Земляничное варенье

Это было первым воспоминанием Наташи — как её прабабушка варит в саду земляничное варенье.

У прабабушки было очень красивое, необычное имя — Аделаида. И сама она тоже была очень красивая и необычная — в свои восемьдесят с хвостиком одевалась в ретро-платья с кружевами, обожала носить брошки и шляпки, а зимой — непременно надевала каракулевую шубку, которая, несмотря на древность, выглядела так, что могла бы украсить витрину дорогого магазина! Аделаида любила повторять, что её предки — были очень интеллигентными, солидными людьми… Нет, она любила своего мужа — человека простого, работягу из народа, но не унимаясь подчеркивала эту разницу происхождения, по видимому, находя особую радость в том, что она — всё-таки очень особенная, уникальная, с богатейшим наследием!

 

— Ничего, — говаривал прадедушка Наташи, которого она почти и не помнила — он ушёл из жизни раньше бабушки. — Зато я мост строил и дома, которые мы с бригадой строили, ещё не один век простоят!

***

Дача у семьи Натальи была просто замечательной — стояла в окружении соснового бора. Здесь совсем не было слышно шума дороги, вместо этого — пели птицы, звенел родник.

Отсюда рукой было подать до неглубокой речушки, прогревавшейся ранней весной быстрее всех водоемов в округе. А на саму территорию дачи — часто забредали белки, ежи, а однажды — даже заглянул поросенок кабана! И умчался куда-то… После этого случая, кстати, дедушка Наташи взял и починил забор и с тех пор дырок в нем не было!

Аделаида до последнего своего дня на Земле оставалась в ясном уме и была активной, веселой! Она привыкла жить в движении и от других требовала того же. А ещё она терпеть не могла всяких там современных магазинных продуктов и потому обеих своих дочерей, а также трёх внучек, учила готовить вкусную и полезную домашнюю пищу.

Что до земляничного варенья, то на него Аделаида брала именно землянику лесную, за которой когда-то ходила сама, а потом — гоняла в эти походы домашних.

— Мам, — не раз говорила ей дочка, то есть бабушка Наташи. — Может быть, всё-таки снизойдешь до нашей садовой клубники? Вон, смотри, какая сладкая, ягодка к ягодке!

— Неплохо, — снисходительно оценивала плоды Аделаида, но итог всегда был один. — Только не душистая совсем. Нет в ней того, нужного оттенка вкуса!

И снова начинался поход на земляничные, дальние полянки, для которого нужно было идти в лес за сосновым бором и там блуждать, перебираться через бурелом…

Зато какое получалось варенье! Аделаида крутила его буквально десятками банок и все они опустошались задолго до того, как на следующий год сходил первый снег! Что до процесса приготовления варенья, то это был почти что мистический обряд…

Во-первых, Аделаида никого не допускала до этого процесса — всё делала сама! Во-вторых, она запрещала снимать с варенья пробу (но, естественно, делала это сама), прежде чем будут готовы первые тринадцать банок… Вот такая необычная примета у неё была!

Маленькая Наташа помнила, как сидела на веранде и болтала ножками, просунутыми через резные перила. Ей очень хотелось варенья!

— Чего смотришь? — строго спросила её Аделаида и девочка притихла. — Варенья хочешь?

 

Наташенька нерешительно кивнула. Прабабушка, усмехнувшись, покачала головой, а потом старательно принялась собирать из таза пенки и собирала их до тех пор, пока блюдце не наполнилось с горкой.

— Иди сюда, лакомка!

Наташа, не веря своему счастью — ведь она, хоть и была малюткой, но была в курсе правила о том, что к варенью сперва приближаться нельзя, осторожно подошла. И аккуратно взяла теплое блюдце.

— Спасибо… — сказала она бабушке.

— Лучше говори, что благодаришь, — поправила её Аделаида. — Так изящнее получается. Как у аристократки! Ещё можно говорить, мол, благодарствую!

