Круг любящих сердец. Теплая осень

Все трое ждали напротив дверей. Сестренки оробели, а Малюся с писком, переполнявшим ее грудь, вдруг кинулась к Дружку, повисла у него на шее, не обращая внимания ни на какие медали.

Последняя дачная неделя прошла в суете. Хозяин понемногу перевозил необходимую утварь в квартиру, готовясь к отъезду. Сестренки и Дружок не отходили от Маленькой Люси.

Все для краткости называли ее Малюся и не давали ей шага ступить без присмотра. Но та, не обделяя вниманием никого, предпочитала быть рядом с Дружком, чему тот был несказанно рад. Она ползала по его густой шерсти, кусала за уши, щекотала ему нос хвостиком и счастливо смеялась, когда тот чихал.

Наигравшись, Малюся засыпала, привалившись к Дружку, уткнувшись мордочкой в его теплый мех, и тот не смел пошевелиться, чтобы не потревожить малышку.

Наконец настал день отъезда. Макарыч и Дружок тоже готовились к отъезду, но пришли проводить добрых соседей. Все подошли к холмику, помолчали, даже Малюся притихла на время.

Дружок подал лапу Хозяину, поочередно лизнул Сестренок, те смущенно отвернулись, шутливо шлепнув приятеля по морде. Малюся с разбегу кинулась на шею Дружка и повисла на нем, что-то попискивая, но Дружок, кажется, все прекрасно понимал и, аккуратно вылизывая ее, что-то отвечал, обещал не забывать и навещать ее вместе с Макарычем.

Тем более Макарыч и Хозяин давно стали друзьями и тоже намеревались бывать друг у друга в гостях. Сестренки запрыгнули в открытую заднюю дверцу автомобиля, Малюся устроилась на переднем – поближе к Хозяину. Машина тронулась, и Дружок, сорвавшись с места, некоторое время бежал рядом с ней, заглядывая в окно и пытаясь еще раз посмотреть на Малюсю.

Дорога домой Сестренкам, в отличие от Малюси, не понравилась – их вновь укачало. В квартиру Хозяин занес две упитанные тушки, безвольно свесившие лапки. Малюся же с любопытством поглядывала на новую обстановку из проема полурасстегнутой куртки Хозяина.

Сестренки, отлежавшись в прихожей, пошатываясь, отправились на свое излюбленное место – кровать Хозяина, и принялись устало приводить себя в порядок. Малюся с интересом знакомилась с обстановкой, обошла все углы и закоулки квартиры и, найдя лоток с наполнителем, использовала его по назначению, чем заслужила похвалу Хозяина.

Прогулки теперь ограничились размерами квартиры, но Сестренок это, похоже не расстраивало, они отсыпались, переваривая впечатления лета. Малюся же, в силу своего возраста не признававшая сонный покой, устраивала тыгыдык, лазила по шторам, пыталась всячески растормошить Сестренок. Те хоть и делали вид, что поддаются игривому настроению — при первой же возможности заваливались на бок и закрывали глаза.

Хозяин утром отправлялся на работу и появлялся только вечером. Он хоть и пытался уделять больше внимания своим воспитанницам, но Малюсе этого явно было недостаточно. Укладывалась спать она только на руку Хозяина, предварительно ласково укусив его за мочку уха, тот отвечал ей ласковым поглаживанием и она, чувствуя себя любимой, засыпала мурлыча, со счастливой улыбкой.

Но по Дружку она отчаянно скучала. В отсутствие Хозяина любила забираться на подоконник и наблюдать жизнь двора из окна. Часто, разглядывая суету внизу, она замечала дворовую живность, в том числе собак. Она долго вглядывалась в каждую, чтобы в конце концов понять – нет, это опять не Дружок. Тоска по большому другу поселилась в ее сердце и не отпускала.

Однажды вечером Хозяин взял в руки телефон и набрал номер Макарыча. Тот ответил не сразу, а узнав соседа по даче, обрадовался. Но мужчины долго говорить не умеют, и узнав о здоровье и делах друг друга, условились встретиться в ближайший выходной. Вот и весь разговор.

Хозяин пересказал все кискам, те внимательно выслушали его и поняли, что скоро к ним нагрянут гости. Сердчишко Малюси забились часто-часто. Неужели Дружок тоже придет?

Наконец настал долгожданный день. Суббота, 10 ноября. Сестренки готовились к встрече, приводили себя в порядок и как бы ненароком, походкой моделей прохаживались мимо большого зеркала, кося на свое отражение.

Малюся носилась от окна к Хозяину и опять к окну. Хозяин готовил на кухне угощение и посмеивался над хвостатыми девчонками.

— Идут! Идут! — запищала Малюся, увидев знакомые силуэты, проходящие по тротуару вдоль подъездов многоэтажки, и кинулась к входным дверям.

Сестренки неторопливо прошествовали туда же. Все трое уселись напротив дверей, обвив хвостиками лапки, и задрали мордочки в ожидании. Хозяин, не дожидаясь звонка, открыл дверь, и вовремя. От лифта уже следовали Макарыч с Дружком на поводке.

