Художник

Десятилетняя Катя шла с мамой по оживленной улице и смотрела по сторонам. Вдоль домов расположились уличные художники, которые продавали свои картины. У некоторых толпились люди, рассматривали, приценивались. Мама на останавливалась, шла вперед и тащила за собой Катю.

Девочка знала, что мама Надя ей не родная. Мачеха. Но она не любила этого слова и называла ее так, как просил папа, именно мамой. Ее родная мама уехала куда-то далеко, когда Катя пошла в первый класс.

Девочка помнила этот разговор родителей:

— Ей с тобой будет лучше, Эдик. Пойми, я не создана для материнства и для семейной жизни.

Эти слова врезались в память на всю жизнь. Год назад папа женился на тете Наде. Девочка часто сравнивала ее с мамой, красивой, белокурой, с яркой помадой на губах.

А тетя Надя была обычной, похожей на ее школьную учительницу Анну Георгиевну. Простые серые костюмы, туфли без каблуков, волосы зачесаны назад и собраны в пучок.

Она не обижала Катю, но и не любила, как мама. Никогда не обнимет, не приголубит, не скажет нежных слов: «Ты моя принцесса» или «Ты самая красивая девочка на свете».

Вот и сейчас мама Надя крепко держала Катю за руку и тянула за собой. Катя еле успевала за ее быстрым размашистым шагом.

В конце улицы они вдруг остановились. У мольберта стоял молодой мужчина и рисовал портрет девочки, такой же как Катя, с белым бантом в черных волосах. Только бант у Кати был голубой.

Обе залюбовались портретом, который художник уже заканчивал. Мама посмотрела на часы и сказала:

— Мы рано пришли, у нас есть еще почти час. Хочешь такой портрет?

Еще бы! Катя чуть не подпрыгнула от радости. Они пришли сюда, чтобы встретиться с папой и вместе пойти в кино. И тут такая удача!

— Да, хочу, — ответила девочка, не скрывая радости.

Художник обернулся и подарил ей улыбку. Именно подарил! Как принц Золушке на балу.

— Хотите, чтобы я нарисовал портрет вашей прелестной малышки? – спросил он у мамы Нади.

Мама спросила цену и одобрительно кивнула. Катю тут же усадили напротив этого волшебника, он укрепил на мольберте чистый лист ватмана и стал смотреть на Катю внимательно, будто изучая ее лицо.

Девочка еще не умела смущаться под мужскими взглядами и тоже смотрела на него, доверчиво улыбаясь. И он начал творить.

Мама стояла рядом, иногда поглядывая через дорогу в ожидании папы, и в то же время разговаривая с молодым художником. Оказалось, что ему всего восемнадцать лет, он студент художественного училища, а на жизнь подрабатывает портретами в свободное от учебы время.

— У вас талант, молодой человек. Очень точно схватываете черты лица и даже характер передаете. Портрет предыдущей девочки был великолепным, — сказала ему мама.

Юноша слегка покраснел и ответил:

— Благодарю вас. У меня учитель портретист от Бога, Шумеров Владислав Иосифович. Может, слышали?

Они беседовали, но художник продолжал свою работу, часто всматриваясь в Катино лицо, а она не сводила с него глаз. Таких красивых молодых мужчин она еще никогда не видела.

Да, собственно, и не обращала на них внимания. Этот был первым, на которого она посмотрела с чистым девичьим удивлением. Оказывается, мужчины тоже могут быть красивыми.

Наконец, портрет был закончен. Мама Надя не скрывала своего восхищения, как и Катя, которая впервые увидела не свою фотографию, а именно портрет, большой, настоящий. Художник поставил в уголке свою подпись, сказал, что ему пора и стал собирать свои принадлежности, а тут и папа подошел.

Дома портрет вставили в рамку и повесили в Катиной комнате. Она любовалась им и думала о художнике, красивом, загадочном и, как сказала мама Надя, талантливом.

Он представлялся ей принцем из сказки, который когда-нибудь, когда она станет такой же взрослой, как он, найдет ее и уведет в чудесную страну, где цветут розы, сияет радуга. Он возьмет ее за руку и скажет: «Ты моя принцесса».

Она даже сон такой видела: они вдвоем стоят, взявшись за руки, а напротив в лучах солнца ее родная мама, она улыбается нежно-нежно… Где она? Почему бросила ее? Катя проснулась и заплакала. Ей очень захотелось туда, в эту волшебную страну из сна. Но она была еще маленькой, и ее мечте пока не суждено было сбыться.

Прошло двенадцать лет.

Катя училась в медицинском институте, уехав от отца и мамы Нади в другой город. Они сняли для нее небольшую студию, чтобы не жить в общежитии.

— Какая там учеба? – сказал тогда папа. – Одни гулянки на уме в этих общагах. Пусть живет и привыкает к самостоятельности.

Катя выросла красивой девушкой и была очень серьезной. От претендентов в женихи отмахивалась. Не нравился ей никто. И вместо гулянок у нее на уме была одна учеба. В ее уютной комнате на стене висел ее портрет, а память о художнике так и жила в глубине ее незамутненной души.

***
С Игорем она познакомилась случайно. Гуляла по набережной в один из погожих осенних деньков и увидела его, сидящим на скамейке. Он разговаривал с кем-то по телефону, а когда проходила мимо, услышала:

— И что, никой надежды? – голос его дрогнул, и Катя замедлила шаг, ей показалось, что мужчина заплакал, отойдя к парапету. Плечи его слегка вздрагивали, и она не смогла пройти мимо.