— Благодарю!

— Вот и умница, — рука с тонкими, изящными пальцами, украшенными несколькими старинными кольцами, опустилась на светловолосую макушку. — Беги в дом! Пусть мама тебе даст сдобную булку — так вкуснее будет!

Кивнув, Наташа припустила к даче.

— Стой! — вдруг окликнула её прабабушка, а когда девочка обернулась, они встретились взглядами и смотрела Аделаида очень серьёзно. — Пообещай мне, что когда станешь большой, то будешь на этой даче, так же, как я, варить земляничное варенье. Договорились?

— Договорились! — крикнула Наташа и поспешила в дом. Она согласилась, потому что любила бабулю, не видела ничего дурного в том, чтобы варить тазами вкуснейшее варенье, ну и еще потому, что так спешила съесть своё лакомство, что была готова вообще пообещать что угодно на свете!

Маленькая Наташа была бы счастлива жить на даче круглый год, но родители говорили, что они могут позволить здесь себе только отпуск, да ещё иногда — зимние долгие выходные на новогодние праздники… Круглый год на даче, которая, как Наташа поняла, подрастая, вообще то, была как хороший загородный дом, жили только её прабабушка, а также престарелые супруги — дедушка и бабушка.

Время летело, Наташа подрастала… Ушла из жизни прабабушка, а потом тяжело заболел дедушка. Родители говорили про какое-то «прогрессирующее старческое слабоумие», но Наташа с трудом понимала, что это значит! Потому что дедушка ей казался самым мудрым человеком на свете! Ведь это он научил её читать, писать и познакомил с большой книгой сказок, которую она любила перечитывать и позже уже, даже когда была старшеклассницей…

 

В те непростые дни в квартире, где жила Наташа с мамой и папой, собирались родственники. Взрослые о чем-то горячо спорили на кухне, мама часто плакала… На зимние каникулы на дачу не поехали.

— Дедушка в санаторий уехал, — объяснил всё, что считал нужным, Наташе отец.

— А когда вернётся?

— Он там совсем жить будет. Вместе с бабушкой.

— Понятно… — протянула Наташа, хотя мало что поняла.

Родители не хотели говорить многого… Зато друзья во дворе рассказали!

— У меня так мать бабку сдала, — поделился жизненным опытом друг Сашка. — Она чокнутая стала, потому что старая была уже. Она едой в стены кидалась и думала, что мы — шпионы из Англии! Воду в ванной не закрывала и соседей постоянно топила. В общем, сдали твоего деда в дом престарелых. А бабушку… Ну, если она не больная, то, наверное, с ним за компанию поехала… Чтобы приглядеть, — добавил Сашка мрачно. — Потому что в домах престарелых, бывает, жуть что твориться!

Наташа разревелась и убежала домой. Она требовала у родителей, чтобы они сейчас же забрали дедушку из страшного дома для стариков!

— И где только нахваталась? — возмутилась мама, а потом строго (хотя у самой глаза были на мокром месте), объяснила дочке, что её бабушка и дедушка в хорошем месте сейчас. Что это очень приличное место и там за дедушкой грамотно, квалифицированно ухаживают, а бабушка просто не стала его бросать, потому что очень любит и дня без него прожить не может!

— Значит, когда вы станете старенькими, — спросила Наташа. — Мне вас тоже придётся сдать в дом престарелых?

Мама велела ей не говорить глупостей, а потом позвала ужинать. Папа же после ужина и по секрету от мамы объяснил, что иногда человек и до ста лет живёт, а в доме престарелых не нуждается — если у него всё в порядке с головой, он не буянит и есть люди родные, которые способны о нём позаботиться.

— Вот как Аделаида, — улыбнулся папа. — Всем бы таким в старости быть, как она!

— Понятно… — протянула Наташа, которой в самом деле — теперь всё стало понятно. — А когда мы на дачу поедем? Летом?