Кошки недоумевали — какой-то мелодичный звон приближался вместе с гостями. Все разъяснилось, когда вошел Дружок. На его шее висел передничек с медалями, которые и издавали тот самый звон. Медали висели в несколько рядов, но в центре особо выделялась медаль на серебристо-серой колодке с синей окантовкой.

— За Отвагу! Боевая!– Ахнул Хозяин.

Сестренки оробели, а Малюся с писком, переполнявшим ее грудь, кинулась к Дружку, повисла у него на шее, не обращая внимания ни на какие медали.

— Дядя Дружок! – Пищала она. — Наконец-то ты пришел! Почему тебя так долго не было!

Дружок, повизгивая, прилег, чтобы быть ближе к Малюсе, и вылизывал, вылизывал маленькую усатую мордочку.

Через час хвостатые, лежа на ковре в комнате, весело беседовали, вспоминая летние проказы. Малюся трогала медали лапкой и заставляла их звенеть.

— Ну, расскажи про свои награды, скромник, — требовали Сестренки.

— Да тут в основном спортивные, — отвечал тот и отводил глаза, — за участие в соревнованиях и прочие…

Поняв, что откровенности от него не добиться, Сестренки оставили их с Малюсей в комнате, а сами пробрались на кухню, устроились на подоконнике и, всем своим видом показывая, что их интересует только вид из окна, навострили уши.

— … Медали вручили тогда всему составу блокпоста, и живым и погибшим, — продолжал рассказ Макарыч, — я свою отдал Дружку. Он ее точно заслужил. Если бы он тогда не кинулся на ствол боевика – не беседовал бы я с тобой. После боя — на руках нес его, с пулевым ранением. Еле выжил, спасибо полковому хирургу – спас псину. До госпиталя тогда довезли не всех…

Мужчины помолчали, Хозяин разлил по стопкам прозрачную жидкость. Встали и молча, не чокаясь, выпили. Выйдя на лоджию и открыв створку окна, закурили.

— Разговор у меня к тебе серьезный, – начал Макарыч, — боюсь я за Дружка. Как вернулись в город – не узнаю его. Почти не ест, на прогулку даже не просится, так — только по необходимости. Лежит в прихожей, ни на что не реагирует. В общем – все признаки депрессии. А сегодня, когда объяснил ему куда идем — засуетился как щенок, сам поводок принес, аж повизгивал, пока собирались. И сейчас – смотри как он играет с Малюськой, как молодой, даже глаза заблестели. Давно его таким не видел.

Хозяин уже понял, к чему клонит Макарыч и, машинально вертя в пальцах сигарету, о чем-то думал.

— Понял я тебя, Макарыч, но давай у Малюси спросим, согласна она или…

— Думаешь, поймет? –Усомнился тот. — Нет, я понимаю — собака! Но мелкий котенок, неужели сообразит — о чем речь?

Хозяин только усмехнулся:

– Пойдем, Макарыч, пойдем.

В комнате Малюська весело прыгала от одной лапы Дружка к другой, а тот, ловко убирая лапы, не давал до них дотронуться. Они развеселились и не замечали, что находятся в центре внимания.

— Дружок, — позвал Макарыч.

Пес взглянул на своего хозяина и замер с поднятой лапой. Глаза его вдруг вновь стали грустными.

— Все? Это все? Уже пора возвращаться? – вопрошал его взгляд.

— Малюся, — позвал Хозяин, та повернула к нему мордашку. – Дружок и Макарыч просят, чтобы ты жила с ними. Но решать — тебе.

Малюся, застыв на мгновенье, кинулась к Хозяину, вскарабкалась на него и, очутившись в объятиях, лизнула его в нос. Потом, также ловко спустившись на пол, вскачь понеслась к Дружку и взгромоздилась ему на спину. Дружок, вывесив язык, весело посматривал на усатую наездницу.

— Ну, что ж, — вздохнул Хозяин. – так тому и быть!

Провожать гостей на лестничную площадку вышли все, даже Сестренки. Малюська попрощалась с каждой, ткнувшись носиком. Хозяин, присев на корточки, поднял Люсю на колени, чтобы погладить на прощанье, а та, встав на задние лапки, дотянулась до мочки его уха и нежно укусила.

— До встречи, Соседи, — мяукали кошки, — Дружок, береги ее и воспитывай, летом на даче проверим, чему ты ее научил.

— Не волнуйтесь, Сестренки, — ворчал пес, — во всяком случае, след будет брать получше некоторых…

Потом, сидя на подоконнике, все трое смотрели вниз, на удивительную процессию: Макарыч вел на поводке Дружка, на спине которого лежала Малюся, свесив лапы по обе стороны собачьего хребта. Все трое обернулись и, подняв головы вверх, нашли взглядами Хозяина и Сестренок. Остановились. Макарыч еще раз помахал им, и троица двинулась дальше.

 

— Ну что, Сестренки, остались мы без Малюськи, — грустно произнес Хозяин.

— Ничего, — мурлыкала в ответ Старшая, — это же только до лета. А лето придет быстрее, если всю зиму долго и упорно спать.

— Для этого нужен талант, — улыбнулся Хозяин.

— Не талант, а сила воли! – возразила Младшая, и все засмеялись.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.51MB | MySQL:83 | 0,375sec