая будет судьба — за генерала выйдешь, богатая будешь, счастливая! — внушала она ребенку, и Верочка верила.

Пока маленькая была — верила, как любой ребенок взрослому, а как подросла, так и вправду уверилась, что у нее судьба получше, чем у других. Росла она уже не в то время, в какое ее бабушка, то есть, вольно или невольно, а побольше знала о генералах — по телевизору их видела. Правда, где их в качестве жениха можно найти — не знала, но тут тоже бабушка ей объясняла, что судьба, мол, и за печкой найдет. Но жили они в городской квартире, печки не было, так что прятаться от генералов Верочка и не собиралась.

Бабушка умерла, когда Верочке было двенадцать лет, и к этому возрасту в душе её уже проросли нужные семена — она была уверена, что ее генерал от нее уж точно не уйдет!

 

Правда, мама после смерти бабушки пыталась избавить ребенка от этой уверенности:

— Жаль, что ты только характером в бабку пошла, а не внешностью… Она-то видная была! А ты в меня пошла — попроще… Хотя и бабка, при всех своих статях, генерала не дождалась!

— А я дождусь! — была уверена Вера.

— Ну да, дождешься, генералы-то — они тоже не дурачки, их надо если не красотой, так умом брать! А у тебя вон в дневнике тройка — и та за праздник! Да и вообще, у генералов уже генеральши есть, а тебе придется в лучшем случае за курсанта выходить, а это тоже не дай бог… Хотя желающих-то тоже ого-го сколько, не пробьешься ты! Не строй таких планов, попроще будь.

— Ага, как ты — в детский сад сопли вытирать! И замуж за такого, как наш папочка, только пить горазд.

Так она с малых лет и спорила с матерью. Однако, взрослея, понимала, что в чем-то мама права: генералы по улицам в поисках невест не разгуливают. Значит, надо действительно начинать не с седых генералов, а с юных корнетов, то есть курсантов! А где их брать? Понятное дело — в военном училище, куда все девчонки ездят на танцы, там и познакомиться с подходящим! Не генеральшей, так офицершей точно станет…

Съездила в компании подружек пару раз. На третий приехала домой уже со слезами, — никто ее не приглашал! Уж, кажется, и выглядит она не хуже подруг, и одевается… Хотя среди них тоже счастливиц не было — кого-то, может, и приглашают, но и только, на этом все знакомство и заканчивается. Придирчивый народ эти курсанты, оказывается! Вот Вера и не выдержала — крутилась-крутилась, а никто внимание не обращает… Вот и довели до слез, и ушла ни с чем… То есть ни с кем. Одна.

Обиделась Верочка на этих курсантов и решила больше не ездить. Да еще мама, увидев ее настроение, начала подзуживать: «А я тебе говорила…».

— С давних пор все за офицеров замуж норовят, а тебе через этих невест не пробиться!

— Да что же, мам, я самая уродливая, что ли? — плакала Вера.

— Не уродливая, а просто не самая, наверное, оборотистая или удачливая… Да что ты ревешь-то как будто кроме офицеров женихов нет! К тому же тебе еще только семнадцать лет, сто раз еще успеешь найти себе… Ох, бабуся твоя, царство ей небесное! Задурила голову своими генералами. А офицеры эти — не лучший вариант, бабники все! И постоянно по командировкам, а тебе одной куковать, да еще неизвестно где, завезут куда-нибудь в степь…

Ну что поделать, если хотелось Вере сначала за офицера, потом просто за хорошего человека. Много там бабушка понимала! Сказала «генерал», а сейчас вон на каждом, самом малом предприятии начальник как называется? «Генеральный директор»! Это еще лучше, чем офицер. Да, женаты все, Веру даже в любовницы такие не зовут. Но все равно она ждала своего часа, своего жениха! Желательно не простого какого-нибудь рабочего! Хватит того, что у нее отец вон… Его профессия называется «жестянщик», сказать стыдно! Нет, она все-таки кого получше хотела!

Так вот ждала-ждала, не успела оглянуться — а ей уже двадцать девять, уже младший брат жениться успел, а она все не замужем! И даже мама теперь вместо сочувствия хихикает:

— Ну что, все генерала ждешь?

А она хоть кого-нибудь ждала, но где там! Или уже женатые, или брошенные. Нет, Вере таких не надо! А время бежит все быстрее, все незаметнее, поневоле вспоминается «Разборчивая невеста» ― и делается все грустнее… Особенно когда приходишь в гости к подругам, у которых детки, семья, заботы и радости… В такой обстановке любому мужу будешь рада — если бы еще и он был! А ее время уже проходит. И, может, прошло бы безвозвратно, если бы мама однажды не сказала:

— Ну все, Верка, не позволю я тебе в девках ходить! Я в гости генерала пригласила.

— Где ты его взяла-то? — без всякого воодушевления сказала Вера, поняв, что мама шутит.

— А у нас детсад-то ремонтируют, прораб там рабочих гоняет — представительный, голос зычный. Его рабочие так и зовут генералом! Слышу, рабочие говорят: «Хоть бы женился этот генерал, жену бы дома строил, а то сам домой не идет и нас задерживает». Ну, я с ним познакомилась поближе и пригласила. Упустишь — сама виновата будешь, так что прическу сделай и принарядись.

 

Вера надула было губы, собралась фыркнуть… и передумала! В самом деле, что она ищет? Вот тебе генерал! Не согласится? Ну тогда и правда дело ее кислое! Да и что бы ему не согласиться — одинокий, домой идти не хочет, питается, наверно, консервами, со зла на рабочих и орет! Вере казалось, что она уже немного влюбилась в этого, еще ни разу не виденного ею человека! Но мама же сказала — представительный, она уж не стала бы знакомить дочку с черт знает кем! Надо брать и поскорее, пока он желудок себе не испортил — больного ей только не хватало!

И Вера торопливо наводила красоту, надеясь произвести впечатление.

В это же время и прораб Валерий разглядывал свое отражение в зеркале, собираясь на смотрины. Да, он был одинок — смолоду как-то не получилось, а теперь… некогда! Но вот эта воспитательница, помогавшая убирать строительный мусор, как-то словно невзначай стала рассказывать про дочку, пригласила на обед…

«Ну а что, если дочка на нее похожа, то самое то! Тридцать лет, а мне тридцать семь — отлично! Одинокая, замужем не была… Скромная, наверно, не гулящая, если мать вынуждена ей женихов искать! Эх, надо было рубаху белую, да она не поглажена… Ну ладно, не понравлюсь — так хоть пожру домашнего в кои-то веки!» — думал он.

* * *

В дверь позвонили, мама выключила духовку, вздохнула:

— Минута в минуту! Открывай иди, твой это.

Вера открыла дверь, увидела действительно представительного, симпатичного мужчину с ярким и пышным, как на купеческую свадьбу, букетом. Не таким ли ей представлялся будущий муж?

— Генерал… — только и выдохнула она. Свадьбу справили одновременно с ее тридцатилетним юбилеем.

Автор: Филомена

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.39MB | MySQL:85 | 0,516sec