— Не знаю, — ответил папа.

 

Это был сложный вопрос. Раньше бабушка и дедушка тратили со своей пенсии деньги на содержание дачи — вместе они в молодости работали на Севере, имели хорошие, серьёзные профессии и поэтому пенсию получали немаленькую. Да и любили они это место… Но теперь?! Возник вопрос — а так ли нужна эта дача? С огромным фруктовым садом, за которым приглядывать нужно все четыре сезона в году. С большим, двухэтажным домом, за которым тоже пригляд нужен — и чтобы не разваливался и чтобы не обнесли. Теоретически, для летнего отдыха вполне можно было бы снимать дачу поближе и попроще, это бы в сумме стоило в разы меньше! Кроме того, родители Наташи уже подсчитали, сколько можно выручить от продажи этого великолепия — участка с посадками, а также дома с большинством вещей в нем, которые, между прочим, были аж антикварными… Большую часть вырученных средств планировали отдать бабушке — она собиралась купить квартирку маленькую неподалеку от пансионата, где теперь вынужден был находиться её супруг. Оставшуюся сумму бабушка наказала своей дочери отложить на банковский счет — чтобы было, как она выразилась, «приданое для Наташи».

Но мама сказала, что они не нищие, что «приданое» — это вообще глупости для современного мира и в результате деньги были потрачены на ремонт, покупку новой стиральной машинки, а ещё — мама дала в долг своей троюродной племяннице на свадьбу. Долг, кстати, не вернули… И снова полетели годы…

Наташа очень редко виделась с бабушкой теперь, а с дедушкой — и того реже! Просто потому что родителям для этого бы пришлось ехать аж в соседний город, а отпускать её одну, несовершеннолетнюю, естественно, никто бы не стал.

Юная Наташа уже понимала, что жизнь — это не только легкие, беззаботные денёчки, но всё-таки не могла заставить себя отпустить щемящую ностальгию, когда вспоминала жизнь на даче… А ещё теперь Наташа понимала гораздо лучше, что происходит в её семье. И не всегда это было хорошо!

Так, однажды она узнала, что её мама часто упрекает отца в том, что оставила работу перспективного сотрудника НИИ ради, как она выражалась, статуса хранительницы очага и теперь, как говорила мама, она вынуждена на всём постоянно экономить, лишь бы мужа ждал каждый вечер горячий ужин, а могла бы ведь сама зарабатывать прилично, могла бы такую карьеру построить, что не было бы мучительно больно за затухший талант! Отец таких разговоров не любил, но не скандалил в ответ, только ворчал о том, что их брак — был делом добровольным, что он жену не приковывал на кухне и следовательно, решение стать домохозяйкой это и её выбор, так нечего его постоянно пилить… Наташе было грустно — ей больше нравились родители такими, какими она помнила их из своего раннего детства! Но… Это была сама жизнь. И она не могла тут ничего изменить.

 

Зато большие перемены обозначились, когда Наташа окончила школу. Бабушка приехала тогда в гости, что было, кстати, вообще событием по редкости уникальным.

— Ты выбрала тут ВУЗ, я знаю, — сказала бабушка. — Но у меня, — она подразумевала город своего нынешнего проживания. — Тоже есть такое же примерно учебное заведение! Может быть, поступишь у меня? Я вообще на диванчике в кухне ночевать могу, а тебе отдам комнату… У меня и балкончик есть, на парк выходит, весной всё в сирени, как море в пене!

Наташа понимала, почему бабушка её зазывает — ей было очень одиноко… Дедушке становилось всё хуже, он перестал узнавать свою супругу и больше не называл её ласковым прозвищем Соловушка… И Наташа согласилась!

Родители, впрочем, не особо выбор одобряли — они боялись, что бабушка по мягкосердечию не сумеет уследить за внучкой и Наташа станет вести себя немножко не так, как положено вести себя приличной студентке! Но Наталья выросла упрямицей. И переезд состоялся!

