«Может, и теперь ходят…»

Всё как-то в жизни Софьи пошло наперекосяк: работы нет, дочь далеко, а тут ещё и сама серьёзно заболела… На душе было муторно и тяжко и весь мир казался серым и враждебным к ней. Хотелось сесть в машину и ехать, куда глаза глядят.

-Хотя, нет! Поеду в родную деревню, там родительский дом. Всё то, что когда-то было близкими и понятным сердцу.

 

Софья спустилась вниз, села в свой видавший виды автомобиль и решительно повернула ключ зажигания. За окном мелькал знакомый пейзаж и душа её потихоньку успокаивалась. Вот и поворот с указателем — ещё 5 километров по грунтовой дороге, и она Дома.

Родительский дом производил удручающее впечатление. Он стоял старый, ветхий, почерневший от времени, словно немым укором ей, совсем позабывшей родные края. Весь участок зарос сорной травой. Но если бы только это! Все деревья в когда-то богатом саду были вырублены чьей-то варварской рукой. Кто-то уничтожил то, что родители Софьи с такой любовью когда-то холили и лелеяли. Яблони, вишни, сливы… — всё превратилось в одинаковые пеньки. На глаза Софьи от отчаяния навернулись слёзы. -Ну, вот! Ещё и это! — с болью в сердце подумала она.

Соседи клялись и божились: не их рук дело. И кто это сделал – не знают. Рядом дом тоже пустотой скучает. Кто-то и там начал деревья пилить.

София, когда ехала в родительский дом, думала, что может, на клочке родной земли душе станет легче и придёт утешение. А тут — такое! И ведь как нарочно: все несчастья на её голову. Слёзы застилали глаза, как туман, накрывший мир. Софья не хотела, чтобы её видели, о чём-то спрашивали. И она скрылась в старом покосившемся домишки. Кругом сырость и запустение, как и во всей её жизни. Женщина тяжело опустилась на табурет, на котором когда-то любил сидеть отец.

– Как дальше жить? – шептала она. – И зачем?

Где-то вдалеке глухо отозвалась птица. А может, это вскрикнула душа усопших отца или матери, услышав это «зачем» из уст дочери…

***

Софии пришлось долго и серьёзно лечиться. Все отложенные на «чёрный день» деньги пришлось потратить, потому что наступил именно тот «чёрный день». Сколько слёз она пролила, ожидая,что дорогущие лекарства и процедуры помогут и анализы, наконец, покажут, что она здорова и может жить дальше спокойно. Но лечение продвигалось медленно: все улучшения, если какие и были, держались недолго и всё возвращалось на круги своя. Хотела продать автомобиль, который купила, давно, когда ещё были живы родители, чтобы удобнее было к ним добираться. Но уже порядком изношенная машина никого не интересовала.

А тут новая беда: несколько дней назад её уволили с работы. Её непосредственный руководитель, стыдливо опустив глаза, объяснял это производственной необходимостью. Мол, в их издательстве стало меньше заказов. И неизвестно, что будет дальше. Поэтому…

На самом же деле, как поведали по секрету Софии всезнающие коллеги, шеф просто хочет взять на её место родственницу местного чиновника, которому чем-то обязан.

-Он обязан, а расплачиваться должна я! — горько подумала тогда София и, понурив голову, пошла собирать свои вещи.

 

Эта внезапная новость об увольнении просто «убила» её. Женщине предстояло сдать уйму дорогих анализов, обследоваться. А на какие деньги? И где теперь искать работу в пятьдесят лет, когда даже на должность уборщицы хотят молодых?

За помощью решила обратиться к дочери, которая устроилась работать вместе с мужем за границей. Позвонила ей.

-Доченька, одолжи несколько пару сотен евро. — попросила она, обрисовав ситуацию.

– Мама, ты пойми, мы с Пашей здесь работаем чтобы в кредиты не лезть! Нам столько всего нужно! И когда ты деньги вернёшь, если работы нет?! Если хочешь, приезжай сюда, поможем найти какие-то заработки, жилье. Но сразу предупреждаю, лечиться здесь не получится, здесь здоровые нужны…

София положила трубку, просто не хватило душевных сил, чтобы дослушать «советы».

Тут же пронеслась перед глазаи вся её жизнь… София родила дочь Наталью вне брака. Парень, от которого она забеременела, жениться на ней отказался и посоветовал избавиться от ребёнка.

-Между нами всё кончено! Я люблю другую! — легко и даже слишком обыденно заявил он ей. «Как высморкался» — подумала несчастная брошенка.

Отец с матерью, узнав, что дочь беременна, сказали: — Рожай, Софочка! Что теперь делать? Раз господь послал ребёночка, щначит, на то его воля. Вырастим как-нибудь.

София тогда вздохнула с облегчением, потому как страшно было даже помыслить, как можно казнить ещё нерождённого ребенка.

В положенный срок у Софьи родилась премиленькая девочка, которую она назвала Наташей. Наверное, и Соня, и дедушка с бабушкой слишком уж баловали ребёнка. Ни в чём ей не отказывали. Просто не хотели, чтобы девочка чувствовала себя обделённой.