— Что-то случилось? – спросила она участливо.

Он глянул на нее отрешенным взглядом и ничего не ответил. Девушка стояла рядом. Одет мужчина был довольно просто, а искаженное горем лицо выдавало полную безнадежность и тревогу.

— Мама… утром отвез ее в больницу, а сейчас позвонили и сказали, что счет времени идет на дни, — наконец ответил он.

Они постояли молча, и Катя снова спросила, может ли она помочь? Сказала, что учится в мединституте, хотя, какой от этого толк? Раз врачи не могут помочь больной, она тем более. Только успокоить разве что.

Они вместе пошли вдоль набережной. Разговорились. Игорь работал продавцом в магазине запчастей и подрабатывал сторожем в супермаркете. Туда они и направились.

Он хотел купить маме сок и фрукты. Катя пошла с ним и заметила, что он положил в корзину самый дешевый сок, а из фруктов выбрал всего один апельсин средних размеров и один банан.

Ей было неудобно как-то, но она все же предложила свою помощь: и сок хороший выбрала, и фрукты. Игорь не стал отказываться, поблагодарил, когда Катя расплатилась, купив ей небольшую шоколадку. Затем она дала ему свой номер телефона и сказала:

— Позвоните, если нужна будет помощь, — и на этом они расстались.

Игорь перезвонил лишь через месяц, напомнил о себе. Сказал, что маму похоронил и теперь не находит себе места. Они встретились снова. Побродили по вечернему городу. Выглядел он немного получше: джинсы, новые кроссовки, легкая курточка.

Вечер выдался довольно прохладным, накрапывал дождь. Он рассказывал про маму, про себя. Как они остались одни после смерти отца, ему тогда пришлось бросить учебу, вернуться в родной город и пойти работать мойщиком автомашин. Жизнь не баловала его. Мама умоляла продолжить учебу, но он не захотел, вернее, откладывал на потом.

Через несколько лет заболела мама. Из больниц не выходила, на его счастье его взяли на работу в салон по продаже автомобилей. Стал неплохо зарабатывать. Но салон закрылся, тогда он и нашел эту работу в магазине запчастей.

— Вот так и кручусь, Катя. Я совсем не приспособлен к жизни, не умею делать деньги, — сказал он с грустью.

Они уже подошли к ее дому, а дождь припустил не на шутку. Ей стало его жаль.

— Давайте я вас кофе напою или чаем горячим? А дождь перестанет, тогда и пойдете домой.

Мужчина согласился. Он пил горячий чай на кухне, а она украдкой рассматривала его.

Трудно сказать, сколько ему лет, тридцать или даже больше. Короткая стрижка под ежик, морщинки у глаз, глубокая складка на лбу.

Он всем своим видом вызывал не то, чтобы жалость, а какое-то чувство сожаления, что его жизнь сложилась не так, как хотелось бы, а он ничего не мог с эти поделать. Так ей казалось.

И все же в его чертах было что-то неуловимо знакомое, особенно во взгляде, которым он смотрел на нее, быстро отводя глаза в сторону.

Что-то беспокоило Катю, какое-то смутное предчувствие. Или догадка.

— Пойдемте, я вам кое-что покажу, — сказала вдруг она и пригласила в комнату.

Ее портрет на стене он увидел сразу и буквально застыл перед ним. Потом подошел поближе, присмотрелся к подписи в уголке и сказал тихо:

— Не может быть… Это же моя рука, Катя! Вы что, узнали меня?!

— Сейчас да. Что случилось, Игорь? Почему вы не пишите больше? У вас же талант!

Мужчина сел на стул и обхватил голову руками.

— Он испарился, как и не было его никогда. Это как у певцов пропадает голос и больше не возвращается. Так и у меня. Не могу ничего написать, как ни стараюсь. Мой учитель, Владислав Иосифович, давно умер, и в училище меня больше не приняли. Сказали, безнадежен. Вот так. А на платное сами понимаете, денег нет.

Проговорили они всю ночь, Катя рассказала о своей жизни, как потеряла маму в детстве и больше никогда ее не видела. Отец с мачехой живы и здоровы, и она наведывается к ним. Но все равно чувствует себя потерянной какой-то. Только учеба и спасает.

Они нашлись, два одиночества, и почувствовали, как нужны друг другу. В ней всколыхнулось та детская, но так и не забытая мечта о принце. И он вспомнил то счастливое время, когда мог творить, был полон радостных надежд.

Вскоре молодые люди поженились. Перед свадьбой Катя рассказала маме Наде про их встречу. Она была шокирована этим событием, и назвала его судьбой!

Катя, переехав к мужу, продолжала свою учебу, а Игорь стал понемногу писать. Сначала написал их свадебный портрет. Получилось так себе, и он его переписал.

Потом в гости приехали отец с мамой Надей. Игорь написал ее портрет. И дело пошло. Открылось второе дыхание. Только на учебу уже времени не было. Нужно было содержать семью. Но у Игоря появились заказчики, он стал подрабатывать своим мастерством.

 

Катя окончила институт и родила сына Павлика. У них получилась счастливая семья! Каждый занимался любимым делом, но главное – это исполнившаяся мечта Кати.

Она видела в муже того самого принца, о котором мечтала в детстве: любящего, нежного, благодарного судьбе за то, что она когда-то, много лет назад появилась в его жизни и осталась в ней навсегда.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.54MB | MySQL:89 | 0,386sec