Меньше чем через год скончался дедушка…

— Ты за меня не переживай, — вздыхала бабушка, когда Наталья утешала её. — Мне надо ещё посмотреть на тебя, когда учиться закончишь! Вот получишь диплом — можно и помереть…

Наташа, разумеется, была против — она сказала, что бабуле надо увидеть ещё минимум, как она карьеру построит, замуж выйдет и родит троих детишек! Но… Как будто сбылось пророчество печальное — бабушка скончалась ровно через месяц после того, как Наташа получила диплом. А квартира по завещанию ушла Наташе.

— Нет, мам, я останусь там, — сказала молодая девушка, когда приехала навестить родных. — Я там уже и друзей завела, на работу пойду вот…

Родители не были в восторге — они предлагали квартиру продать, а на вырученные деньги в своем городе через несколько лет взять Наташе в ипотеку жильё, чтобы сразу большое и хорошее было. Но Наташа отказалась… Плюс, она самую капельку чувствовала тут подвох — ведь мама настаивала, что деньги с продажи жилья в банке хранить ненадежно, а нужно хранить у них с отцом дома! А Наташа просто помнила, что деньги ей «на приданое» ушли совсем на другое.

Наташе повезло устроиться на работу в то же место, где она когда-то проходила преддипломную практику. Профессия менеджера, которую она выбрала, казалось ей очень перспективной… Хоть и не такой интересной, конечно, какой была профессия бабушки — ветеринар по специализацией по живности сельскохозяйственной.

В этом же городе Наталья встретила будущего мужа. Его звали Вадим и он был на четыре года её старше. При знакомстве Вадим говорил про себя туманно и важно, мол, у него практически свой бизнес! Но потом, на первом же свидании признался — тогда хотел пустить пыль в глаза.

 

— А на деле я просто архитектор. Мы бани проектируем и всякое такое, дачное и деревенское…

— А знаешь, это ещё лучше! Интереснее и мне, кажется, даже надёжнее бизнеса, который сегодня есть, а завтра — нет, — сказала Наташа. И попросила ей больше никогда не врать!

Вадим, как и она, был иногородним студентом, уже получившим диплом и в принципе, он не прочь был остаться и в этом городе… Но родственник, владевший строительной фирмой, звал в другой. И этот другой город был тем же самым, где, во-первых, жили родители Вадима, а во-вторых, откуда была родом Наташа.

И когда стало ясно, что отношения вышли на качественно новый уровень, пришлось принимать решение — а где же в перспективе жить молодой семье? Вадим, мягкий и уступчивый по природе человек, готов был пожертвовать собственными планами…

— Менеджеры везде нужны, — решительно отвергла его уступку Наташа. — А вот архитектору найти работу, наверное, сложнее и раз там, ты говоришь, будут такие интересные проекты… Мы переезжаем!

Родители Наташи были в восторге — ведь они думали, что придётся ехать в гости на свадьбу к дочери за тридевять земель, а оказалось, что она и жить будет тут же, рядышком, что, конечно, позволит в будущем постоянно видеться с внуками!

— Я очень волнуюсь, — призналась жениху Наталья.

Вадим сидел за рулем и они ехали знакомиться с его родителями, которые, как сказал Вадим, жили на даче. Вообще, первоначально они купили её только для отдыха, но потом им там так понравилось, что они решили поселиться там на круглый год.

— Места как будто знакомые, — сказала Наташа и высунула в приоткрытое окно авто руку — ловя порывы свежего июльского воздуха. — Так где, говоришь, у них дача?

— Возле реки. Там ещё до леса недалеко… Вообще, мои учудили! Она им в своё время так понравилось, что они даже кредит взяли, лишь бы её купить, представляешь? Мама сказала, это не дача, а пряничный домик! А папа теперь с реки не вылезает — рыбачит… Но больше всего рад мой дедушка! Он у меня агроном бывший, так что ему там раздолье. Фруктовых деревьев, кустов всяких ягодных — море! Крыжовник, желтая малина, яблони, груши, вишня, ещё эта, как ее?