У Натальи сформировался очень сложный характер. Девушка часто упрекала мать, что растёт без отца. Когда же Софья начала встречаться с Игорем, который был холостяком и обещал любить Наташу, категорично заявила матери:

– Если нет родного отца, то и чужого не желаю. Если только этот твой Игорь переступит порог нашей квартиры, то я убегу из дома!

Софья тогда рассказала Игорю о тяжёлом разговоре с дочерью, и, не слушая с его стороны никаких доводов, поставила точку в их встречах…

-Наташенька важнее! — уговаривала она тогда себя, рыдая по ночам в подушку.

А Наташенька окончила торговый техникум, вышла замуж. Её свекровь работала за границей, вот и «перетащила» на заработки и сына с невесткой. Наталье за кордоном понравилось. Сказала матери, что домой возвращаться не собирается.

 

-Будем копить деньги, чтобы купить жилье в Европе!

Когда София заболела, дочь сослалась на занятость. Не приехала…Понятное дело: деньги важнее матери.

…Наплакавшись вдоволь в родном доме, словно прощаясь, ещё раз обошла знакомые с детства комнаты, и стараясь не смотреть в сторону пеньков, оставшихся от сада, Софья снова села в машину, завела её. На улице припустил ливень, словно погода плакала вместе с женщиной.

Вообще, Соня всегда ездила осторожно, и всегда чувствовала страх на крутом спуске. А сегодня…

-Я просто резко выверну руль. Потом скажут: было скользко, мокрая дорога, туман. Машину занесло, не справилась с управлением. Никто не узнает о её грехе… И все проблемы будут разом решены! — думала Софья, подъезжая к тому самому спуску, которого всегда опасалась.

Безумно колотилось сердце. Тело затекло. Вместо того, чтобы притормозить, она вдавила в пол педаль газа. И вдруг, почти посреди дороги материализовалась чья-то одинокая фигура. Она едва успела остановиться. Ведь одно дело своя жизнь, а совсем другое — чужая!

Выскочила под дождь из машины. На неё смотрели суровые и добрые одновременно глаза незнакомого старика.

– Не пора тебе ещё туда, куда ты спешишь сейчас, дитя, – сказал тихим, проникновенным голосом. – Мирская суета не стоит того, чтобы через неё бросать душу в бездну греха.

София разрыдалась. Слёзы ручьём бежали по щекам, смешиваясь с дождём.

– Вот, и ангел твой рыдает… Нельзя ангелов оставлять сиротами. Они, как люди, должны выполнить свою миссию… — сказал старик — После зимы всегда наступает весна. У людей всё так же, как в природе. Сейчас в твоём сердце холодно и пусто. Но пройдёт время и наступит весна… Езжай домой, дитя. И больше не огорчай своего ангела…

Дед медленно удалялся под дождём.

-Он даже не намок совсем! — вдруг сообразила Софья.

Женщина спохватилась: поблагодарить даже не успела. И не спросила, кто он, этот седой старец. Снова вышла из машины. Но странного путника как будто и не было. Лишь дождь, стучащий по асфальту, вспененные лужи и пустая дорога…

 

***

…Колокола звонили, созывая на вечернюю службу. Софья лёгкой походкой направлялась в храм. Теперь она здесь частый гость. Ей всё кажется, что лики святых чем-то напоминают того старца, который остановил её от необдуманного, импульсивного поступка. Особенно глаза – суровые и добрые одновременно.

Ведь потом случилось всё так, как он предсказывал…Через несколько дней сосед поинтересовадся, не передумала ли София продавать машину. Мол, его знакомому что-нибудь такое понадобилось бы.

Вырученных денег хватило и на анализы, и на обследование. Ещё и на жизнь осталось немного. И результаты порадовали. Врачи Софию утешили: со здоровьем всё теперь хорошо.

А ещё через несколько дней позвонила секретарша бывшего шефа. Спросила Софию, не хотела бы ли она вернуться на работу.

«Начали поступать выгодные заказы, а Вы, София – хороший специалист. » — прощебетала она в трубку.

Правда, на самом деле, всё было чуть-чуть не так. Просто работа, на которой нужно работать не понравилась родственнице чиновника. «Но ведь это уже неважно, когда у тебя в 50 лет снова есть работа» — усмехнулась София.

Ей всё казалось: кто-то невидимый двигает в нужном направлении стрелки часов её судьбы.

…Однажды, прогуливаясь по торговому центру, София в фойе наткнулась на детскую выставку-продажу. Учащиеся одной из школ собирали деньги на лечение своей одноклассницы. Здесь были картины, вязаные салфетки, вышивание, домашнее печенье и прочая всячина. И были там самодельные книжечки – с рисунками и маленькими текстами, написанными от руки. Преимущественно на рождественско-религиозную тематику. Они и заинтересовали Софию.

В одной книжечке девочка Ангелина писала о «духе Рождества, путешествующем по миру вплоть до весны». В другой – об ангелах-хранителях. В третьем – о её прабабушке Кате, которая рассказывала, что когда-то святые ходили по земле и помогали людям. Книга заканчивалась словами: «Может, и теперь ходят?».

Автор: Анна Молчановская

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.37MB | MySQL:85 | 0,695sec