— Слива, — сказала Наташа.

Она внимательно смотрела на любимого. Глаза у неё округлились и сияли. Кажется, она поняла, какую именно дачу купили его родители! Но она не спрашивала больше деталей — ей нужно было больше всего на свете просто убедиться в этом лично!

 

И это оказалось правдой — родители Вадима владели той самой дачей, которую в своё время продали родители Наташи. И едва она зашла на участок… То будто бы попала в прошлое! Возможно ли было такое, чтобы дом остался прежним? Чтобы на веранде всё ещё стояло кресло-качалка и смешной столик, лапы которого были похожи на жирафов? Возможно ли такое совпадение, чтобы нынешняя хозяйка дачи тоже обожала флоксы и высаживала их под окном кухни так же, как это делала бабушка, а до неё — Аделаида?! Но всё было так…

Родители Вадима заранее одобрили выбор сына и вышли встречать его невесту с улыбками, приглашением к накрытому столу… И они были немножко шокированы, когда увидели ее зарёванную!

— Если ты её обидел, — сказал дедушка Вадима. — Я не посмотрю, что ты как лось здоровый вымахал! Живо наломаю крапивы и…

— Нет, простите! — Наташа улыбнулась сквозь слёзы и принялась их вытирать спешно. — Просто я… Ох, извините! Просто я вспомнила кое-что… Понимаете, эта дача…

И она рассказала обо всём, что на неё накатило, за чаепитием она рассказала о своём детстве в этом доме и о том, как многое он значил для её прабабушки, её прадедушки, которого, увы, она не успела толком узнать и для её бабушки и дедушки!

— Вот что я вам скажу, — выразил своё мнение дедушка Вадима. — Это знак судьбы, не иначе! Значит, внук, ты самою судьбой предназначен был этой девушки! Значит, будет вам счастье…

Сперва Наташа робела и на всё кругом смотрела жадно, но вела себя осторожно — точно посетитель в музее. Но будущая тёща в какой-то момент взяла её буквально за руку.

— Вот что, милая… Раз уж ты за моего сына замуж выходишь, то ты не чужая тут! — сказала Марина. — Давай, смелее… Кстати, принесешь блюдо? У меня ватрушки испеклись… Оно в серванте, в гостиной… Найдёшь? Такое, с золотой каемкой, а по центру…

— А по центру — пастушки, — улыбнулась Наташа. Она вспомнила это блюдо! Видимо, при продаже дачи бабушка очень многие вещи решила вместе с ней оставить… Это было так грустно! Но как же светло стало на сердце от осознания того, что новые, нынешние владельцы так бережно, аккуратно ко всему отнеслись!

 

С тех пор прошло восемь лет… И в одно невероятно ясное и теплое лето, вместо того, чтобы лететь на море, Наташа, Вадим и их маленькая дочка — Зиночка, отправились на дачу.

— Хотите, открою секрет? — сказал дедушка Вадима, который только что вернулся из леса. — Земляника поспела… Кто пойдет со мной собирать?

Наташа подняла руку и сказала, что, пожалуй, нужно выйти завтра пораньше, с рассветом, чтобы собрать побольше до жары! Зиночка тоже хотела пойти, но Наташа сказала ей, что для шестилетней малышки это путешествие слишком сложное.

— Не грусти, — она улыбнулась дочери и поправила ей на голове панамку. — Когда вернёмся, то сегодня же будем варить варенье! И тебе достанутся первые пенки!

Это было именно то, что Наташа любила, пожалуй, больше всего в отдыхе на старой даче — она любила варить земляничное варенье. Как когда то и говорила ей прабабушка Аделаида.

Автор: Улитина Татьяна

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.59MB | MySQL:87 | 0,473sec